Главная » 2023 » Апрель » 9 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Мессия Дюны. 040
10:26
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Мессия Дюны. 040

---

---

12

"Солнце не просит о милосердии".
"Тяжкий труд Муад Диба".
Комментарии Стилгара.

     "Одно неверно принятое решение может  повлечь  за  собой  смерть",  - напомнила себе Преподобная Мать Гаиус Хэлен Моахим.
Она ковыляла, внешне беспечно,  в  кольце  охранников-Свободных.  Она знала, что один из них глухонемой, не поддающийся Голосу. Несомненно,  ему велено убить ее при малейшей провокации.
Зачем Пол вызвал ее? Чтобы  вынести,  приговор?  Она  вспомнила,  как когда-то, давным-давно, испытывала его... ребенка, Квизац Хадераха.
Будь проклята его мать во веки веков! Ее  вина,  что  Бене  Джессерит утратили эту генную линию.
Мычание окружало Преподобную Мать и ее стражу. Она  чувствовала,  как бегут перед нею слова-приказы. Пол услышит молчание еще до ее прихода.  Он узнает о ее приближении до того, как о ней объявят.  Она  не  обманывалась насчет сил, окружающих ее.
Будь он проклят!
Она сожалела о годах, тяжестью лежащих на плечах, - больные  суставы, замедленная реакция, мускулы не такие эластичные, как в молодости.  Долгий
путь лежит за ее спиной, и долгая жизнь. Она провела этот день  с  таротом
Дюны в бесплодных поисках ключа к  собственной  судьбе.  Но  карты  давали
уклончивый ответ.
Охранники провели ее еще в один из казавшихся бесконечными коридоров.
Треугольные окна из  метастекла  снова  давали  возможность  взглянуть  на
шпалеры лоз и цветы в тени полуденного солнца. Под ногами на  керамических
плитах - изображения водных животных с экзотических планет. Напоминание  о
воде повсюду. Богатство... роскошь...
Фигуры в капюшонах проходили мимо, искоса бросая взгляды на Преподобную Мать. И их напряжение свидетельствовало, что они узнавали ее.
Она внимательно приглядывалась к идущему впереди охраннику - юное тело, розовые складки над воротником мундира.
Гигантские размеры цитадели начинали угнетать ее. Коридоры... коридоры... Они миновали открытую дверь, откуда доносились негромкие звуки тамбурина и флейты, наигрывавших старинного мелодию. Мелькнули синие-  в синем глаза Свободного. В них ей почудилось движение  легендарных  древних генов.
Она сразу почувствовала груз, который взвалила на себя. Ни на минуту Бене Джессерит не может забыть о генах  и  их  возможностях.  Она  ощутила чувство  утраты - этот упрямый глупец Атридес! Потерять такую драгоценность, как Квизац Хадерах! Рожденный  преждевременно,  правда,  но все равно реальный - реальный, как и эта его  отвратительная  сестра...  в ней кроется неизвестная опасность. Дикая Преподобная Мать, родившаяся  без вмешательства Бене Джессерит, не заботящаяся о нужной ордену генной линии.
Она, несомненно, обладает способностями брата, а может, и большими.
Размеры крепости действовали на нее все более угнетающе. Неужели эти переходы никогда не кончать? Все дышало ужасающей физической мощью. Ни одна планета, ни одна цивилизация во всей человеческой Вселенной не видела
такого созданного  человеком  могущества.  Дюжина  древних  городов  могла
укрыться в этих стенах.
Они миновали овальную дверь с мигающими огнями. Она узнала иксианскую работу - вход в транспортную пневматическую систему. Почему же тогда ей пришлось пройти пешком такое расстояние? В голове у нее уже созрел ответ: чтобы поразить ее воображение перед аудиенцией у Императора.
Ничтожная ниточка, но она увязывалась в ее сознании с другими, еще более ничтожными: выбор слов ее стражниками, намек на почтительность в их глазах, когда они называли ее Преподобной Матерью, холодные, пустынные, лишенные запахов залы на пути их следования  -  все сливалось в нечто единое, что могла истолковать Бене Джессерит совершенно однозначно.
     Полу что-то нужно от нее!
     Она  подавила  вздох  облегчения.  Все  же   существует   возможность
поторговаться! Нужно только определить природу  этой  силы,  испытать  ее.
Иногда при этом получаются результаты более грандиозные, чем эта цитадель.
Бывало, что одно лишь прикосновение пальца опрокидывало целые цивилизации.
     Преподобная Мать вспомнила, как  оценил  ее  Скайтейл:  "Когда  такое
существо  развивается  до  определенной  стадии,  оно  скорее  умрет,  чем
разовьется в свою противоположность".
     Коридоры, по которым она шла в сопровождении охраны, становились  все
шире.  Использование  арок,  постепенное  утолщение  опор,  поддерживающих
своды, глубокие выемки вокруг треугольных окон - все должно  было  создать
впечатление грандиозности. И вот перед ней двойные двери, возвышающиеся  в
конце высокой приемной. Она поняла, что  двери  действительно  огромны,  и
усилием воли сдержала удивленный возглас,  оценив  их  истинную  величину.
Высота их достигала  восьмидесяти  метров,  ширина  -  вдвое  меньше,  чем
высота.
     Когда она в сопровождении  охраны  приблизилась,  двери  распахнулись
внутрь будто бы  сами  собой,  молчаливое  грандиозное  действие  скрытого
механизма. Она вновь узнала иксианскую  работу.  Сквозь  гигантскую  дверь
Преподобная Мать прошла в большой приемный зал Императора Пола Атридеса  -
Муад Диба, "перед которым все люди  карлики".  Теперь  она  воочию  видела
воплощение этого популярного изречения.
     Приближаясь к сидевшему на троне Полу, Преподобная Мать  чувствовала,
как подавляет ее грандиозность помещения, его  архитектурные  детали.  Зал
был огромен: в нем  могла  бы  поместиться  целая  крепость  какого-нибудь
правителя древности. Было видно, что это помещение построено с  тщательным
расчетом. Фермы и поддерживающие балки за этими стенами, далекий, уходящий
ввысь купол превосходили любые постройки,  возведенные  когда-либо  ранее.
Все говорило об инженерном гении.
     К концу зал незаметно уменьшался, с тем чтобы Император  не  выглядел
на   своем   троне   карликом.   Скорее,   эффект   был   противоположным.
Нетренированное  сознание  новичка,  пораженное  пропорциями  окружающего,
воспринимает Императора намного большим, чем он был на самом  деле.  Цвета
обрушивались на незащищенную  душу:  зеленый  трон  Пола  был  высечен  из
единого куска хагартского изумруда, который символизировал развитие жизни.
В то же время в мифах Свободных зеленый - цвет траура. Тот, кто  сидит  на
этом троне, может заставить вас плакать, он  сочетает  жизнь  и  смерть  в
едином смысле.  Такое  искусное  соединение  противоположностей  оказывало
сильное психологи веское воздействие  на  посетителей.  За  троном  висели
занавеси, горящие золотом и оранжевым  -  цветами,  олицетворяющими  пески
Дюны, с коричневыми вкраплениями - цвет спайса. Для  тренированного  глаза
символизм был очевиден, но  на  непосвященных  он  обрушивался,  как  удар
молнии.
     Время играло здесь свою роль.
     Преподобная Мать рассчитала, сколько времени  ей  понадобится,  чтобы
доковылять до трона. Чтобы - подавить личность,  нужно  время.  А  попытка
сопротивления   будет   подавлена   необузданными   силами   и    большими
расстояниями. Начиная долгий путь к трону человеком,  полным  достоинства,
вы заканчивали его мошкой.
     Помощники и адъютанты располагались вокруг Императора в  определенном
порядке  -  внимательные  телохранители  у  обтянутых  черным  стен.   Эта
мерзость, Алия, стояла на две ступени ниже Пола и слева от него.  Стилгар,
императорский лакей, находился на ступень ниже  Алии,  прямо  под  ней,  а
справа, на нижней ступени  от  пола,  виднелась  могучая  фигура  гхолы  -
плотские  остатки  Данкана  Айдахо.  Среди  охранников  Преподобная   Мать
заметила ветеранов-Свободных, бородатых наибов с рубцами от стилсьютов  на
носу, с крисножами в ножнах, прикрепленных  к  поясам,  некоторые  даже  с
ласганами.  Должно  быть,  это  доверенные  люди,  подумала  она,  раз  им
позволили держать ласганы в  присутствии  Пола,  конечно  же,  окруженного
персональным силовым полем. Она издали видела его мерцание. Но  достаточно
одного луча ласгана, и вместо крепости появится гигантский кратер.
     Ее стражники остановились в десяти шагах от помоста  и  расступились,
открывая вид на Императора. Преподобную Мать  удивило  отсутствие  Чани  и
Ирулэн. Говорят, без них не обходится ни одна важная аудиенция.
     Пол, выжидающий, молчаливый, кивнул ей.
     Она решила обороняться и сказала:
     - Итак, великий Пол Атридес решил взглянуть на того, кого он изгнал?
     Пол сухо улыбнулся, думая: "Она знает, что я от нее что-то хочу.  Это
неизбежно, поскольку она та, кто она есть". Он знал, что она сильна.  Бене
Джессерит не может стать Преподобной Матерью по воле случая.
     - Может, не будем обмениваться колкостями? спросил Пол.
     "Неужели все так просто?" - подумала она, но вслух сказала:
     - Назовите, что вам от меня нужно.
     Стилгар шевельнулся и бросил быстрый взгляд на  Пола.  Императорскому
лакею не понравился ее тон.
     - Стилгар хочет, чтобы я отослал вас, - сказал Пол.
     - А может, он просто хочет убить меня? - спросила она.  -  Я  ожидала
более прямого высказывания от Свободного-наиба.
     Стилгар нахмурился и сказал:
     - Мне часто приходится говорить не то, что я  думаю.  Это  называется
дипломатией.
     - Тогда давайте откажемся от дипломатии, - предложила  она.  -  Разве
так уж необходимо мне было идти пешком? Я старая женщина.
     - Нужно было показать вам, каким бессердечным я могу быть,  -  сказал
Пол. - Так вы лучше оцените великодушие.
     - Вы смеете использовать такие приемы с Бене Джессерит?
     - В великих деяниях заключен особый смысл, - ответил Пол.
     Она колебалась, взвешивая его слова.
     - Говорите, что вам нужно от меня, - пробормотала она.
     Алия взглянула на брата и кивнула в сторону занавесей за троном.  Она
знала, чего добивается Пол, но ей это  не  нравилось.  Можно  назвать  это
диким пророчеством: она не желала принимать участие в этих торгах.
     - Поосторожнее со мной, Императором, старуха, - сказал Пол.
     "Он  назвал  меня  старухой  тогда,  будучи  ребенком,  -   вспомнила
Преподобная Мать. - Он напоминает мне о  моей  роли  в  прошлом?  Я  тогда
приняла решение. Должна ли я отступить от него сегодня?"  Она  чувствовала
ответственность момента, ноги ее дрожали. Мышцы кричали об усталости.
     - Путь был долог, - сказал Пол, - и я вижу, вы устали. Перейдем в мою
комнату за троном. Там вы сможете сесть.  -  Он  сделал  знак  Стилгару  и
встал.
     Стилгар и гхола подошли к ней и помогли подняться по ступеням.  Вслед
за Полом все прошли в проход  между  занавесями.  Она  поняла,  почему  ее
принимали в Большом зале - зрелище было рассчитано на  стражей  и  наибов.
Значит, он их опасается. А сейчас - сейчас он проявляет  благорасположение
к  Бене  Джессерит.  Она  почувствовала  чье-то   присутствие   сзади   и,
оглянувшись, увидела Алию. Глаза молодой женщины блестели так зловеще, что
Преподобная Мать содрогнулась.
     Комната за троном в конце коридора оказалась  двадцатиметровым  кубом
из пластали, с  желтыми  глоуглобами  и  оранжевыми  занавесями  пустынных
тентов по стенам. В ней находился диван с маленькими подушками. На  низком
столике стояли хрустальные  сосуды  с  водой.  Чувствовался  слабый  запах
меланжа. После огромного зала комната казалась крохотной.
     Пол усадил ее на диван и встал  перед  ней,  изучая  древнее  лицо  -
стальные зубы, глаза, прячущие больше, чем открывающие, кожа  с  глубокими
морщинами. Он знаком указал на сосуд с водой.  Она  отрицательно  покачала
головой, причем у нее выбился клок седых волос.
     Пол негромко сказал:
     - Я буду торговаться с вами за жизнь моей любимой.
     Стилгар прокашлялся.
     Алия нащупала рукоять крисножа, висевшего у нее на поясе.
     Гхола с непроницаемым лицом, с металлическими глазами,  устремленными
в пространство над головой Преподобной Матери, остался у двери.
     - У вас было видение о моем  участии  в  покушении  на  ее  жизнь?  -
спросила Преподобная Мать. Она  по-прежнему  следила  за  гхолой,  странно
встревоженная им. Почему она чувствует угрозу с его  стороны?  Ведь  он  -
орудие заговора.
     - Я знаю, чего вы хотите от меня, - сказал Пол, оставив без ответа ее
вопрос.
     "Значит, он только подозревает", -  подумала  Преподобная  Мать.  Она
взглянула вниз, на концы своих туфель, высовывающихся из-под края  черного
платья. Туфли и платье несли на себе следы заключения: грязные, мятые. Она
оживилась,  но  скрыла  свою  заинтересованность  за  сжатыми   губами   и
полузакрытыми глазами.
     - Какую цену вы предлагаете? - спросила она.
     - Вы можете получить мое семя, но не меня самого,  -  сказал  Пол.  -
Ирулэн будет изгнана и оплодотворена искусственным путем.
     Оцепенев, Преподобная Мать затем взорвалась:
     - Вы не посмеете!
     Стилгар сделал шаг вперед.
     Гхола беззаботно улыбнулся.
     Алия внимательно посмотрела на него.
     - Не будем обсуждать запреты вашего ордена, -  сказал  Пол.  -  Я  не
желаю  слушать  разглагольствования  о  грехе,  мерзости  или  верованиях,
оставшихся со  времени  прошлого  джихада.  Для  своих  планов  вы  можете
получить мое семя, но ребенок Ирулэн не будет сидеть на моем троне.
     - Ваш трон, - усмехнулась она.
     - Мой трон!
     - Кто же даст Императору наследника?
     - Чани.
     - Она бесплодна.
     - Она ждет ребенка.
     Невольный прерывистый вздох показал, как она потрясена.
     - Вы лжете! - выпалила она.
     Пол предостерегающе поднял руку, когда Стилгар шагнул вперед.
     - Мы уже два дня знаем, что она носит моего ребенка...
     - Но Ирулэн...
     - Только искусственным способом. Таково мое предложение.
     Преподобная Мать закрыла глаза, чтобы не видеть его лица.  Проклятие!
Бросить ордену генетическую кость таким постыдным образом! Ее  переполняло
отвращение. Учение Бене Джессерит,  уроки  Бутлерианского  Джихада  -  все
запрещало  такое  действие.  Никто  не  смеет  унижать  высочайшее  деяние
человека. Ни одна машина не может функционировать, как человеческий  мозг.
Ни словом, ни делом нельзя допустить, чтобы  человек  рождался  на  уровне
животного.
     - Ваше решение? - спросил Пол.
     Она покачала головой. Гены, драгоценные гены  Атридесов,  только  они
важны. Потребность сильнее, чем запрет. Для ордена сей брак означает нечто
большее, чем сперма и яйцеклетки. Он нацелен на душу.
     До  Преподобной  Матери  теперь  дошел  смысл  предложения  Пола.  Он
заставит Бене Джессерит действовать так, чтобы вызвать  гнев  населения...
если это откроется. И если Император откажется от отцовства, они не смогут
его доказать. Такой ценой будут спасены  гены  Атридесов,  но  никогда  не
будет приобретен его трон.
     Она обвела комнату пытливым взглядом, изучая  лица:  Стилгар,  теперь
пассивный и выжидающий, гхола, застывший в каком-то внутреннем оцепенении,
Алия, следящая за гхолой... и Пол -  сгусток  гнева  под  легким  покровом
сдержанности.
     - Это ваше единственное предложение? - спросила она.
     - Да.
     Она взглянула на гхолу, уловив мгновенное  движение  мышц  его  тела.
Гхола может чувствовать?
     -  Ты,  гхола,  -  сказала  она.  -  Должно  ли  быть  сделано  такое
предложение? И, будучи сделанным, должно ли оно быть принято? Выполни  для
нас функции ментата.
     Металлические глаза повернулись к Полу.
     - Отвечай, если хочешь, - разрешил тот.
     Гхола повернул к Преподобной Матери лицо, светящееся вниманием, снова
поразив ее осмысленной улыбкой.
     - Любое предложение хорошо настолько, насколько реально  то,  что  от
него получают, - сказал он. - Здесь предлагают  жизнь  за  жизнь.  Высокий
уровень сделки.
     Алия отбросила со лба прядь медных волос и спросила:
     - А что еще скрывается в этом договоре?
     Преподобная Мать избегала смотреть на Алию, но ее слова горели у  нее
в мозгу. Да, в этом скрыто нечто более глубокое. Конечно,  сестра  Пола  -
мерзость, но нельзя не признать, что звание Преподобной Матери  она  носит
заслуженно. Гаиус  Хэлен  Моахим  в  это  мгновение  чувствовала  себя  не
отдельной личностью, но всеми остальными, которые таились в ее памяти. Все
они были  настороже,  все  Преподобные  Матери,  которых  она  восприняла,
становясь жрицей ордена. Алия сейчас находилась в той же позиции.
     - Что еще? - спросил гхола. - Приходится удивляться, почему  колдуньи
Бене Джессерит не использовали методы тлейлаксу.
     Гаиус Хэлен Моахим и Преподобные Матери внутри нее содрогнулись.  Да,
тлейлаксу  делают  отвратительные  вещи.  Если   опустить   барьер   перед
искусственным   осеменением,   то   следующий   шаг,   шаг   тлейлаксу   -
контролируемая мутация.
     Пол, наблюдая за игрой чувств вокруг себя,  неожиданно  почувствовал,
что никого не узнает. Он  видел  только  незнакомцев.  И  даже  Алия  была
незнакомой.
     Алия сказала:
     - Если мы пустим гены Атридесов в реку  Бене  Джессерит,  кто  знает,
каков будет результат?
     Гаиус Хэлен Моахим резко повернула голову и  встретилась  взглядом  с
Алией. На мгновение они как бы слились в одно целое и подумали об одном  и
том же: "Что  лежит  за  любыми  действиями  тлейлаксу?  Гхола  изготовлен
тлейлаксу. Не он ли предложил Полу этот план? Будет ли Пол  договариваться
непосредственно с Бене Джессерит?"
     Она оторвала взгляд от Алии, чувствуя себя уязвимой и слабой. Ловушка
для Бене Джессерит, напомнила она себе, заключена в заранее данной власти:
такая власть предрасполагает к тщеславию и гордости. Но власть  обманывает
тех, кто ею пользуется. Начинаешь верить, что власть  способна  преодолеть
любую преграду... включая собственное невежество.
     Только один пункт здесь важен  непосредственно  для  Бене  Джессерит,
сказала она себе. Целая пирамида поколений достигла своей вершины  в  Поле
Атридесе и в этой его мерзкой сестре. Неверный выбор с ее стороны, - и всю
пирамиду  придется  строить  заново...  начинать  за  много  поколений   с
параллельных линий, скрещивая образцы с нужными характеристиками.
     "Контролируемая мутация, - подумала она. Практикуют ли  ее  тлейлаксу
на самом деле? Какое искушение!" Она покачала головой. Лучше избавиться от
таких мыслей.
     - Вы отказываетесь от моего предложения? - спросил Пол.
     - Я думаю.
     И снова она посмотрела на его сестру. Оптимальное скрещение с женской
линией Атридесов утрачено: Фейд-Раус убит Полом. Впрочем, остается  другая
возможность - она позволяет сохранить нужные характеристики  в  потомстве.
Пол осмелился  предложить  Бене  Джессерит  искусственное  оплодотворение.
Готов ли он на самом деле заплатить за жизнь Чани? Примет ли он  скрещение
с собственной сестрой?
     Желая выиграть время, Преподобная Мать спросила:
     - Скажите мне, о беспорочный образец святого, а что скажет Ирулэн  на
такое ваше предложение?
     - Ирулэн сделает то, что я ей прикажу, - отрезал Пол.
     "Да, это так", - поймала  Моахим.  Она  сжала  губы  и  начала  новый
гамбит.
     - Но ведь существует двое потомков Атридесов...
     Пол смутно догадался, к чему ома клонит,  и  кровь  бросилась  ему  в
лицо:
     - Осторожнее, старуха!
     - Вы хотите использовать Ирулэн в своих интересах? - спросила она.
     - А разве Ирулэн не готовили к этому? - в свою очередь спросил Пол.
     "Он говорит, что обучили ее мы, - подумала Моахим. - Что Ирулэн всего
лишь разменная монета. Можно ли истратить ее по другому?"
     - Посадите ли вы ребенка Чани на трон? - спросила она.
     - На мой трон, - ответил Пол. Он взглянул на  Алию,  спрашивая  себя,
понимает ли она все возможности  этого  обмена.  Алия  сидела  неподвижно,
закрыв глаза. С какой внутренней силой она общается? Увидев сестру  такой,
Пол почувствовал, что его несет по  течению,  а  она  стоит  на  берегу  и
удаляется от него.
     Преподобная Мать приняла, наконец, решение и сказала:
     - Этот вопрос не может решать один человек.  Я  должна  связаться  со
своим Советом на Валлахе. Вы позволите послать туда сообщение?
     "Как будто она нуждается в моем позволении!" - подумал Пол.
     Вслух он сказал:
     - Согласен. Но не откладывайте надолго. Я не буду сидеть сложа руки и
ждать, когда вы закончите свое обсуждение.
     - Вы будете договариваться с Бене планеты Тлейлакс? - спросил гхола.
     Алия открыла глаза и  посмотрела  на  гхолу,  как  будто  разбуженная
опасным вторжением.
     - Я еще не принял решения, - сказал Пол. - При первой  возможности  я
отправлюсь в пустыню. Наш ребенок родится в съетче.
     - Мудрое решение, - заметил Стилгар.
     Алия избегала смотреть на  Стилгара.  Она  знала,  что  это  неверное
решение. Чувствовала каждой своей клеточкой. И  Пол  наверняка  это  знал.
Почему же он пошел по этой тропе?
     - Предлагал ли Бене Тлейлакс свои услуги? - спросила она, отметив,  с
каким нетерпением ждет ответа Моахим.
     Пол покачал головой.
     - Нет,  -  он  взглянул  на  Стилгара.  -  Стил,  организуй  отправку
сообщения на Валлах-9.
     - Слушаюсь, милорд.
     Пол  подождал,  пока  Стилгар  вызовет  охрану,  и  вышел  вместе  со
старухой. Перед уходом она повернулась к гхоле.
     - Ментат, - сказала она, - принесут ли тлейлаксу пользу?
     Гхола пожал плечами.
     Пол почувствовал, что его внимание рассеивается.
     "Тлейлаксу? Нет... не это имела в виду Алия. Но ее вопрос показывает,
что она не видит альтернативы... что ж... видения бывают разные...  Почему
они не могут быть разными у брата и сестры?"
     Он очнулся, уловив обрывки разговоров:
     - ...должен знать, что тлейлаксу...
     - ...полнота данных всегда...
     - ...иногда необходимо усомниться...
     Пол обернулся, взглянул на сестру и уловил ее взгляд;  Он  знал,  что
она увидит на его лице слезы и задумается.  Пусть  думает,  думать  -  это
единственное удовольствие, которое им осталось. Он посмотрел  на  гхолу  и
увидел только Данкана Айдахо, несмотря на его металлические глаза.  Печаль
и сострадание боролись в Поле. Что видят эти металлические глаза?
     "Есть много степеней зрения и много степеней слепоты", - подумал Пол.
Его мозг перефразировал строку из Оранжевой  Католической  Библии:  "Каких
чувств нам не хватает, чтобы увидеть окружающий нас другой мир?"
     Видят ли эти металлические глаза другой мир?
     Алия подошла к  брату,  чувствуя  его  печаль.  Благоговейным  жестом
Свободных она коснулась его щек, катящихся слез, и сказала:
     - Не нужно печалиться о мертвых раньше, чем они умерли.
     - Раньше, чем они умерли, - повторил он шепотом вслед за ней. - Скажи
мне тогда, сестренка, а что такое это "раньше"?

13

"Хватит с меня богов и жрецов! Вы думаете, я не вижу,
как создается мой собственный миф, миф обо мне?  Проверьте
еще раз свои данные, Хейт. Я ввел свои ритуальные обряды в
самые элементарные человеческие действия. Люди едят во имя
Муад Диба! Любят во имя Муад Диба, пересекают улицы с моим
именем на устах! Балка крыши на далеком Ганджишри не может
быть поставлена без благословения Муад Диба!"
"Книга обличительных речей Муад Диба".
Из хроники Хейта.

     - Вы рискуете, оставив свой пост и придя ко  мне  в  такое  время,  -
сказал Адрик, глядя сквозь стенку своего бака на лицевого танцора.
     - Как слаба и ограничена ваша мысль, - ответил Скайтейл.
     Адрик колебался, рассматривая громоздкую фигуру, тяжелые веки,  тупое
лицо. Было еще рано, и обмен веществ Адрика пока  не  перешел  от  ночного
отдыха к активному дневному потреблению меланжа.
     - В этом обличьи вы шли по улицам? - спросил Адрик.
     - Никто не  захочет  взглянуть  во  второй  раз  на  мою  сегодняшнюю
внешность, - усмехнулся Скайтейл.
     "Хамелеон думает, что смена формы спрячет его от всех",  -  в  редком
прозрении подумал Адрик. И  задумался,  действительно  ли  его  участие  в
заговоре скрывает их от предвидения. Сестра Императора...
     Он покачал головой, всколыхнув оранжевый газ в баке, и спросил:
     - Зачем вы здесь?
     - Необходимо подтолкнуть гхолу - наш дар - к более быстрым действиям.
     - Это невозможно.
     - Нужно! - настаивал Скайтейл.
     - Почему?
     - Мне не нравится обстановка. Император пытается  расколоть  нас.  Он
уже начал переговоры с Бене Джессерит.
     - А, вот оно что!
     - Да, и поэтому нужно подтолкнуть гхолу...
     - Вы его создали, - сказал Адрик. - Вы, тлейлаксу. Должны знать лучше
остальных. - Он помолчал и приблизился поближе к прозрачной стенке бака. -
Или вы лгали нам о замечательных свойствах этого дара?
     - Лгали?
     - Вы говорили, что оружие нужно лишь  нацелить  и  отпустить,  больше
ничего. После этого гхолу не нужно трогать.
     - Любого гхолу можно сбить с пути, - заметил Скайтейл.  -  Вам  нужно
лишь напомнить ему о его происхождении.
     - Что это даст?
     - Это подтолкнет его к активным действиям в наших интересах.
     - Он - ментат, с могучими логикой и разумом, - возразил Адрик.  -  Он
может догадаться о моих целях, или же о них догадается сестра  Императора.
Если ее внимание сосредоточится на...
     - Так вы спрятали нас от пророчицы или нет?
     - Я боюсь оракулов, - ответил Адрик. - Я занимаюсь логикой, реальными
шпионами,  физическими  силами,  действующими  в  Империи,  контролем   за
спайсом...
     - Можно относиться к власти Императора спокойно,  если  помнить,  что
все рано или поздно кончается, - прервал его Скайтейл.
     Рулевой в возбуждении отскочил, члены  его  затряслись.  Скайтейл,  с
трудом подавил отвращение при виде этого зрелища. На навигаторе Союза было
обычное трико с утолщением на поясе, где он держал  различные  контейнеры.
Однако... он производил впечатление обнаженного, когда двигался.  Движения
у него плавные, тягучие... Скайтейл еще раз подивился странному  сочетанию
заговорщиков. Что их объединило? Несовместимая группа. В этом их слабость.
     Возбуждение Адрика спало. Он смотрел на Скайтейла  сквозь  окружавший
его оранжевый газ. Какой заговор держал в резерве  лицевой  танцор,  чтобы
спастись самому? Действия тлейлаксу невозможно предсказать. Дурной знак.
     Что-то в голосе и действиях посла  Союза  подсказало  Скайтейлу,  что
навигатор боится Алии больше, чем самого Императора. Эта неожиданная мысль
вспыхнула на окраине сознания. Беспокойная мысль. Неужели  они  проглядели
что-то важное,  связанное  с  сестрой  Пола?  Будет  ли  гхола  достаточно
надежным оружием, чтобы погубить их обоих?
     - Вы знаете, что  говорят  об  Алии?  -  спросил,  испытывая  Адрика,
Скайтейл.
     - Что вы имеете в виду? - человек-рыба снова  пришел  в  возбужденное
состояние.
     - Никогда еще у философии и культуры не было такой покровительницы, -
сказал Скайтейл. - В ней соединяются обаяние молодости и красота...
     - Что за болтовня насчет обаяния и красоты? - возразил  Адрик.  -  Мы
уничтожим  обоих  Атридесов.  Культура!  Они  уничтожают  культуру,  чтобы
править.  Красота!   Красота   способствует   порабощению.   Они   создают
образованное невежество - это легче всего. Они ничего не оставляют на волю
случая. Они знают только одно - ковать цепи, порабощать. Но рабы рано  или
поздно восстают.
     - Сестра может выйти замуж и произвести потомство, - сказал Скайтейл.
     - Почему вы говорите о сестре? - спросил Адрик.
     - Император может выбрать для нее мужа, - ответил Скайтейл.
     - Пусть выбирает. Уже пора.
     - Даже вы не можете предвидеть следующий ход, - предупредил Скайтейл.
Вы не создатель... также, как и  Атридесы.  Не  нужно  переоценивать  свои
возможности.
     - Мы не болтаем языком о созидании, - возразил Адриан. - Мы не чернь,
пытающаяся сделать из Муад Диба мессию. Что за вздор? Почему вы поднимаете
такие вопросы?
     - Эта планета... - ответил Скайтейл. - Это она рождает вопросы.
     - Планеты не разговаривают!
     - Эта говорит.
     - А?
     - Она говорит о созидании. Ветер дует по ночам и наносит песок -  это
и есть созидание.
     - Ветер наносит песок...
     - Когда просыпаешься поутру, первые солнечные  лучи  показывают  тебе
новый мир - чистый, ждущий твоих следов.
     "Песок без следов? - задумался Адрик. -  Созидание?"  Он  чувствовал,
как его охватывает беспокойство: стенки бака,  окружающая  комната  -  все
сжималось вокруг, душило его.
     Следы на песке...
     - Вы говорите, как Свободный, - сказал Адрик.
     - Это мысль Свободных, и она поучительна, -  согласился  Скайтейл.  -
Они говорят, что джихад Муад Диба оставляет следы во Вселенной  точно  так
же, как Свободный оставляет следы на гладком песке. Они прокладывают  след
будущим человеческим жизням.
     - Так ли это?
     - Приходит очередная ночь, - продолжал Скайтейл. - Ветер дует...
     - Да, - согласился  Адрик,  -  джихад  подходит  к  концу.  Муад  Диб
использовал свой джихад и...
     - Он не  использовал  джихад,  -  возразил  Скайтейл.  -  Это  джихад
использовал его. Я думаю, Пол остановил бы его, если бы мог.
     - Если бы мог? - удивился навигатор. - Все, что ему надо было...
     -  Замолчите!  -  заорал  Скайтейл.  Нельзя   остановить   умственную
эпидемию. Она переходит от человека к человеку через много  парсеков.  Она
на редкость заразна и поражает самое  незащищенное  место  -  человеческий
разум. Можно ли ее остановить? У Муад Диба нет противоядия. Корни эпидемии
в хаосе. Можно ли там установить порядок?
     - Значит, и вы заразились? - спросил Адрик. Он медленно повернулся  в
оранжевом газе,  раздумывая,  почему  Скайтейл  говорит  с  таким  ужасом.
Неужели лицевой танцор  предал  заговор?  Невозможно  сейчас  заглянуть  в
будущее. Будущее превратилось в мутный поток, засоренный пророчествами.
     - Мы все смешались, - сказал Скайтейл  и  напомнил  себе,  что  разум
Адрика имеет четко обозначенные границы.  Как  сделать  это  понятным  для
него?
     - Но когда мы уничтожим его... начал было Адрик.
     - Мне следовало бы оставить вас в неведении, - прервал его  Скайтейл.
- Но мой долг не позволяет этого. К тому же это опасно для всех нас.
     Адрик резко оттолкнулся перепончатой ступней,  отчего  оранжевый  газ
завихрился вокруг его ног.
     - Вы говорите довольно необычно, - сказал он.
     - Обстановка взрывоопасна, - уже спокойнее сказал Скайтейл.  -  Когда
произойдет взрыв, обломки полетят через столетия. Разве вы не видите?
     - Мы и раньше имели дело с религиями, -  возразил  Адрик.  -  Это  не
ново...
     - Это не просто религия! - воскликнул Скайтейл, думая, что сказала бы
Преподобная  Мать  по  поводу  их  коллеги  по  заговору.  -   Религиозное
правительство - это нечто иное. Муад Диб повсюду утвердил  свой  Квизарат,
заменив им все прежние правительственные структуры. У него нет  постоянной
гражданской службы,  нет  посольства.  Зато  есть  епископства  -  острова
власти. В центре каждого острова -  человек.  Люди  учатся  приобретать  и
удерживать личную власть. Люди реальны.
     - Когда они  разделятся,  мы  поглотим  их  одного  за  другим,  -  с
благодушной улыбкой заявил Адрик. - Срубим голову, а тело упадет само...
     - У этого тела две головы.
     - Сестра, которая может выйти замуж?
     - Которая обязательно выйдет замуж!
     - Мне не нравится ваш тон, Скайтейл.
     - А мне не нравится ваше невежество.
     - Ну и что, если она выйдет замуж? Разве это помешает нашим планам?
     - Это потрясет Вселенную.
     - Но они не уникальны. Я сам обладаю способностью, которая...
     - Вы дитя, Адрик. Вы ковыляете там, где они идут большими шагами.
     - Они не уникальны!
     - Вы забыли, рулевой, что однажды мы произвели Квизац  Хадераха.  Это
существо видит Время. Это форма существования, которой нельзя угрожать, не
породив такую же угрозу против себя. Муад Диб  знает,  что  мы  собираемся
напасть на Чани. Мы должны действовать быстрее, чем они.  Нужно  добраться
до гхолы и подтолкнуть его, как я уже сказал.
     - А если я этого не сделаю?
     - Тогда вас поразит молния.

***

===

14

"О, червь со множеством зубов!
Отрицаешь ли ты то, что обречено на смерть?
Тело и душу, искушающие тебя.
На земле всех начал
Кормишь ты чудовищ в дверях огня!
У тебя нет никаких одежд,
Чтобы прикрыть отравленное божество
Или спрятать огонь желания."
"Песня червя". Из "книги Дюны".

     Пол  вспотел,  тренируясь  с  крисножом   и   короткой   шпагой   под
руководством гхолы. Теперь он стоял у окна, глядя вниз на храмовую площадь
и стараясь представить себе Чани в больнице. Все утро она чувствовала себя
плохо. Шла шестая неделя ее беременности. Была собраны лучшие  врачи.  Они
сообщат, когда у них будут новости.
     Темные  полуденные  песчаные  облака  закрыли  небо   над   площадью.
Свободные называли такую погоду "грязный воздух".
     Неужели врачи никогда не сообщат? Каждая секунда  медлила,  не  желая
входить в его вселенную..
     Ожидание...  ожидание...  Вот  и  Бене  Джессерит  молчат  на   своем
Валлахе-9. Сознательно затягивают, конечно.
     Предвидение предсказывало, разумеется, все эти моменты, но он  закрыл
от него свое сознание, предпочитая роль рыбы, которая плывет по времени не
туда, куда хочет, а куда несет ее течение.
     Было слышно, как гхола чистит оружие и  осматривает  снаряжение.  Пол
вздохнул, протянул руку к поясу и выключил личное защитное  поле.  Оно  со
щекоткой сбежало с его тела.
     Пол сказал себе, что займется  делами,  когда  вернется  Чани.  Тогда
будет достаточно времени, чтобы принять тот факт, что скрытое  им  от  нее
обстоятельство продлило ее жизнь. Разве это такая уж  вина  -  предпочесть
Чани наследнику? По какому все-таки праву он сделал выбор за  нее?  Глупые
мысли! Кто бы стал колебаться, зная  альтернативу  -  рабские  подземелья,
пытки, мучительная тоска... или еще худшее?
     Он услышал скрип двери, шаги Чани и обернулся.
     На  лице  Чани  ясно  читалась  зловещая  решимость.   Широкий   пояс
Свободной, собиравший на талии ее золотое платье, водные кольца в ожерелье
на шее и рука на бедре, острый взгляд, которым она,  как  всегда,  окинула
комнату, - все теперь отступило на  второй  план.  На  первом  плане  была
ярость.
     Когда она подошла ближе, он раскрыл объятия и привлек ее к себе.
     - Кто-то, - выдохнула она, пряча лицо у него на груди, -  кто-то  уже
давно давал мне противозачаточные средства... до того, как  я  перешла  на
новую диету. Из-за этого роды предстоят трудные.
     - Но ведь есть лекарства? - спросил он.
     - Опасные лекарства. Но я знаю виновницу, и я пущу ей кровь!
     - Моя Сихайя, - прошептал он, сильнее прижимая ее к себе, чтобы унять
дрожь. - Ты носишь наследника, которого  мы  оба  хотим.  Разве  этого  не
довольно?
     - Моя жизнь сгорает очень быстро,  -  сказала  она,  в  свою  очередь
прижимаясь к нему.  -  Будущее  рождение  контролирует  мою  жизнь.  Врачи
говорят, что плод  развивается  с  ужасающей  скоростью.  Я  должна  много
есть... и принимать больше спайса... есть его и пить его. Я убью ее!
     Пол поцеловал ее в щеку.
     - Нет, моя Сихайя, ты никого не убьешь!
     И подумал: "Ирулэн продлила  твою  жизнь,  любимая.  Для  тебя  время
рождения - это время смерти".
     Он почувствовал, как горе убивает его и погружает в черную пустоту.
     Чани оттолкнула его:
     - Ей нет прощения!
     - Кто говорит о прощении?
     - Тогда почему я не могу убить ее?
     Это было настолько  в  духе  Свободных,  такой  характерный  для  них
вопрос, что Пол  почувствовал  истерическое  желание  расслабиться  и  все
забыть. Но он сдержал себя, ответив:
     - Это не поможет.
     - Ты видел это?
     Пол весь напрягся при воспоминании о видении.
     - Что я  видел...  что  я  видел...  -  пробормотал  он.  Все  детали
настоящего совпадали с  увиденным,  и  это  его  словно  парализовало.  Он
чувствовал себя прикованным к будущему. В горле у него пересохло. Следовал
ли  он  своему  предвидению,  пока  не  попал  в  безжалостное  настоящее,
спрашивал он себя.
     - Скажи мне, что ты видел?
     - Не могу.
     - Почему я не должна убивать ее?
     - Потому что так говорю я.
     Он видел, что она приняла это.  Приняла,  как  песок  принимает  воду
поглощая и пряча.  Таится  ли  настоящее  повиновение  под  этой  горячей,
гневной поверхностью? И Пол понял, что жизнь в императорской  крепости  не
изменила Чани: она просто задержалась здесь на время,  будто  остановилась
на отдых в пути вместе с мужем. Все пустынное осталось с ней.
     Чани отошла от него и взглянула на гхолу, который  стоял  в  ожидании
вблизи тренировочной площадки.
     - Ты скрестил с ним свой клинок? - спросила она.
     - И неплохо сразился.
     Она взглянула на круг на полу, потом  снова  на  металлические  глаза
гхолы.
     - Мне это не нравится.
     - Он не причинит мне вреда, - возразил Пол.
     - Ты видел это?
     - Нет.
     - Тогда откуда ты это знаешь?
     - Потому что он больше, чем гхола. Он - Данкан Айдахо.
     - Его сделали тлейлаксу.
     - Они сделали больше, чем сами намеревались.
     Она покачала головой. Угол шарфа коснулся воротника ее платья.
     - Как можно изменить тот факт, что он - гхола?
     - Хейт, - спросил Пол, - ты - оружие моего уничтожения?
     - Если настоящее изменяется, изменяется и прошлое, - сказал гхола.
     - Это не ответ! - возразила Чани.
     Пол повысил голос:
     - От чего я умру, Хейт?
     В искусственных глазах гхолы блеснул свет:
     - Говорят, милорд, что вы умрете от денег и власти.
     Чани застыла.
     - Как он смеет так разговаривать с тобой?
     - Ментат правдив, - ответил Пол.
     - Был ли Данкан Айдахо твоим истинным другом? - спросила она.
     - Он отдал за меня жизнь.
     - Печально, - прошептала Чани, -  что  гхола  не  может  вернуться  к
своему первоначальному бытию.
     - Вы хотите переделать меня? - спросил гхола, глядя на Чани.
     - Что он имеет в виду? - не поняла Чани.
     - Переделать  -  значит,  вывернуть  наизнанку,  ответил  Пол.  -  Но
возврата назад нет.
     - Каждый человек носит с собой свое прошлое, - сказал Хейт.
     - И каждый гхола? - уточнил Пол.
     - В известной степени - да, сир.
     - Тогда каково твое прошлое?
     Чани видела, что вопрос обеспокоил гхолу. Движения  его  убыстрились,
руки сжались в  кулаки.  Она  взглянула  на  Пола,  не  понимая,  чего  он
добивается. Можно ли вернуть это существо в прошлое,  сделать  его  таким,
каким он некогда был?
     - Гхола может помнить свое истинное прошлое? спросила она.
     - Делалось много попыток, - ответил гхола, глядя себе под ноги. -  Но
ни один гхола не был восстановлен до уровня своего прежнего бытия.
     - Но ты хочешь, чтобы это произошло? - спросил Пол.

 

 Читать  дальше ...   

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

  Источник : http://lib.ru/HERBERT/dune_2.txt  ===

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 263 | Добавил: iwanserencky | Теги: книга, чужая планета, Хроники, литература, будущее, ГЛОССАРИЙ, проза, писатель Фрэнк Херберт, Мессия Дюны, слово, Будущее Человечества, миры иные, из интернета, Фрэнк Херберт, люди, текст, фантастика, книги, Хроники Дюны, Вселенная | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: