Главная » 2023 » Апрель » 8 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Мессия Дюны. 037
12:53
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Мессия Дюны. 037

***

===

6

 "Снова начинается драма".
Слова, произнесенные Императором
Полом Муад Дибом при восхождении
на Львиный трон.

     Сквозь тайное окошко  Алия  всматривалась  в  большой  приемный  зал,
ожидая появления посла Союза со свитой.
     Яркий серебристый свет полудня врывался в  окна,  освещая  голубой  с
зеленым пол, имитировавший заболоченный залив с водяными растениями. Тут и
там вспышка экзотического цвета символизировала птицу или животное.
     Свита посла двигалась по расписанным  плитам  пола,  точно  охотники,
преследующие дичь в неких экзотических джунглях.
     Сопровождающие  образовали  подвижную  картину  из  серых,  черных  и
оранжевых одеяний, расположенных в произвольном,  на  посторонний  взгляд,
порядке. Свита окружала прозрачный бак, внутри которого плавал  в  облаках
оранжевого газа посол-рулевой. Бак скользил,  поддерживаемый  суспензорным
полем; два помощника в сером вели его на буксире, точно корабль, заводимый
в док.
     Прямо  под  тем  местом,  где  находилась  Алия,  на  Львином  троне,
установленном на возвышении, сидел Пол. На нем была корона с  изображением
рыбы и кулака и унизанная драгоценными камнями мантия; мерцание  защитного
силового поля окружало его. На возвышении и на  ведущих  к  нему  ступенях
расположились в два ряда охранники. Стилгар стоял в двух шагах  от  трона.
Он был в белой одежде, перепоясанный желтым шнуром.
     Чувство родственного  единения  говорило  Алии,  что  Пол  испытывает
сейчас то же потрясение, что и она сама, хотя вряд  ли  это  было  заметно
кому-нибудь другому. Взгляд Пола был  устремлен  на  одетого  в  оранжевое
члена свиты,  чьи  металлические  глаза  не  мигая  смотрели  прямо.  Этот
помощник  шел  у  правого  угла  бака  посла,   как   верховой   стражник,
сопровождающий  экипаж.  Шапка  черных  курчавых  волос,   плоское   лицо,
сложение, которое позволяло разглядеть оранжевое одеяние,  -  все  и  нем,
даже мельчайший жест, говорило и кричало о сходстве.
     Это был Данкан Айдахо. Этого не могло быть, и все же это был он.
     Алия мгновенно узнала его, узнала памятью матери. Она знала, что  Пол
смотрит  на  него  из  глубины  своего  личного  опыта,  благодарности   и
юношеского восхищения.
     Это был Данкан.
     Алия вздрогнула. Вывод мог быть только один -  это  гхола,  существо,
воссозданное на Тлейлаксе из мертвой плоти оригинала.
     Оригинал погиб, спасая Пола. А этот его двойник вышел из аксолотлевых
баков Тлейлакса.
     Гхола шел походкой искусного фехтовальщика. Он остановился, когда бак
посла замер в десяти шагах от ступеней.
     Благодаря методу Бене Джессерит, от  которого  не  могла  избавиться,
Алия прочла беспокойство Пола. Он больше не смотрел на  фигуру  из  своего
прошлого. Но все его существо смотрело, не глядя.  Преодолевая  судорожный
спазм, Пол обратился к послу Союза:
     - Мне сообщили, что вас зовут Адрик. Мы приветствуем вас, Адрик,  при
нашем дворе и надеемся, что  ваш  приезд  послужит  взаимопониманию  между
нами.
     Рулевой принял позу сибарита, изогнувшись в своем оранжевом газе,  и,
прежде чем встретиться взглядом  с  Полом,  бросил  себе  в  рот  таблетку
меланжа. Миниатюрный передатчик, встроенный в бак, воспроизвел его кашель,
затем только послышался скрипучий голос:
     - Нижайше склоняюсь перед очами Императора и прошу разрешения вручить
верительные грамоты и преподнести скромный подарок.
     Один из его помощников передал Стилгару сверток. Тот просмотрел его и
кивнул Полу. Стилгар и Пол тут же повернулись к гхоле,  который  терпеливо
стоял у помоста.
     - Милорд разглядел подарок? - спросил посол.
     - Мы принимаем ваши верительные грамоты, - сказал  Пол.  -  Объясните
подарок.
     Адрик перевернулся в баке.
     - Его зовут Хейт, - сказал он, объясняя. - Насколько позволяют судить
произведенные нами расследования, у него очень любопытное прошлое. Он  был
убит здесь, на Арракисе, ужасная рана на голове потребовала многих месяцев
восстановления.  Тело  было  передано  тлейлаксу,  как  тело   опытнейшего
фехтовальщика, последователя школы Гайнеза. Мы считаем, что это был Данкан
Айдахо, ваш приверженец, друг вашей юности. Мы сочли,  что  такой  подарок
достоин Императора. - Адрик посмотрел на Пола  в  упор.  -  Разве  это  не
Айдахо, сир?
     У Пола перехватило дыхание.
     - Он похож на Айдахо.
     "Неужели Пол видит что-то такое, чего не вижу я? - подумала  Алия.  -
Нет! Это Данкан!"
     Человек,   представленный   как   Хейт,   стоял   неподвижно,    чуть
расслабившись, устремив взгляд прямо перед собой. Ничто в нем не  говорило
о том, что он понимает, что является предметом обсуждения.
     - В соответствии с нашими сведениями, это Айдахо, - повторил Адрик.
     - Но теперь его зовут Хейт, - сказал Пол. - Любопытное имя.
     - Сир, нельзя определить, по какому принципу тлейлаксу дают имена. Но
его имя вполне можно изменить. То, как его  назвали  тлейлаксу,  не  имеет
значения.
     "Это существо создали на Тлейлаксе, - подумал  Пол.  -  Добро  и  зло
приобретают странное значение в философии жителей  этой  планеты.  Что  же
вложили они в тело Айдахо - по своему желанию или капризу?"
     Пол  взглянул  на  Стилгара  и  заметил  суеверный  страх  в   глазах
Свободного. Все охранники испытывали такое  же  чувство.  Стилгар,  должно
быть, думал об отвратительных обычаях членов Союза, о тлейлаксу и о гхоле.
     Повернувшись к гхоле, Пол спросил:
     - Хейт - это твое единственное имя?
     Спокойная улыбка  появилась  на  плоском  лице.  Металлические  глаза
остановились на Поле, их взгляд оставался механическим.
     - Так меня назвали, милорд.
     Алия вздрогнула в своем укрытии, когда прозвучал голос Айдахо  -  она
помнила его каждой кисточкой своего тела.
     - Пусть милорду будет приятно, - добавил гхола, - если я  скажу,  что
ваш голос доставляет мне удовольствие. Тлейлаксу говорил, что это  признак
того, что я слышал этот голос раньше.
     - Но ты не знаешь этого точно? - спросил Пол.
     - Я вообще не знаю ничего о своем прошлом, милорд. Мне объяснили, что
я не могу сохранить память  о  своей  прошлой  жизни,  сохраняется  только
запись в генах. Но иногда прошлое и настоящее могут совпадать, и  тогда...
я помню голоса, места, лица, звуки и поступки, чувствую меч в  моей  руке,
знаю, как управлять топтером...
     Заметив, как внимательно посол Союза следит за этим  разговором,  Пол
спросил:
     - Ты понимаешь, что тебя подарили?
     - Мне объяснили это, милорд.
     Пол откинулся на спинку трона, сжав руками подлокотники.
     "У меня долг перед памятью Данкана, - подумал он.  -  Человек  погиб,
спасая мне жизнь. Но ведь это не Айдахо, это - гхола.  С  другой  стороны,
это то самое тело и тот самый мозг, которые научили его,  Пола,  управлять
топтером так, как если бы у него за спиной были свои  собственные  крылья.
Пол знал, что беря в руки меч, он опирается  на  знания,  преподанные  ему
Данканом. Гхола - не что иное, как тело, вызывающее ложные  впечатления  и
недоразумения. Но ведь старые ассоциации прочны, а этот  гхола  не  просто
носит маску Данкана Айдахо, он носит отпечаток его личности".
     - Как ты можешь служить нам? - спросил Пол.
     - Как пожелает милорд и позволят мои возможности.
     Алию  поразила  робость,  прозвучавшая  в  голосе   гхолы.   Она   не
чувствовала ничего фальшивого. Что-то необыкновенно наивное просвечивало в
новом Данкане Айдахо. Оригинал был земным и беззаботным человеком. Но  это
тело  от  всего  очищено.  Чистая  поверхность,   на   которой   тлейлаксу
написали... но что именно они написали?
     Она ощутила скрытую опасность  в  этом  даре.  Это  существо  создали
тлейлаксу, а они проявляли в своих  творениях  безудержную  фантазию.  Ими
могло руководить  безграничное  любопытство.  Они  хвастались,  что  могут
сотворить все, если получат соответствующий  материал,  -  хоть  дьяволов,
хоть святых. Они продавали  убийц-ментатов.  Они  произвели  убийцу-врача,
который преступил запрет Школы Сак на лишение  человека  жизни.  Среди  их
изделий  были  вышколенные  слуги,  сексуальные  игрушки  на  любой  вкус,
солдаты, генералы, философы и даже моралисты...
     Пол очнулся от своих мыслей и взглянул на Адрика:
     - Чему обучен этот гхола?
     - Милорд будет доволен,  -  ответил  Адрик.  -  Тлейлаксу  позабавила
возможность сделать из этого гхолы ментата и философа школы Дзэнсунни. Они
также усилили его способности фехтовальщика.
     - У них это получилось?
     - Не знаю, милорд.
     Пол взвесил ответ.  Чувство  правды  говорило  ему:  Адрик  искренние
считает, что гхола - Айдахо. Но было  еще  кое-что.  Воды  времени,  через
которые  двигался  этот  рулевой-оракул,  говорили  об  опасности,  но  не
открывали ее природы. Тлейлакское имя Хейт тоже говорило об опасности. Пол
почувствовал искушение отказаться от дара. Но он знал, что не должен  даже
думать об этом. Эта плоть имела  свои  нрава  на  дом  Атридесов,  и  враг
слишком хорошо это знал.
     -  Философ!  -  пробормотал  Пол,  снова  взглянув  на  гхолу.  -  Ты
исследовал собственную роль и побудительные мотивы?
     - Я отношусь к своей службе с покорностью, сир. Я -  очищенный  мозг,
меня освободили от желаний моего человеческого прошлого.
     - Ты предпочитаешь, чтобы тебя звали Хейт или Данкан Айдахо?
     - Милорд может звать меня как пожелает, это несущественно.
     - Но тебе нравится имя Данкан Айдахо?
     - Я думаю, это мое прежнее имя. Оно вызывает во мне отклик,  но  и...
различные реакции. В имени может скрываться и приятное, и неприятное.
     - Что доставляет тебе наибольшее удовольствие? - спросил Пол.
     Гхола неожиданно рассмеялся:
     - Поиски в других следов моего прошлого.
     - Ты видишь здесь такие следы?
     - О, да, милорд. Ваш человек Стилгар колеблется  между  суевериями  и
восхищением. Он был мне другом в моем прошлом существовании, но тело гхолы
внушает ему отвращение. Вы же, милорд, восхищаетесь человеком,  которым  я
был... и которому вы верили.
     - Очищенный мозг, - сказал Пол.  -  Как  может  очищенный  мозг  быть
зависимым от нас?
     - Очищенный мозг принимает решения в  присутствии  неизвестного,  без
причины и эффекта. Разве это не зависимость?
     Пол нахмурился. Высказывание  Дзэнсунни,  загадочное,  двусмысленное,
исходящее  из  веры,  которая  отрицает  объективные  функции   умственной
активности.  Без  причины  и  эффекта?  Такая   мысль   шокирует   разуму.
Неизвестное? Неизвестное есть в каждом решении и даже в видении оракула.
     - Ну так как, ты хочешь, чтобы мы звали тебя Данкан Айдахо?  -  снова
спросил Пол.
     - Мне все равно, милорд. Выберите для меня имя сами.
     - Что ж, тогда  пусть  у  тебя  остается  имя  Хейт,  оно  взывает  к
осторожности.
     Хейт поклонился и сделал шаг назад.
     А Алия удивилась: "Откуда он узнал, что разговор окончен?  Это  могла
понять я, потому что знаю своего брата. Но чужак не мог  уловить  никакого
знака. Неужели это откликнулась тень живущего в нем Данкана?!"
     Пол повернулся к послу:
     - Для вашего посольства подготовлено помещение. Мы желаем при  первой
же возможности иметь с вами частную беседу. Мы  пошлем  за  вами.  Я  хочу
проинформировать вас, прежде чем вы узнаете это из других источников,  что
Преподобная Мать Гаиус Хэлен Моахим удалена из привезшего вас лайнера. Это
сделано по нашему приказу. Ее присутствие на вашем корабле будет обсуждено
во время наших переговоров.
     И взмахом руки Пол отпустил посла.
     - А ты, Хейт, останься, - сказал он.
     Свита посла попятилась и потащила за собой бак. Адрик  превратился  в
оранжевый вихрь в оранжевом газе - глаза,  рот,  беспорядочно  двигающиеся
конечности.
     Пол смотрел вслед процессии, пока за  нею  не  захлопнулась  парадная
дверь.
     "Итак, дело сделано, - подумал Пол. - Я принял гхолу. Хейт - наживка,
это несомненно. Вероятно, эта старая карга - Преподобная Мать - играет  ту
же роль. Но близится время тарота, которое я уже  предсказал  в  одном  из
своих ранних видений".
     "Проклятый тарот! Он затуманил виды времени, и предвидение  не  может
уловить точного момента. Рыба часто клюет,  но  не  всегда  попадается,  -
напомнил он себе. - И тарот действует как против меня, так и за меня.  То,
чего не вижу я, не смогут определить и другие".
     Гхола стоял, наклонив голову и наблюдая.
     Стилгар поднялся по ступенькам помоста, на мгновение скрыв  гхолу  от
взгляда Пола. На Чакобс, охотничьем языке дней съетча, он сказал:
     - Это отвратительное существо в баке вызывает во мне дрожь омерзения.
А тут еще этот непонятный дар. Отошлите его назад, сир.
     На том же языке Пол ответил:
     - Не могу, Стил.
     - Но Айдахо мертв, - настаивал Стилгар. - Это  не  Айдахо.  Позвольте
мне взять его воду для племени.
     - Гхола - мол проблема, Стил. Твоя проблема - наша пленница. Я  хочу,
чтобы Преподобную  Мать  тщательно  охраняли  люди,  специально  обученные
сопротивлению Голосу.
     - Мне все это не нравится, сир.
     - Я буду осторожен, Стил, но и ты будь.
     - Хорошо, сир. - Стилгар спустился с помоста и направился  к  выходу.
Проходя мимо Хейта, ом с шумом втянул в себя воздух.
     "Зло нельзя определить по запаху, - подумал Пол. -  Стилгар  водрузил
зелено-черные знамена Атридесов на десятках миров, но в душе так и остался
суеверным Свободным".
     Пол изучал дар.
     - Данкан, Данкан, - прошептал он. - Что они с тобой сделали?
     - Они дали мне жизнь, милорд, - ответил Хейт.
     - Но с какой целью они тебя обучили и отдали мне?
     Хейт поджал губы и произнес:
     - Я предназначен для вашего уничтожения, сир.
     Фантастическая искренность этого ответа потрясла Пола. Но  как  иначе
мог бы ответить ментат-Дзэнсунни? Даже будучи гхолой, ментат мог  говорить
только  правду,  особенно  ментат,  обладающий   внутренним   спокойствием
Дзэнсунни. Это человеческий  компьютер,  тело  и  мозг,  которым  переданы
функции ненавистных машин. Обучить его системе Дзэнсунни  значило  удвоить
его честность... если, конечно,  тлейлаксу  не  встроили  чего-нибудь  еще
более необычного в эту плоть.
     Почему, например, у него механические глаза? Тлейлаксу хвастают,  что
их металлические  глаза  улучшают  оригинал.  Странно,  однако,  что  сами
тлейлаксу ими не пользуются.
     Поп взглянул в сторону смотровой  щели  Алии  -  ему  не  хватало  ее
присутствия и совета.
     Потом снова перевел взгляд на гхолу: этот отнюдь не  простой  подарок
дает честные ответы на опасные вопросы.
     "То, что я знаю, что это орудие предназначено для моего  уничтожения,
неважно", - подумал Пол.
     - Что я должен сделать, чтобы защититься от тебя? - спросил Пол.  Эго
была прямая речь, без императорского "мы" -  просто  вопрос,  который  мог
быть задан прежнему Данкану Айдахо.
     - Отошлите меня обратно, милорд.
     Пол покачал головой.
     - Как ты собираешься уничтожить меня?
     Хейт  взглянул  на   охранников,   которые   после   ухода   Стилгара
придвинулись ближе к трону. Хейт обвел взглядом громадный помпезный зал  и
снова остановил немигающие металлические глаза на Императора:
     - В таком месте вы изолированы от народа. Здесь все  говорит  о  том,
что все кончено, милорд. Только памятуя  об  этом,  можно  выносить  такую
власть. Обязан ли милорд своим  теперешним  положением  своей  способности
предвидения?
     Пол забарабанил пальцами по  подлокотнику  трона.  Вопрос  встревожил
его.
     - Я занял это  положение...  не  только  в  силу  своих  способностей
оракула. Иногда были нужны решительные действия.
     -  Решительные  действия...  -  повторил  Хейт  в  раздумье.  -   Они
регулируют жизнь человека. Характер человека может быть получен из металла
путем нагревания и охлаждения.
     - Ты хочешь отвлечь меня фразами Дзэнсунни?
     - У Дзэнсунни есть что исследовать, сир, и их не нужно отвлекать.
     Пол провел языком по губам  и  сделал  глубокий  вдох.  Неразрешенные
вопросы накапливались в его голове. Не следует заниматься гхолой  в  ущерб
основным обязанностям.  Почему  этого  гхолу  сделали  ментатом-Дзэнсунни?
Философия... слова... рассуждения... внутренний поиск. Пол чувствовал, что
ему не хватает исходных данных.
     - Нужно больше данных, - пробормотал он.
     - Факты, необходимые ментату,  собрать  не  просто.  Это  не  пыльца,
остающаяся  на  одежде,  когда  проходишь  цветущим  лугом.  Пыльцу  нужно
заботливо собирать и внимательно изучать, под большим увеличением.
     - Ты собираешься обучать меня риторике Дзэнсунни?
     Металлические глаза сверкнули пониманием:
     - Возможно, так и было задумано, милорд.
     "Притупить мою волю словами, внушить свои идеи..." - подумал Пол.  Он
сказал:
     - Больше всего следует опасаться идей, которые переходят в дела.
     -  Отошлите  меня  назад,  сир!  -  повторил  Хейт  голосом   Айдахо,
тревожащегося о своем "молодом хозяине".
     И Пол понял, что этот голос заманивает его в ловушку:  он  не  сможет
отослать голос Айдахо, даже если тот принадлежит гхоле.
     -  Ты  останешься,  -  решил  Пол,  -  и  мы  оба   будем   соблюдать
осторожность.
     Хейт склонил голову в знак покорности.
     Пол поднял глаза и посмотрел на смотровую щель.  Он  мысленно  просил
Алию взять у него этот подарок и выпытать его тайны. Гхолами пугали детей.
Раньше ему не приходилось  с  ними  сталкиваться,  а  с  этим  к  тому  же
требовалось преодолеть  столько  разных  чувств.  Сможет  ли  он?  Данкан,
Данкан... Где в этой плоти Айдахо? Это не тело, это обман в  теле  Айдахо!
Данкан давно лежит в Пещере мертвых.
     Закрыв глаза, Пол позволил предвидению овладеть собой. Духи  любви  и
ненависти летали над хаосом  волнующегося  моря.  И  ни  одного  надежного
места, на котором можно утвердиться и рассмотреть будущее.
     "Почему ни одно видение не показало мне этого нового Данкана  Айдахо?
- спросил он сам себя. - Кто скрывает  от  меня  Время?  Вероятно,  другие
оракулы".
     Открыв глаза, Пол спросил:
     - Хейт, ты обладаешь способностью к предвидению?
     - Нет, милорд.
     Искренность звучала в его голосе.  Конечно,  гхола  может  и  сам  не
подозревать об этой своей способности. Но это помешало  бы  его  работе  в
качестве ментата. В чем же дело?
     Старые видения окружали Пола. Должен ли  он  избрать  страшный  путь?
Разорванное Время намекало на присутствие гхолы в ужасном будущем.  И  это
будущее все приближалось, как он ни старался отдалить его.
     "Освобождайся... Освобождайся... Освобождайся..."
     Мысль эта колоколом билась в его мозгу.
     Наверху сидела Алия, обхватив подбородок левой рукой, и  смотрела  на
гхолу. Этот Хейт магически притягивал ее. Тлейлаксу  вернули  ему  юность,
влекущую  ее.  Она  поняла  невысказанную  просьбу  Пола.   Когда   оракул
беспомощен, приходится обращаться к реальным шпионам  и  физической  силе.
Алия сама удивилась собственной готовности  выполнить  его  просьбу.  Алия
чувствовала острое желание быть ближе к тому существу, возможно,  касаться
его.
     "Он представляет опасность для нас обоих", - подумала она.

                                    7

                   "Правда страдает от слишком пристального рассмотрения".
                                            Старинная поговорка Свободных.

     - Меня бросает  в  дрожь  при  виде  вашего  бедственного  положения,
Преподобная Мать, - сказала Ирулэн.
     Она стояла у входа в  камеру,  изучая  ее  способом  Бене  Джессерит.
Камера представляла собой трехметровый куб, высеченный в скале под плитами
пола крепости. Там был лишь шаткий плетеный стул, на котором сидела  Гаиус
Хэлен Моахим, матрац с коричневым  одеялом,  на  котором  была  разбросана
колода карт, тарот Дюны, стоял сосуд с водой, туалет  Свободных  со  всеми
приспособлениями для сохранения влаги. Все бедное, примитивное.  Забранные
решетками шары давали скудный желтый свет.
     - Ты сообщила леди Джессике? - спросила Преподобная Мать.
     - Да, но не думаю, чтобы она сказала против своего сына хоть слово, -
ответила Ирулэн и взглянула на  карты.  Карта  Большого  Червя  лежит  над
Пустынным Песком. Преподобная Мать советует сохранять терпение.
     Охранник снаружи следил за ними через металлическое окошко  в  двери.
Ирулэн знала, что их разговор прослушивается. Она много передумала, прежде
чем решилась прийти сюда. Впрочем, не приходить тоже было опасно.
     Преподобная Мать погрузилась в размышления праджна, время от  времени
осматривая карты. Несмотря на предчувствие, что ей не выбраться с Арракиса
живой, она сохраняла спокойствие. Способность  к  предвидению  может  быть
малой, но взбаламученная вода - взбаламученная вода.  К  тому  же  молитва
против страха всегда под рукой.
     Она обдумывала события, приведшие ее в эту камеру. Темные  подозрения
роились в ее мозгу, и тарот подтверждал их.  Неужели  ее  арест  входил  в
планы Союза?
     На мостике лайнера ее поджидал Квизара в  желтом  костюме,  с  бритой
головой, с глазами-бусинками, абсолютно синими на круглом лице,  с  кожей,
потемневшей от солнца  и  ветров  Арракиса.  Он  поднял  голову  от  чашки
спайсового  кофе,  поданного  ему  подобострастным  стюардом,   пристально
посмотрел на нее и отставил чашку.
     - Вы Преподобная Мать Гаиус Хэлен Моахим? - спросил Квизара.  Теперь,
вспоминая эти мгновения, она  пережила  все  заново.  Горло  у  нее  сжало
спазмой страха. Как чиновник Императора узнал о ее присутствии на лайнере?
- Нам стало известно, что вы находитесь  на  борту.  Вы  забыли,  что  вам
запрещено посещать нашу святую планету?
     - Я нахожусь не на Арракисе, а в свободном космосе, - возразила  она.
- Я пассажирка лайнера Союза.
     - Свободного космоса больше нет, мадам! - В его тоне она прочла смесь
ненависти и подозрительности. - Муад Диб правит повсюду.
     - Моя цель - не Арракис, - возразила она.
     - Арракис - цель всех! - возразил он, и она испугалась, что сейчас он
начнет цитировать  путеводитель  для  пилигримов  -  на  этом  корабле  их
прилетели тысячи.
     Но Квизара извлек из-под одежды амулет, поцеловал его и  коснулся  им
лба, потом прижал к правому уху и стал слушать.
     - Вам приказано собрать багаж и следовать за мной, - сказал он, пряча
амулет-передатчик.
     - Но у меня дела в другом месте!
     В этот момент она и заподозрила вероломство Союза. Возможно,  рулевой
не смог  скрыть  их  заговор.  Эта  мерзавка  Алия,  несомненно,  обладает
способностью Преподобной Матери Бене Джессерит.  Кто  может  сказать,  что
происходит, когда ее  способности  объединяются  с  пророческим  даром  ее
брата?
     - Не возражать! - прикрикнул на нее Квизара.  Все  в  ней  восставало
против того, чтобы снова вступить на проклятую планету пустынь. Здесь  они
потеряли  Пола  Атридеса,  Квизац  Хадераха,  которого   готовили   долгие
столетия. Но у нее не было выхода.
     - У нас  мало  времени,  -  уже  спокойно  сказал  Квизара.  -  Когда
Император приказывает, его подданные повинуются.
     "Значит,  это  приказ  Пола".  Она  было  подумала  заявить   протест
командиру  лайнера,  но  ее  остановился  мысль  о  бессмысленности  этого
поступка. Что может сделать Союз?
     - Император сказал, что я умру, если ступлю  на  Дюну,  сказала  она,
делая последнюю отчаянную попытку. - Вы знаете об этом. Если  вы  выведете
меня отсюда, то тем самым приговорите к смерти.
     - Не разговаривать! - вспылил Квизара. - Это предопределено.
     Она  знала,  что  они  всегда  говорят  так  о  приказах  Императора.
Предопределено! Священный правитель,  чьи  взгляды  проникают  в  будущее,
сказал! Чему быть, того не миновать. Ведь он уже видел это!
     С  мучительной  мыслью,  что  попалась  в   собственные   сети,   она
повиновалась.
     В камере ее навестила Ирулэн. Она  заметно  постарела  с  момента  их
последней встречи на Валлахе-9. Беспокойные морщинки появились  у  уголков
глаз. Что ж... пришла пора проверить, будет  ли  эта  Сестра  верна  своей
клятве.
     - Я жила и в худших условиях, - сказала Преподобная Мать, в то  время
как пальцы ее энергично задвигались. - Тебя прислал Император?
     Ирулэн прочла движения пальцев, и ее пальцы задвигались  в  ответ.  А
вслух она проговорила:
     - Нет... я пришла, как только услышала, что вы здесь.
     - Император не рассердится? - спросила Преподобная Мать, а пальцы  ее
двигались, требовали, настаивали.
     - Ну и путь! Вы были моим учителем в  ордене  так  же,  как  когда-то
учили и его мать. Неужели он думает, что  я  отвернусь  от  вас,  как  это
сделала леди Джессика? - Разговор пальцев продолжался.
     Преподобная  Мать  тяжело  вздохнула.   Это   был   вздох   пленницы,
покорившейся своей участи. На самом же  деле  она  в  это  время  отвечала
Ирулэн. Тщетно надеяться, что драгоценные гены Императора  Атридеса  будут
сохранены при  помощи  этого  инструмента.  Принцесса,  несмотря  на  свою
красоту,  бесполезна.  Под  покровом  сексуальности  и   привлекательности
скрывается сварливая женщина, более заинтересованная в  словах,  нежели  в
делах. Впрочем, Ирулэн  как-никак  Бене  Джессерит,  а  орден  располагает
возможностью использовать и слабые свои орудия. Они вели разговор о  более
мягком матрасе, о лучшей пище, а между тем Преподобная Мать пустила в  ход
свой арсенал  убеждения,  торопливо  отдавая  приказы:  следует  проверить
возможность скрещивания брата с сестрой (Ирулэн чуть  не  вышла  из  себя,
получив этот приказ).
     - У меня тоже должна быть возможность! - упрашивали ее пальцы.
     - У тебя она была!  -  возразила  Преподобная  Мать.  Она  продолжала
давать инструкции. Сердится ли когда-нибудь Император на  свою  наложницу?
Уникальные способности Оракула должны вызывать в нем чувство  одиночества.
С кем он может разговаривать, надеясь на понимание? Очевидно,  с  сестрой.
Она разделяет его чувство одиночества.  Необходимо  узнать  содержание  их
бесед. Создавать  условия  для  встреч  наедине.  Организовывать  интимные
встречи.  Проверить  возможность  устранения   наложницы:   горе   снимает
привычные барьеры.
     Ирулэн  протестовала.  Если  Чани  погибнет,  подозрение   падет   на
принцессу-супругу. К тому же существуют другие проблемы. Чани  перешла  на
древнюю  диету  Свободных,  которая,   якобы,   повышает   способность   к
деторождению. Теперь исключена всякая возможность подмешивать  ей  в  пишу
противозачаточные средства, и, следовательно, наложница станет  еще  более
плодовитой.
     Преподобная Мать с трудом скрыла  свой  гнев.  Пальцы  се  продолжали
требовать. Почему информация об этом не была передана ей  в  самом  начале
разговора? И как Ирулэн могла быть так глупа, что допустила это? Если Чани
родит сына, Император объявит его своим наследником!
     Ирулэн возразила, что она понимает опасность, но надеется,  что  гены
не будут окончательно утрачены.
     - Будь проклята твоя глупость! - рассердилась Преподобная Мать. - Кто
знает, какие генетические осложнения привнесет Чани от своей  дикой  линии
Свободных? Орден заинтересован только в чистой линии! А  наследник  оживит
честолюбие  Пола,  подтолкнет  к  новым  усилиям  по  укреплению  Империи.
Заговорщики не должны допустить этого.
     Ирулэн оскорбленно спросила, как же она могла помешать  Чани  перейти
на диету?
     Но Преподобная Мать была не расположена объясняться. Ирулэн  получила
точные инструкции, следует подмешать ей  в  пищу  или  в  питье  средство,
прерывающее беременность. Либо придется  ее  просто  убрать.  Любой  ценой
нужно помешать появлению наследника из этого источника.
     Ирулэн возразила, что такой способ  не  менее  опасен,  чем  открытое
нападение на наложницу. Она дрожит от одной мысли о покушении на Чани.
     Ирулэн испугалась опасности? Пальцы Матери выразили презрение.
     Рассерженная Ирулэн просигналила, что она знает себе цену как  агента
в императорском доме. Заговорщики хотят исключить ее из игры? Как же тогда
они будут следить за Императором? Или они уже ввели другого агента  в  его
окружение и теперь пользуются ее услугами в последний раз?
     Преподобная Мать возразила, что на войне  взаимоотношения  все  время
меняются.  И  теперь  наибольшая  опасность  заключается  в   том,   чтобы
обезопасить Дом Атридесов со стороны наследования. Орден не может пойти на
риск. Это очень опасно и для  генетического  рисунка  Атридеса.  Если  Пол
утвердит свою династию на троне, генетическая программа ордена  на  многие
столетия будет сорвана.
     Ирулэн поняла эти доводы, но не могла отделаться от мысли о том,  что
принцессой-супругой жертвуют ради чего то  более  ценного.  Имеет  ли  это
какое-то отношение к гхоле?
     Неужели Ирулэн  считает,  что  орден  состоит  из  дураков,  ответила
Преподобная Мать. Ирулэн всегда знала все, что ей было положено знать.
     Ирулэн увидела в этом ответе доказательство того, что от  нее  что-то
скрывают. Ей прямо сказали, что она будет  знать  ровно  столько,  сколько
нужно, но не больше.
     Она спросила, уверены ли они, что гхола сумеет уничтожить Императора.
     С таким же успехом она  может  спросить,  уничтожит  ли  его  меланж,
возразила Преподобная Мать.
     Ирулэн поняла, что эта резкая отповедь содержит скрытый  смысл.  Бене
Джессеритский "хлыст, который дает  знания"  сообщил  ей,  что  существует
связь между меланжем и гхолой. Меланж ценен, но требует платы  -  пагубной
привычки. Он добавляет годы жизни, некоторым десятилетия, но  все  же  это
лишь иной способ умереть.
     Гхола так же смертоносен, как и меланж.
     Возвращаясь к прежней теме, Преподобная Мать просигналила, что лучший
способ  предотвратить  рождение  нежелательного  наследника  -  это  убить
возможную мать.
     "Конечно, - подумала Ирулэн. - Решив истратить определенную сумму, вы
хотите получить взамен как можно больше".
     Проницательные глаза Преподобной Матери, темно-синие  от  потребления
меланжа, смотрели на Ирулэн выжидательно и изучающие.
     "Она ясно читает во мне, - с отчаянием подумала Ирулэн. -  Она  учила
меня и наблюдала за моим  обучением.  Она  знает,  что  я  понимаю,  какое
решение надо принять. Что ж, я приму его  и  как  Бене  Джессерит,  и  как
принцесса".
     Ирулэн  вымученно  улыбнулась,  выпрямилась  и  произнесла  про  себя
начальные фразы молитвы против страха:
     "Я не должна бояться. Страх убивает  разум.  Страх  -  малая  смерть,
которая приносит полное уничтожение. Я смотрю в лицо моему страху..."
     Когда  спокойствие  вернулось  к  ней,  она  подумала:   "Пусть   они
используют меня. Я покажу им, чего стоит принцесса.  Возможно,  я  дам  им
даже больше, чем они ожидают".
     После нескольких прощальных фраз Ирулэн ушла.
     Преподобная Мать вернулась к  картам.  И  немедленно  Квизац  Хадерах
выпал рядом с Восемью Кораблями. Дурной признак: у врага  имеются  скрытые
резервы.
     Она отвернулась, размышляя, поможет ли им Ирулэн в борьбе с врагом.

***


===

8

"Свободные видят в  ней  земную  женщину,  обладающую
особой властью защищать племена. Она Преподобная  Мать  их
Преподобных Матерей. Для пилигримов, которые упрашивают ее
вернуть  им  способность  к   деторождению   или   сделать
бесплодное плодородным, она -  антиментат.  Она  порождена
стремлением   человека   к   мистическому.    Она    живое
доказательство того, что "аналитика" имеет  свои  пределы.
Она - девственница-проститутка, умная, вульгарная, грубая,
столь же разрушительная в своих капризах, как  кориолисова
буря".
"Святая Алия Нож". Из сообщения принцессы Ирулэн.

     Точно часовой, одетый в черное, Алия стояла на южной платформе своего
храма, храма Оракула, который Свободные Пола выстроили для нее рядом с его
крепостью.
     Она ненавидела эту часть своей жизни, но не знала, как отказаться  от
нее, не навлекая на них всех уничтожение. Пилигримы - будь они прокляты! -
с каждым днем становятся все многочисленнее. Нижний  придел  храма  плотно
забит  ими  всегда.  Среди  пилигримов  расхаживают   торговцы,   колдуны,
предсказатели - жалкие подражатели Муад Диба и его сестры.
     Алия  видела  среди  товаров  красивые  и  зеленые  пакеты  с   новым
"наркотиком" тарот Дюны. Кто поставляет это изобретение на рынок Арракиса?
Почему тарот стал популярным именно сейчас, в  данное  время  и  в  данном
месте? Не для того ли, чтобы замутить Время? Пристрастие к  спайсу  всегда
обостряет способности предсказания. Случайно  ли  Свободные  так  верят  в
предзнаменования? Она решила проверить это при первой же возможности.
     С юго-востока дул слабый ветер - остатки  ветра,  разбитого  Защитной
стеной, высоко вздымавшейся над горизонтом. Ее край,  освещенный  солнцем,
ярко сверкал сквозь полуденную пыль, горячий ветер коснулся щек Алии и она
затосковала по безопасности открытых просторов. Был конец  дня,  последние
толпы пилигримов спускались по широким каменным  ступеням,  в  одиночку  и
группами; некоторые из  них  задерживались  у  лотков  уличных  торговцев,
разглядывая сувениры и священные  амулеты,  советуясь  с  предсказателями.
Пилигримы, нищие горожане, Свободные, торговцы -  вся  эта  пестрая  толпа
сплошной лавиной двигалась по улице, ведущей к центру города.
     Алия различила Свободных,  отмечала  застывшее  выражение  суеверного
страха на их лицах, видела, как они двигались, стараясь держаться подальше
от остальных. В них ее сила -  и  ее  опасность.  Они  по-прежнему  ловили
гигантских червей для передвижения, для  спорта  и  жертвоприношений.  Они
презирали чужеземцев-пилигримов, едва выносили горожан, ненавидели  цинизм
уличных торговцев. Не стоило  задевать  дикого  Свободного  даже  в  такой
толпе, что кишела в храме Алии. В  самом  храме  ножи  не  обнажались,  но
мертвые тела, случалось, обнаруживали... позже.
     Уходящая толпа подняла целое облако пыли. До Алии донеслись ее запахи
и пробудили новый  приступ  тоски  по  открытым  песчаным  просторам.  Она
понимала, что тоска по прошлому обострилась  в  ней  с  появлением  гхолы.
Сколько было радости в те дни, до того, как ее брат сел на трон. Время для
шуток и время для наслаждения  прохладным  утром  или  с  заходом  солнца,
время... время... время... Даже опасность была другая в  те  дни  -  ясная
опасность из известного источника.  Не  нужно  было  преодолевать  границы
предвидения, напрягаясь, всматриваясь в туманные черты будущего.
     Хорошо говорят дикие Свободные: "Четыре вещи нельзя спрятать: любовь,
дым, огненный столб и человека, идущего по открытому пространству".
     С внезапным отвращением Алия отступила от края  платформы  в  глубине
храма, прошла вдоль балкона, что смотрел в сверкающую прозрачность ее зала
предсказаний. Песок на плитах скрипел  под  ее  ногами.  Просители  всегда
приносят песок в священные помещения! Не обращая внимания  на  служителей,
охранников,  учеников,   вездесущих   жрецов-чиновников   Квизарата,   она
поднялась по спиральной лестнице, ведущей в ее личные покои. Здесь,  среди
диванов, толстых ковров, занавесей и  пустынных  сувениров  она  отпустила
амазонок-Свободных, приставленных к ней Стилгаром. Сторожевые  псы!  Когда
они ушли, выражая  неудовольствие,  но  опасаясь  ее  больше,  чем  самого
Стилгара, она разделась, оставив только криснож  в  ножнах,  свисающий  на
шнурке с шеи на обнаженную грудь, и пошла нагая в ванную.
     Она знала, что он близко  -  теневая  фигура  мужчины,  которого  она
предчувствовала в своем будущем, но не могла разглядеть. Ее  сердило,  что
предвидение не может одеть эту тень в плоть.  Он  предчувствовался  только
как неожиданное изменение, когда она  вглядывалась  в  чужие  жизни,  либо
когда  она  сталкивалась  с  туманными  очертаниями  в  полной  тьме,  где
невинность сочеталась с желанием. Он стоял сразу за горизонтом  видимости,
и она напрягла свои способности, чтобы разглядеть  его.  Он  был  здесь  -
постоянный укор ее предвидению - яростный, опасный, безнравственный.
     В ванной ее окутан влажный теплый воздух. Об этом обычае  она  узнала
от  бесчисленного  количества  Преподобных  Матерей,  нанизанных   на   ее
сознание, как жемчужные бусы на нить. Теплая вода ласково прильнула к ней,
когда она скользнула в ванну.
     Зеленый кафель, разрисованный красными морскими рыбами, окружал воду.
Какой-нибудь Свободный из старых времен страшно рассердился бы, узнав, что
такое количество воды используют только для умывания.
     Он близко!
     Она подумала, что это кричит ее девственность. Ее плоть жаждет  пары.
Секс не составляет тайны для Преподобной Матери, возглавляющей  ритуальные
оргии в съетче. Сознание тау - память о населявших ее других  существах  -
могло бы снабдить ее любопытство любыми подробностями. Желание близости  -
это не что иное, как стремление плоти к плоти.
     Жажда действия боролась в ней с летаргическим состоянием,  вызываемым
теплой водой.
     Неожиданно Алия выбралась из воды.  Мокрая  и  нагая,  она  прошла  в
тренировочную комнату,  примыкавшую  к  ванной.  В  этой  продолговатой  и
светлой комнате были собраны много численные  приспособления,  при  помощи
которых агенты Бене Джессерит поддерживают себя в постоянной физической  и
духовной форме. Тут были мнемонические  усилители,  пальцевые  мельницы  с
планеты Икс, повышающие чувствительность пальцев рук  и  ног,  синтезаторы
запахов, температурные поля, устройства для выработки нужных альфа-ритмов,
синхронизаторы, настраивающиеся на анализ света и тьмы... санти.
     Вдоль одной из стен громадными буквами мнемонической краской она сама
написала ключевую формулу Бене Джессерит:
     "До нас все  методы  обучения  искажались  инстинктом.  Мы  научились
учиться.  До   нас   исследователи,   побуждаемые   инстинктом,   обладали
ограниченным  полем  деятельности  -  не  дольше  одной   жизни.   Проект,
охватывающий пятьдесят и более поколений, им даже и в голову не  приходил.
Концепция полной мышечной и нервной подготовки в то время  не  могла  быть
выработана".

  Читать  дальше ...    

***

***

***

***

***

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

  Источник : http://lib.ru/HERBERT/dune_2.txt  ===

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 217 | Добавил: iwanserencky | Теги: люди, Будущее Человечества, миры иные, Фрэнк Херберт, из интернета, книги, Хроники Дюны, Вселенная, текст, фантастика, Хроники, книга, чужая планета, слово, литература, проза, ГЛОССАРИЙ, будущее, писатель Фрэнк Херберт, Мессия Дюны | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: