Главная » 2023 » Апрель » 7 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОРОК. 025
11:47
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОРОК. 025

*** 

===


   Когда закон и долг  переплетаются  воедино,  объединенные
религией,  человек  никогда  не  сможет  полностью узнать себя,
ощутить свое "Я", он всегда будет являть собой  нечто  меньшее,
чем личность.
   Принцесса Ирулэн.
   Муаддиб: девяносто девять чудес Вселенной.

   Спайсовая фабрика контрабандистов с ведущим судном впереди и
строем  управляемых  по  радио орнитоптеров по бокам, появилась
из-за дюн подобно рою насекомых, ведомому  маткой.  Перед  ними
расстилался  один  из  отрогов  той  скалы, что возвышалась над
пустыней, являя собой малую  имитацию  Защитной  стены.  Отроги
хребта сверкали, отполированные недавним штормом.
   Сидящий   в  конусообразном  отсеке  фабрики  Гурни  Хэллек,
подавшись  вперед,  изучал  в  бинокль  ландшафт.  За   уступом
виднелась   темная   полоса.  Она  вполне  могла  указывать  на
спайсовые залежи, и он дал сигнал ближайшему орнитоптеру  пойти
на разведку.
   Топтер качнул крыльями, давая сигнал, что понял. Оторвавшись
от роя, он ринулся к темному песку и принялся описывать над ним
круги,  изучая  пески  с помощью детекторов, покачивающихся над
самой поверхностью.
   Почти сразу он сделал крутой вираж и описал  круг  --  таков
был сигнал, сообщавший фабрике о найденном спайсе.
   Гурни  убрал  бинокль  в  футляр. Он знал, что сигнал принят
всеми членами экспедиции. Место ему  понравилось:  скалы  могли
служить  укрытием в пустыне и защитой. Они находились глубоко в
пустыне, где трудно было ожидать засады, и  все  же  Гурни  дал
знак отряду снизиться и выбрать такое место для краулера, чтобы
его было невозможно разглядеть на детекторах Харконненов.
   Впрочем,   он  сомневался,  что  патрули  Харконненов  могут
проникнуть  так  далеко  к  югу.   Эта   территория   все   еще
принадлежала Свободным.
   Гурни проверил оружие, кляня судьбу за то, что защитные поля
были  здесь бесполезны. Всего того, что могло привлечь внимание
червя, следовало избегать любой ценой.  Он  потер  синеющий  на
подбородке шрам, изучая разворачивающийся перед ним ландшафт, и
решил,  что  было  бы  неплохо совершить разведывательный рейд:
осмотр местности пешими людьми все-таки был  надежнее.  В  этой
стране,  где  Харконнены  и  Свободные без конца воевали друг с
другом, никакая мера предосторожности не была излишней.
   Сейчас его беспокоили именно  Свободные.  Они  не  возражали
против  продажи  любого количества спайса, которое только могли
захватить  контрабандисты,  но  если  те  попадались  в  местах
запретных,   они   становились   сущими   дьяволами,  используя
дьявольские приемы.
   Их хитрость и ловкость в битвах раздражали  Хэллека.  Он  не
мог  сравнить  их  умение  драться  ни с чьим другим, а он ведь
учился у лучших бойцов Вселенной и побеждал в сражениях  лучших
из лучших.
   Гурни еще раз внимательно осмотрел ландшафт, удивляясь своей
тревоге.  Возможно,  причиной  ее был увиденный ими червь... но
они видели его по ту сторону хребта.
   Рядом с Гурни вынырнула голова командира фабрики, бородатого
пирата, синеглазого, с молочного цвета зубами.
   --  Похоже,  что  месторождение  богатое,  сэр,  --   сказал
командир фабрики. -- Будем его брать?
   --  Опускайтесь на вершину этой скалы, -- приказал Гурни. --
Мне нужно выгрузить людей, чтобы осмотреть местность. Вы можете
добраться до спайса и оттуда.
   -- Угу.
   --  В  случае  чего,  --  распорядился  Гурни,  --  спасайте
фабрику, а мы поднимем топтеры.
   Начальник фабрики отсалютовал и снова исчез в люке.
   А  Гурни  опять  впился  взглядом  в  горизонт.  Приходилось
считаться со Свободными и с тем, что он сам --  нарушитель.  Он
знал  жестокость  и  непримиримость  Свободных. Вообще многое в
этом деле беспокоило его, но и  вознаграждение  было  огромным.
Его  беспокоило  и  то,  что  он  не  мог  поднять  споттеры на
достаточную высоту. Добавляло тревоги  и  вынужденное  молчание
радио.
   Фабрика-краулер  развернулась  и  начала опускаться. Вот она
сползла  по  сухой  полосе  у  подножия  хребта.  Ее   гусеницы
коснулись песка.
   Гурни    открыл   колпак   конуса   и   приладил   на   себе
предохранительные ремни.  Едва  фабрика  приземлилась,  как  он
выпрыгнул  на лесок и захлопнул за собой конусообразный колпак.
К  нему  присоединились  пять  человек   его   личной   охраны,
выпрыгнувшие   из   носового   отсека.   Остальные   освободили
транспортные крепления фабрики. Ее крылья дрогнули, разошлись и
описали первый полукруг, после  чего  огромная  фабрика-краулер
взмыла  в  воздух  и  полетела  в  сторону темной полосы. На то
место, где она стояла, приземлился топтер,  потом  еще  и  еще.
Высадив людей, они снова поднимались в воздух.
   Гурни  напряг  мускулы под стилсьютом, пробуя их готовность.
Он снял с лица фильтрующую маску,  жертвуя  влагой  ради  более
важного  --  силы голоса, если ему придется отдавать команду, и
стал  взбираться   на   уступы,   внимательно   изучая   место,
вглядываясь в камни, в песок, впитывая в себя запах спайса.
   "Хорошее  место  для  тайника,  --  подумал он. -- Возможно,
стоит спрятать здесь часть оборудования".
   Он оглянулся и посмотрел на цепочку следующих за ним  людей.
Хорошие  ребята, даже эти новые, которых проверить он толком не
успел. Им не нужно без конца говорить, что и как.  Ни  один  из
них  не  включил  защитное  поле.  Здесь нет трусов, которые бы
таскали за собой защитные поля в пустыню, где червь, стоит  ему
учуять поле, явился бы и отобрал добытый спайс.
   С  этого  небольшого  возвышения  Гурни мог видеть спайсовую
гряду в полукилометре отсюда и краулер,  только  что  достигший
ближнего  края  гряды.  Он посмотрел наверх, на суда прикрытия,
определил  высоту  --  не   слишком   высоко.   Удовлетворенный
осмотром, он намеревался продолжать подъем.
   И  в  это  мгновение скалы взорвались! Двенадцать грохочущих
столбов огня устремились к топтерам и крыльям фабрики. Раздался
металлический грохот, и камни вокруг Гурни  оказались  кишащими
людьми в капюшонах.
   Гурни  успел подумать: "Клянусь Великой матерью! Ракеты! Они
осмелились воспользоваться ракетами!"
   Он оказался лицом к лицу  с  закутанной  в  плащ  фигурой  с
крисножом наготове. Слева и справа на валунах застыли еще двое.
Гурни  были видны лишь глаза воина, стоящего напротив него. Все
остальное закрывал песочного цвета бурнус и капюшон, но  осанка
и поза выдавали опытного воина.
   Глаза -- синее-в-синем -- были глазами Свободного.
   Гурни,  не сводя глаз с ножа противника, осторожно потянулся
к своему ножу. Если они посмели пустить в ход ракеты, то у них,
вероятно,  есть  и  другие,  не   менее   эффективные   орудия.
Требовалась  величайшая  осторожность.  По звукам он определил,
что по крайней мере часть его воздушного  прикрытия  сбита.  За
его спиной, судя по шуму, шла борьба.
   Глаза  стоящего напротив Гурни воина проследили за движением
его руки, потом обратились на его лицо.
   -- Оставь нож в ножнах, Гурни Хэллек! -- приказал воин.
   Гурни колебался. Даже приглушенный фильтром стилсьюта  голос
казался странно знакомым.
   -- Тебе известно мое имя? -- спросил он.
   --  Со  мной  тебе,  Гурни,  ножа  не понадобится, -- сказал
человек. Он выпрямился и убрал свой нож в ножны, под  плащ.  --
Вели своим людям прекратить бесполезное сопротивление.
   Человек откинул капюшон и снял фильтр.
   То,   что   он   увидел,   заставило  Гурни  окаменеть.  Ему
показалось, что  он  смотрит  на  дух  герцога  Лето  Атридеса.
Подлинное узнавание приходило к нему очень медленно.
   --  Пол, -- прошептал он. Потом громче: -- Это действительно
Пол?
   -- Неужели ты не доверяешь собственным  глазам?  --  спросил
Пол.
   --  Все  говорили,  что вы мертвы, -- выдохнул Гурни, слегка
подавшись вперед.
   -- Прикажи своим людям остановиться, -- велел Пол,  указывая
на нижние уступы хребта. С неохотой отведя взгляд от лица Пола,
Гурни  посмотрел  в ту сторону. Он увидел лишь маленькую группу
своих людей. Люди пустыни, со скрытыми под  капюшонами  лицами,
были,  казалось,  повсюду. Фабрика-краулер неподвижно стояла на
песке, захваченная Свободными. В небе не было видно  ни  одного
судна.
   --  Прекратите  борьбу!  --  крикнул Гурни, крепко стиснув в
руке мегафон.
   И набрав в легкие воздух, он повторил:
   -- Говорит Гурни Хэллек. Приказываю прекратить борьбу!
   Медленно и  неохотно  люди  опустили  оружие.  Взгляды  всех
вопросительно обратились на него.
   -- Это друзья, -- объяснил Гурни.
   -- Ничего себе, друзья! -- выкрикнул кто-то из задних рядов.
-- Половина наших людей убита!
   --  Это  была  ошибка,  --  сказал  Гурни.  --  Не  надо  ее
усугублять.
   Он снова повернулся к Полу и посмотрел ему прямо в глаза  --
глаза Свободного.
   Улыбка  тронула  губы  Пола,  но была в выражении его лица и
твердость, напомнившая Хэллеку старого герцога,  дедушку  Пола.
Потом  Гурни увидел на его лице знаки, не виденные им раньше ни
в ком из Атридесов, -- они  проявлялись  в  напряжении  лицевых
мускулов, в испытующих взглядах исподтишка.
   -- Все говорили, что вы мертвы, -- повторил Гурни.
   -- Это было нам на руку, -- сказал Пол.
   Гурни  понял, что эта фраза в известной мере извиняет его за
то, что он оставил Пола на произвол судьбы, поверил в  то,  что
его юный герцог... его друг мертв. А потом ом подумал: осталось
ли  в  стоящем  перед  ним  воине хоть что-то от того мальчика,
которого он знал и учил искусству борьбы?
   Пол  подошел  вплотную  к  Гурни,  и  в  глубине  его   глаз
плеснулась нежность.
   -- Гурни...
   Все  произошло,  казалось,  само собой, и вот они уже стоят,
обнявшись и хлопая друг друга по спине, с удовольствием  ощущая
под руками крепкую плоть.
   -- Пол! Малыш! -- повторял Гурни.
   -- Гурни, старина! Гурни...
   Наконец  они отпустили друг друга и изучающе посмотрели друг
на друга. Гурни глубоко вздохнул.
   -- Я  мог  бы  и  догадаться,  почему  так  выросло  военное
искусство  Свободных. Им удавалось такое, что мне бы и в голову
никогда не пришло. Если бы  только  я  знал...  --  он  покачал
головой.  --  Если  бы  ты  передал  для  меня  хоть  словечко,
мальчуган, я бы примчался и...
   Взгляд Пола заставил его замолчать -- твердый,  остерегающий
взгляд.
   Гурни вздохнул:
   -- Конечно, нашлись бы и такие, кто бы поинтересовался: куда
это  Гурни  Хэллек  помчался?  А  некоторые захотели бы найти и
ответ на этот вопрос.
   Пол кивнул и посмотрел  на  стоящих  в  выжидательных  позах
Свободных.  Во  взглядах  федайкинов  читалось  любопытство. Он
отвернулся от членов команды смерти и снова посмотрел на Гурни.
Встреча с бывшим наставником подняла его настроение: он  увидел
в ней доброе предзнаменование, знак того, что он на верном пути
в будущее, где все должно окончиться хорошо.
   "Гурни рядом со мной..."
   Пол  посмотрел  мимо  федайкинов  вниз,  на контрабандистов,
прилетевших с Хэллеком.
   -- Чего хотят твои люди, Гурни?
   -- Они контрабандисты, --  ответил  тот.  --  Они  стремятся
туда, где больше прибыли.
   --  В  нашем  предприятии  прибыли  мало,  --  сказал  Пол и
заметил, как шевельнулся палец на правой  руке  Гурни,  подавая
ему  сигнал  -- старинный кодовый знак из их прошлого. В отряде
контрабандистов были разные люди.
   Пол шевельнул губами, давая знать, что он понял, и посмотрел
на своих людей, стоящих на страже на высоких камнях. Он  увидел
Стилгара  и,  вспомнив,  что отношения с ним надо еще выяснять,
сразу погрустнел.
   -- Стилгар, -- сказал он. -- Это Гурни Хэллек, о  котором  я
много  тебе  рассказывал.  Оружейный мастер моего отца, один из
учителей фехтования, обучавших меня, мой старый друг.  На  него
можно положиться во всем.
   --  Я  слышал;  --  коротко  отозвался Стилгар. -- Ты -- его
герцог.
   Пол посмотрел в темное лицо над ним, стараясь понять, почему
Стилгар сказал именно это: "Его герцог!" В  интонации  Стилгара
содержался  какой-то  странный  оттенок, как будто ему хотелось
добавить  что-то  еще.  И  это  было  не  похоже  на  Стилгара,
предводителя   Свободных,   привыкшего  говорить  все  то,  что
подсказывал ему разум.
   "Мой Герцог!", -- подумал Гурни и  посмотрел  на  Пола.  Да,
теперь, когда Лето мертв, титул перешел к Полу.
   Некоторые  аспекты  войны  Свободных на Арраки повернулись к
Гурни новой стороной. "Мой герцог!"  Лишь  часть  его  сознания
отметила  распоряжение  Пола  о  том, что контрабандисты должны
быть обезоружены и остаться таковыми, пока не будут допрошены.
   Полностью смысл приказа дошел до Гурни лишь тогда, когда  он
услышал протестующие возгласы своих людей. Он повернулся к ним.
   --  Вы  что,  парни, оглохли? -- рявкнул он. -- Это истинный
герцог Атридес. Выполняйте его приказ!
   Контрабандисты, ворча, повиновались.
   Пол подошел к Гурни и тихо проговорил:
   -- Я не ожидал, что именно  ты  попадешься  в  эту  ловушку,
Гурни.
   --  Я  получил  то,  что заслужил, -- сказал Гурни. -- Держу
пари, что эта полоса -- пустая толща песка, приведенная в такой
вид, чтобы нас обмануть.
   -- Это пари ты бы выиграл, -- усмехнулся Пол и посмотрел  на
разоружаемых контрабандистов.
   -- Есть ли среди твоего отряда люди моего отца?
   --  Ни  одного.  Наши  ряды изрядно поредели. Есть несколько
человек среди свободных торговцев. Большая часть истратила свои
доходы на то, чтобы покинуть это место.
   -- Но ты остался.
   -- Я остался.
   -- Потому что здесь Раббан, --  Пол  скорее  утверждал,  чем
спрашивал.
   --  Я  думаю,  что  мне не осталось ничего, кроме мщения, --
отозвался Гурни.
   С верхнего уступа послышался сдавленный крик.  Гурни  поднял
голову и увидел, что один из Свободных машет платком.
   --  Идет  Создатель,  и  довольно  большой,  --  сказал Пол.
Сопровождаемый Гурни, он подошел к краю уступа и  посмотрел  на
юго-восток.  Вдалеке  отчетливо  виднелся след червя. Пересекая
дюны, он тянулся к скалам.
   Со стороны лежащей над ними  фабрики  послышались  тревожные
крики.  Повернувшись  на  своих  гусеницах,  краулер  пополз  к
скалам, подобно гигантскому неуклюжему насекомому.
   -- Очень плохо, что мы не можем спасти карриол,  --  пожалел
Пол.
   Гурни посмотрел на него, потом на дымящиеся участки пустыни,
где  лежали  сбитые ракетами карриол и орнитоптеры. Внезапно он
почувствовал боль за оставшихся  там  людей  --  его  людей,  и
проговорил:
   --  Твой  отец  лучше бы позаботился о людях, которых не мог
спасти.
   Пол бросил на него быстрый взгляд и опустил глаза.
   -- Они были твоими людьми, Гурни, -- сказал он, помолчав. --
Для нас же они были нарушителями, которые могли увидеть то, что
им не следовало видеть. Ты должен это понять.
   -- Я хорошо это  понимаю,  --  пошутил  Гурни.  --  Но  меня
разбирает  любопытство: так хочется увидеть то, чего не следует
видеть.
   Пол  поднял  голову  и  увидел  на  лице  Гурни  хорошо  ему
известную волчью усмешку.
   Гурни  кивком  указал  в сторону лежащей перед ними пустыни.
Там  повсюду,  насколько  хватало  глаз,   сновали   Свободные,
занимающиеся  своими  делами.  Его  поразило то, что ни один из
них, казалось, не был обеспокоен приближением червя.
   С открытых  дюн  за  лжеполосой  спайса  послышался  громкий
барабанный  звук  тампера,  от  которого,  казалось, даже камни
вибрировали под их ногами. Гурни увидел, что  Свободные  встали
вдоль линии, где должен был проходить путь червя.
   Червь  возник  подобно  блестящей  гигантской песчаной рыбе,
прорезая поверхность песка своими извивающимися кольцами. Через
мгновение Гурни стал свидетелем поимки червя:  первый  метатель
загарпунил  червя,  заставил  развернуться,  и  вслед затем все
члены отряда взобрались на его блестящую поверхность.
   -- Это зрелище -- из числа тех, которые тебе не следовало бы
видеть, -- заметил Пол.
   -- Мне рассказывали об  этом,  --  признался  Гурни.  --  Но
поверить  в  такое, не видя своими глазами, очень трудно. -- Он
покачал головой. -- С существом, которого боится  вся  планета,
вы обращаетесь, как с лошадью.
   --  Ты  помнишь,  что  говорил  мой  отец о силе пустыни, --
сказал Пол. -- Теперь поверхность  этой  планеты  --  наша.  Ни
штормы, ни эти создания, ни безводье не могут нас остановить.
   "Нас...  --  подумал Гурни. -- Он имеет в виду Свободных. Он
говорит как один из них". И снова Гурни посмотрел в глаза Пола,
сверкающие спайсовой синевой. Его  собственные  глаза,  он  это
знал,  тоже  были  тронуты  голубизной, но контрабандисты могли
доставать внепланетную еду, и изменения в цвете  их  глаз  были
гораздо  менее  заметными.  Когда  говорили о человеке, который
породнился с этой планетой,  то  говорили  о  "мазке  спайсовой
кистью". И в таких намеках всегда ощущалась неприязнь.
   --  Были  времена, когда в этих краях мы не смели мчаться на
Создателях при свете дня, -- заметил Пол. -- Но у Раббана стало
так  мало  воздушной  силы,  что  он  не  может  терять  ее  на
патрулирование  песков.  -- Он посмотрел на Гурни. -- Появление
твоего воздушного судна было для нас полной неожиданностью.
   "Для нас..."
   Прогоняя эти мысли, Гурни покачал головой.
   --  Однако   мы   явились   для   вас   не   такой   большой
неожиданностью, как вы для нас, -- усмехнулся он.
   --  Что  говорят насчет действий Раббана в селах и деревнях?
-- спросил Пол.
   -- Говорят, что деревни синков укреплены атакой степени, что
с ними нельзя ничего поделать. Говорят, что им остается  только
пережидать, пока кончатся бесполезные атаки.
   -- Другими словами, Харкон йены лишены мобильности.
   --  Зато ты можешь появляться там, где пожелаешь", -- оказал
Гурни.
   -- Этой тактике я научился от тебя. Они потеряли  инициативу
и, значит, проиграли войну.
   Гурни понимающе улыбнулся.
   --  Наш враг находится там, где этого желаю я, -- заявил Пол
и посмотрел на Хэллека. -- Ну как, Гурни, поступаешь ко мне  на
службу -- до окончания компании?
   --  Поступаю ли? -- Гурни посмотрел на него в недоумении. --
Мой господин, я никогда  не  оставлял  службы  у  вас.  Это  вы
меня...  оставили, заставив считать, что вас уже нет в живых. И
я, оставшись не  у  дел,  принял  то,  что  мне  предложили,  в
ожидании  того  времени,  когда я смогу продать свою жизнь ради
стоящего дела -- смерти Раббана.
   Растроганный Пол хранил молчание.
   К  тому  месту,  где  они  стояли,  возвратилась  женщина  и
остановилась  перед  Полом.  Глаза  ее  за  капюшоном  и маской
обращались то на Пола, то на  его  собеседника.  Гурни  отметил
исходящую от нее уверенность.
   -- Чани, -- сказал ей Пол. -- Это Гурни Хэллек. Ты слышала о
нем от меня.
   Она посмотрела на Гурни, потом снова на Пола.
   -- Я слышала.
   -- Что наши люди сделали с Создателем?
   --  Они  лишь  отвлекли  его,  чтобы выиграть время и спасти
оборудование.
   -- Что ж, тогда... -- Пол замолчал, принюхиваясь.
   -- Идет ветер, -- подсказала Чани.
   Из-за гряды донесся голос:
   -- Хо, там -- ветер!
   Гурни   увидел,   как   убыстрились   движения    Свободных.
Чувствовалось,  что  они  очень  спешат. Все, что червь оставил
невредимым, было уже снесено.  Краулер  тяжело  прогромыхал  по
сухому  песку,  перед  ним  открылся  проход...  а  потом камни
сомкнулись так плотно, что от прохода не осталось и следа.
   -- И много у вас таких тайников? -- спросил Гурни.
   -- Много, помноженное на много, -- ответил Пол. Он посмотрел
на Чани. -- Найди Корбу, скажи ему, что Гурни предупредил меня:
среди них есть люди, которым нельзя доверять.
   Она посмотрела на Пола, лотом на Гурни, повернулась и  легко
побежала по камням.
   -- Она -- твоя женщина, -- сказал Гурни.
   -- Она -- мать моего первенца. Среди Атридесов есть еще один
Лето.
   Глаза Гурни округлились от изумления.
   Пол  внимательно следил за тем, что творилось вокруг. Теперь
небо на юге стало совсем черным. Порывы  ветра  поднимали  тучи
песка над их головами.
   --  Застегни  костюм,  --  посоветовал  Пол. Сам он приладил
маску и надвинул капюшон.
   Гурни повиновался, благодарный за фильтры.
   Голосом, приглушенным из-за фильтров. Пол спросил:
   -- Кому из своего отряда ты не доверяешь, Гурни?
   -- В отряде есть несколько  новичков,  пришельцев  из  чужих
миров...  -- Он заколебался, сам удивляясь, как легко сорвались
с его языка эти слова -- "из чужих миров".
   -- Они не похожи на тех искателей приключений, которые к нам
обычно приходят, -- сказал Гурни. -- Они жестче.
   -- Шпионы Харконненов?
   -- Я думаю, мой господин,  что  они  отчитываются  не  перед
Харконненами.  Я подозреваю, что они на службе у империи. В них
есть что-то от Салузы Второй.
   -- Сардукары? -- Пол бросил на него испытующий взгляд.
   Гурни пожал плечами.
   -- Может быть, и так; они хорошо замаскировались.
   Пол  кивнул,  думая  о  том,  как  легко  Гурни  вернулся  к
положению  слуги Атридесов. Правда, теперь это был другой Гурни
-- планета Арраки изменила и его.
   Из-за камней под ними появились двое Свободных в капюшонах и
направились к ним. За плечами одного из них висел большой узел.
   -- Где сейчас мой отряд? -- спросил Гурни.
   -- В безопасности. В скалах под нами есть  пещера...  Птичья
пещера. После шторма мы решим, что с ними делать.
   Голос сверху позвал:
   -- Муаддиб!
   Пол  обернулся  и  увидел  своего охранника, указывающего на
пещеру. Пол знаком ответил, что понял.
   Гурни посмотрел так, как будто видел его впервые.
   -- Ты -- Муаддиб?!
   -- Это мое имя среди Свободных, -- ответил Пол.
   Гурни  отвернулся,  чувствуя,  как  растут  в   нем   дурные
предчувствия. Половина его отряда лежала мертвая, половина была
захвачена  в  плен. О новичках, которые вызывали подозрение, он
не беспокоился, но среди остальных были хорошие  люди,  друзья,
за  которых  он  чувствовал  ответственность.  "После штурма мы
решим, что с ними  делать"  --  так  сказал  Муаддиб.  И  Гурни
вспомнил,  что  рассказывали о Муаддибе, Лизан ал-Гаибе: как он
сдирал кожу с офицеров Харконненов, чтобы обтянуть ею барабаны,
как окружил себя командой смерти, члены которой бросались в бой
с песней смерти на устах.
   ОН...
   Двое Свободных взобрались на площадку у ног Пола. Темнолицый
воин сказал:
   -- Все в безопасности, Муаддиб. Теперь нам лучше сойти вниз.
   -- Ты прав, Стилгар.
   Гурни  отметил  интонацию  говорившего,   полуповелительную,
полувопросительную.  Этого  человека  звали Стилгар -- еще одно
имя из новых легенд о Свободных.
   Пол посмотрел на узел за спиной второго и спросил:
   -- Корба, что у тебя в узле?
   Стилгар ответил:
   -- Я нашел его в краулере. На нем инициалы твоего друга, а в
нем бализет. Я много раз слышал  от  тебя,  как  искусно  Гурни
Хэллек играет на бализете.
   Гурни  внимательно  изучал  говорившего, отметив край черной
бороды под маской, ястребиный взгляд, точеный нос.
   -- Ваши соратники умеют  думать,  мой  господин,  --  сказал
Гурни. -- Спасибо, Стилгар.
   Стилгар знаком велел своему спутнику передать узел Гурни:
   --  Благодари  своего  герцога. Раз он тебя поддерживает, ты
можешь рассчитывать на наше уважение.
   Гурни  принял  инструмент,  удивленный  жесткими  нотками  в
голосе  Стилгара.  В  его  поведении  слышался  вызов,  и Гурни
подумал, уж не чувство ли зависти говорит в  Свободном.  Явился
некто  Гурни  Хэллек,  знавший  Пола  еще  до  появления его на
Арраки,  человек,  которого  связывали  с  Полом  узы   дружбы,
неведомой Стилгару.
   -- Вы оба мои друзья, -- сказал Пол. -- Я хотел бы, чтобы вы
подружились и между собой.
   --  Свободный  по  имени Стилгар хорошо известен, -- ответил
Гурни. -- Я считаю за честь иметь  среди  своих  друзей  убийцу
Харконненов.
   --  Ты  подашь  руку  моему другу Гурни Хэллеку, Стилгар? --
спросил Пол.
   Стилгар медленно протянул руку и пожал тяжелую руку Гурни.
   -- Мало кто не слышал имя Гурни  Хэллека,  --  сказал  он  и
повернулся к Полу. -- Буря уже близко, Муаддиб.
   -- Идемте, -- сказал Пол.
   Стилгар  повернулся  и  повел  их  вниз  по  узкой тропинке,
вьющейся среди  камней,  к  затерянной  среди  скал  расселине,
которая привела их ко входу в пещеру. Мужчины торопливо закрыли
вход  в скале. Глоуглобы освещали широкое сводчатое помещение с
возвышением в одном конце и с отходящим от него проходом.
   Пол в сопровождении Гурни направился к возвышению и повернул
в проход. Остальные ушли  по  другому  проходу,  открывающемуся
напротив  главного входа. Пол провел Гурни через комнату, и они
вошли во внутреннюю комнату, на стенах которой  висели  темные,
винного цвета ткани,
   -- Мы сможем поговорить здесь наедине, -- сказал Пол. -- Мои
люди не станут нарушать моего...
   Из  внешнего  помещения  донесся  протяжный  сигнал  военной
тревоги, и сразу же послышались крики и звон оружия. Пол  круто
повернулся  и  бросился  через  прихожую  к проходу, ведущему к
возвышению над сводчатым залом пещеры. Гурни с оружием наготове
не отставал от него.
   Под ними, на полу пещеры, мелькали фигуры сражающихся людей.
Какое-то мгновение Пол стоял неподвижно, отделяя взглядом плащи
и бурнусы Свободных от костюмов их противников. Развитая в  нем
его  матерью  привычка  наблюдать и слагать мельчайшие детали в
значительные факты  сказала  ему,  что  Свободные  сражаются  с
людьми,    одетыми    в    костюмы    контрабандистов,   однако
контрабандисты эти разделились на тройки и в  тех  местах,  где
битва  была  особенно  жестокая,  стояли  спинами друг к другу,
образуя треугольные фигуры.
   Такая манера вести сражение изобличала в  них  императорских
сардукаров.
   Один  из  дерущихся  федайкинов увидел Пола, и его клич эхом
отразился от стен.
   -- Муаддиб! Муаддиб! Муаддиб!
   Еще одна пара глаз засекла Пола, и  в  него  полетел  черный
нож.  Пол  увернулся, услышав, как тот лязгнул о камень над его
головой, и обернулся посмотреть, избежал ли удара Гурни.
   Когда человеческие треугольники были оттеснены назад,  Гурни
показал  Полу  меч,  обращая  его внимание на перевязь темного,
имперского, цвета, наколотой крест со львами,  на  многоцветные
глазки на рукоятке кинжала.
   Вне всякого сомнения, это были сардукары!
   Пол  шагнул  к  краю  уступа:  внизу  оставалось  лишь  трое
сардукаров. На полу возвышался кровавый холм  из  сардукаров  и
Свободных.
   --  Прекратить!  --  крикнул  Пол.  --  Герцог  Пол  Атридес
приказывает вам остановиться!
   Движения сражающихся замедлились.
   -- Эй вы, сардукары!  --  крикнул  Пол  оставшейся  в  живых
тройке.  -- Кто приказал вам напасть на правящего герцога? -- И
видя, что его люди  начали  окружать  сардукаров,  крикнул:  --
Прекратить, я сказал!
   -- Кто сказал, что мы сардукары? -- крикнул один из троих.
   Пол взял у Гурни нож и положил его на свою ладонь.
   -- Ваш нож сказал, что вы -- сардукары.
   -- А кто докажет, что ты -- правящий герцог?
   Пол указал на федайкинов.
   --   Эти  люди  говорят,  что  я  --  правящий  герцог.  Ваш
собственный император перевел сюда дом Атридесов, Я  --  герцог
Атридес.
   Сардукар молчал, явно взволнованный.
   Пол  внимательно вгляделся в него. Это был высокий человек с
плоскими чертами лица, с бледным шрамом, наискось  пересекающим
его  левую  щеку.  Его  вид  выдавал  и  злобу,  и смущение, но
чувствовалась в нем и гордость, без  которой  сардукар  казался
будто бы неодетым.
   Пол посмотрел на своего лейтенанта-федайкина:
   -- Корба, как получилось, что их не разоружили?
   --  Они  спрятали оружие в хитроумно скрытых под стилсьютами
карманах, -- ответил тот.
   Пол оглядел  лежащих  на  полу  убитых  и  раненых  и  снова
посмотрел на лейтенанта. Слова были не нужны. Лейтенант опустил
голову.
   --  Где  Чани?  --  спросил  Пол,  затаив дыхание в ожидании
ответа.
   -- Стилгар ее спрятал, -- Корба кивнул в сторону  прохода  и
оглянулся  на  убитых  и  раненых.  -- Я должен ответить за эту
ошибку, Муаддиб!
   -- Сколько было этих сардукаров, Гурни? -- спросил Пол.
   -- Десять.
   Пол легко спрыгнул на пол пещеры, прошел к тому  месту,  где
стоял  говоривший  с  ним сардукар, и остановился на расстоянии
нескольких шагов от него.
   Федайкины хранили молчание. Они боялись за  него,  когда  он
вот  так приближался к опасности. Они были обязаны не допускать
этого, ибо Свободные желали сберечь мудрость Муаддиба.
   Не оборачиваясь. Пол бросил лейтенанту:
   -- Как велики наши потери?
   -- Четверо раненых, двое убитых, Муаддиб.
   Пол уловил звуки движения за  спиной  сардукаров.  В  другом
проходе  стояли  Чани  и  Стилгар.  Он  снова перевел взгляд на
сардукаров,  глядя  прямо  в  глаза  с  белыми  белками,  глаза
человека из другого мира.
   -- Как тебя зовут? -- спросил Пол.
   Человек  будто  онемел,  лишь  глаза его бегали из стороны в
сторону.
   -- Брось это! -- сказал Пол. -- Мне  ясно,  что  вам  велено
было  пробраться  сюда  и  уничтожить Муаддиба. Ручаюсь, это вы
предложили искать спайс в глубокой пустыне.
   Сдавленный стон стоявшего  позади  Гурни  вызвал  улыбку  на
губах Пола. Лицо сардукара стало багровым.
   --  Ты  видишь  перед  собой семь ваших мертвых против двоих
наших. Три к одному, неплохой счет, а?
   Человек  приподнялся  на  носки,  но  отступил  под  напором
федайкинов.
   -- Я спрашиваю, как тебя зовут, -- повторил Пол и, используя
искусство Голоса, приказал: -- Назови мне свое имя!
   --  Капитан Арамшем, имперский сардукар! -- гаркнул человек.
Челюсть у него отвисла, и  он  в  замешательстве  уставился  на
Пола.
   От  его надменности человека, попавшего в пещеру к варварам,
не осталось и следа.
   -- Что ж, капитан Арамшем,  --  сказал  Пол.  --  Харконнены
дорого заплатили бы за то, что теперь знаете вы. А император --
чего  бы  он  не  дал за то, чтобы узнать, что Атридесы все еще
живут, несмотря на его предательство.
   Капитан бросил взгляд налево и направо, на двоих  оставшихся
в  живых  людей. Пол почти видел мысли человека, бьющиеся в его
голове: сардукар не сдается, но император должен узнать об этой
угрозе.
   Используя Голос, Пол приказал:
   -- Сдавайтесь, капитан!
   Человек, стоящий слева от  капитана,  внезапно  бросился  на
Пола,  но  путь  ему  преградил нож его же капитана. Нападающий
коротко вскрикнул и рухнул на пол с ножом в груди.
   Капитан посмотрел в лицо своему единственному оставшемуся  в
живых товарищу.
   --  Я  думаю  о  том,  как  лучше  послужить Его величеству.
Понятно?
   Плечи второго сардукара опустились.
   -- Брось оружие! -- приказал капитан.
   Сардукар повиновался.
   Капитан посмотрел на Пола в упор.
   --  Ради  тебя  я  убил  своего  друга,  --  произнес  он  с
расстановкой, -- не забывай об этом.
   --  Ты мой пленник, -- отвечал ему Пол. -- Будешь ли ты жить
или умрешь, это неважно. -- Он велел охране взять сардукаров  и
обыскать их.
   Охрана увела сардукаров.
   Пол повернулся к лейтенанту.
   -- Муаддиб... -- сказал тот. -- Я допустил ошибку...
   -- Ошибка допущена с моей стороны, Корба, -- признал Пол. --
Мне следовало бы предупредить тебя, что надо искать. В будущем,
когда  будешь обыскивать сардукаров, помни об этом. Помни также
о том, что любой из них может  иметь  один  или  два  фальшивых
ногтя   на  ноге,  которые  в  соединении  с  другими  частями,
спрятанными на теле, могут составлять эффективные  передатчики.
У  них  может  быть  и по нескольку фальшивых зубов. Они прячут
кольца шигавира в волосах, и так искусно, что  найти  их  очень
трудно, однако с помощью такого кольца можно смастерить гарроту
и  оторвать  человеку  голову.  Когда имеешь дело с сардукаром,
нужно с помощью всех имеющихся в наличии средств срезать каждый
волосок на его теле.  И  только  когда  закончишь  эту  работу,
можешь быть уверенным в том, что ничего не упустил.
   Он посмотрел на Гурни, который подошел ближе и слушал.
   -- Тогда нам лучше их убить, -- сказал лейтенант.
   Пол покачал головой, все еще глядя на Гурни.
   -- Нет. Я хочу, чтобы они бежали.
   Гурни в недоумении уставился на него.
   -- Сир... -- выдохнул он.
   -- Да?
   --  Этот  ваш  человек  прав. Убейте их, уничтожьте все, что
напоминает об их присутствии здесь. Вы взяли в  плен  имперских
сардукаров! Когда император об этом узнает, он не успокоится до
тех пор, пока не поджарит вас на медленном огне.
   --  Вряд  ли  императору удастся это сделать, -- Пол говорил
медленно и холодно.  Что-то  произошло  в  его  душе,  пока  он
смотрел на сардукара. Сумма наблюдений вылилась в знание.
   -- Гурни, -- сказал он. -- Вокруг Раббана много людей Союза?
   Гурни выпрямился, глаза его сузились.
   -- Ваш вопрос не имеет...
   -- Я тебя спрашиваю! -- повысил голос Пол.
   --  Арраки наводнена агентами Союза. Они покупают спайс, как
будто это самая ценная вещь во всей Вселенной. И все же  почему
вы думаете, что нам следует слишком далеко вдаваться в...
   -- Это и есть самая ценная вещь во Вселенной, -- перебил его
Пол. -- Для них. -- Он посмотрел на Стилгара и на Чани, которые
шли  к  ним  через  комнату.  --  И мы держим ее под контролем,
Гурни.
   -- Ее держат под контролем Харконнены!
   -- Контролирует ценность тот, кто может  ее  уничтожить,  --
отчеканил Пол. Движением руки он предупредил дальнейшие вопросы
Гурни  и  кивнул  Стилгару,  который  вместе  с  Чани подошел и
остановился перед Полом.
   Пол взял в левую руку нож сардукара и протянул его  Стилгару
со словами:
   --  Ты  живешь  ради  пользы  племени. Мог бы ты взять ножом
кровь моей жизни?
   -- Ради пользы племени, -- негромко повторил Стилгар.
   -- Тогда пускай в ход нож, -- сказал Пол.
   -- Ты меня вызываешь?
   -- Если бы это было так, -- сказал Пол, -- я не позволил  бы
взять мою жизнь, стоя без оружия.
   Стилгар судорожно глотнул воздух.
   --  Узул!  --  Чани  бросила взгляд на Гурни, потом снова на
Пола.
   Стилгар все еще осмысливал услышанное, а Пол продолжал:
   -- Ты воин, Стилгар. Когда сардукары затеяли сражение, ты не
ринулся в битву. Первой твоей мыслью было защитить Чани.
   -- Она -- моя племянница, --  сказал  Стилгар.  --  Если  ты
сомневаешься   в   тех  федайкинах,  которые  занимались  этими
мерзавцами...
   -- Почему первой твоей мыслью была мысль о Чани?
   -- Это не так!
   -- А как?
   -- Она была о тебе, -- признался Стилгар.
   -- Ты думаешь, что смог бы поднять на меня руку? --  спросил
Пол.
   Стилгар вздрогнул.
   -- Таков закон, -- прошептал он.
   --  Закон  говорит,  что  надо убивать пришельцев из далеких
миров, найденных в  пустыне,  и  брать  их  воду,  как  подарок
Шаи-Хулуда,  --  возразил ему Пол. -- И все же однажды ночью ты
позволил жить двоим таким пришельцам -- моей матери и мне.
   Так как  Стилгар  продолжал  молча  смотреть  на  него.  Пол
продолжал:
   -- Пути меняются, Стил. Ты и сам их менял.
   Стилгар посмотрел на желтую эмблему, укрепленную на рукоятке
ножа у него в руке.
   --  Когда я стану герцогом в Арракине, будет ли у нас с Чани
время входить в  каждую  мелочь  управления  сьетчем  Табр?  --
спросил  Пол.  --  И разве ты сам станешь заниматься проблемами
каждой отдельной семьи?
   Стилгар продолжал пристально смотреть на нож.
   -- Неужели ты думаешь, что  я  жажду  обрезать  свою  правую
руку? -- настойчиво спрашивал Пол.
   Стилгар медленно перевел взгляд на его лицо.
   --  Ты! -- воскликнул Пол. -- Неужели ты думаешь, что я хочу
лишить себя и племя твоей мудрости и силы?
   Стилгар тихо ответил:
   -- Юношу из моего племени, чье имя мне известно, этого юношу
я могу убить на поле вызова, пожелай этого Шаи-Хулуд. Но Лизану
ал-Гаибу я не могу причинить вреда. Ты знал  это,  когда  давал
мне нож.
   -- Я знал это, -- согласился Пол.
   --  Пути меняются, -- сказал Стилгар и разжал руку. Нож упал
на каменный пол.
   -- Чани, -- позвал Пол,  --  отправляйся  к  моей  матери  и
пришли ее сюда: нам нужен ее совет.
   -- Но ты говорил, что поедешь на юг! -- запротестовала она.
   --  Это  решение было неверным, -- объявил он. -- Харконнены
не там. Война не там.
   Она глубоко вздохнула, смиряясь с  его  словами,  как  любая
женщина  пустыни  смирялась  с неизбежным в этой жизни, которая
так тесно связана со смертью.
   -- Ты отвезешь моей матери сообщение,  предназначенное  лишь
для  ее  ушей,  -- сказал Пол. -- Скажи ей, что Стилгар признал
меня герцогом Арраки, что должен  быть  найден  путь  заставить
молодых воинов согласиться с этим решением.
   Чани посмотрела на Стилгара.
   --  Делай,  как  он говорит, -- проворчал Стилгар. -- Мы оба
знаем, что он мог победить меня... и что я не могу  поднять  на
него руку ради пользы племени.
   -- Я вернусь вместе с твоей матерью, -- проговорила Чани.
   --  Пришли  ее  сюда,  -- сказал Пол. -- Стилгар был прав: я
сильнее, когда ты в безопасности. Ты останешься в сьетче.
   Она хотела было что-то возразить, но передумала.
   -- Сихайя, -- сказал Пол, назвав ее именем,  известным  лишь
им  двоим. Он отвернулся вправо и встретился с горящими глазами
Гурни.
   С тех пор как Пол упомянул о своей матери, Гурни уже  ничего
не понимал из разговора Пола со старым Свободным.
   -- Твоя мать... -- начал Гурни.
   -- Айдахо спас нас в ночь набега, -- рассеянно произнес Пол,
думая о предстоящей разлуке с Чани, -- теперь мы...
   -- Что с Дунканом Айдахо, мой господин? -- спросил Гурни.
   --  Он  мертв;  ценой  своей  жизни  он выиграл нам время на
побег.
   "Так, значит, ведьма жива! -- подумал Гурни. -- Одна из тех,
кого я поклялся уничтожить, жива. И  герцог  Пол,  конечно,  не
знает,  какая  тварь  дала  ему  жизнь!  Это сам Дьявол! Выдать
Харконненам его отца!"
   Пол прошел мимо него и вскочил на  возвышение.  Оглянувшись,
он  увидел,  что  раненые  и  мертвые  уже унесены, и с горечью
подумал о том, что в легенду о Муаддибе вписана еще одна глава.
"Я даже не  вытащил  свой  нож,  но  о  сегодняшнем  дне  будут
говорить, что я уничтожил двадцать сардукаров".
   Гурни,   не   чувствуя   под  ногами  земли,  последовал  за
Стилгаром. Мысли яростно бились в его голове.
   "Ведьма все еще жива, в то время как те, кого  она  предала,
превратились  в груду костей в зыбких могилах. Я должен сделать
так, чтобы Пол узнал о ней правду, прежде чем я убью ее".

x x x

  Читать  дальше ...   

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_1.txt    ===

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 153 | Добавил: iwanserencky | Теги: из интернета, люди, Фрэнк Херберт, текст, Будущее Человечества, проза, слово, книги, чужая планета, будущее, Вселенная, Хроники Дюны, книга, Хроники, миры иные, писатель Фрэнк Херберт, фантастика, Дюна, литература | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: