Главная » 2023 » Апрель » 7 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОРОК. 024
02:08
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ТРЕТЬЯ. ПРОРОК. 024

***

***

===

   Алия подняла голову и посмотрела на мать.
   --  Я обладаю силой разума. Преподобная мать, -- проговорила
Хара. -- Я могла бы быть сайадиной. Я видела то, что видела.
   -- Хара... -- Джессика пожала плечами. --  Я  не  знаю,  что
тебе  сказать.  -- И она поняла, что эти, такие затертые, слова
точно передают ее чувства.
   Алия выпрямилась и расправила плечи. Джессика почувствовала,
что время ожидания истекло, пришло время для решения и печали.
   -- Мы совершили ошибку, -- заявила Алия. -- Теперь нам нужна
Хара.
   -- Это случилось на обряде Семени, когда  ты  изменяла  Воду
Жизни,  а  Алия  была  внутри тебя, в твоем чреве, -- напомнила
Хара.
   "Нужна Хара?" -- спросила себя Джессика.
   -- Кто, кроме тебя, может говорить с людьми и  заставить  их
понимать меня? -- настаивала Алия.
   -- Чего же ты от нее хочешь? -- спросила Джессика,
   -- Она сама знает, что делать, -- возразила Алия.
   --  Я  расскажу  им  правду,  --  подхватила  Хара.  Ее лицо
внезапно стало старым и  печальным,  на  оливковой  коже  резче
обозначились морщины. -- Я расскажу им, что Алия только кажется
маленькой  девочкой,  на  самом  же  деле  она  никогда не была
ребенком.

---

   Алия покачала головой. Слезы бежали по ее щекам, а  Джессика
чувствовала  такую  печаль,  как  будто скорбь дочери заставила
забыть обо всем на свете.
   -- Я знаю, что я урод, -- прошептала Алия.
   Слышать подобные слова из уст ребенка было нестерпимо.
   -- Ты не урод! -- воскликнула Хара. -- Кто осмелился назвать
тебя уродом?
   И снова Джессика поразилась страстности голоса  Хары.  Вдруг
она  поняла,  что  суждение Алии верно -- Хара действительно им
нужна. Племя поймет Хару, и  слова  ее,  и  чувства,  ибо  было
очевидно,  что  она  любит  Алию  так,  как  будто  та  была ее
собственной дочерью.
   -- Кто сказал тебе это? -- повторила этот вопрос Хара.
   -- Никто.
   Краем материнской абы Алия вытерла слезы и разгладила платье
в том месте, где смяла его.
   -- Тогда не смей так говорить! -- воскликнула Хара.
   -- Я не буду.
   -- А теперь, -- сказала Хара, -- расскажи мне, что  с  тобой
произошло, чтобы я могла рассказать об этом всем остальным.
   Алия посмотрела на мать. Джессика кивнула.
   --  Однажды я проснулась, -- начала Алия. -- Это было похоже
на пробуждение ото сна, если не считать того, что я не помнила,
когда  заснула.  Это  было  в  теплом  и  темном  месте.  И   я
испугалась. Слушая  картавый голос дочери, Джессика вспомнила тот день в
пещере.
   -- Я попыталась бежать,  но  бежать  было  некуда.  Потом  я
увидела  искру  --  не  то чтобы настоящую... Просто искра была
там,  со  мной,  и  я  чувствовала  то,  что  она  хотела   мне
передать...  успокаивала  меня,  сообщала  мне,  что  все будет
хорошо... Это была моя мать.
   Хара вытерла глаза и ободряюще кивнула Алии. И все же -- как
отметила Джессика -- в ее глазах была дикость Свободной женщины
и настороженность,  как  будто  глаза  тоже  пытались  услышать
рассказ Алии.
   И Джессика подумала: "А что мы, собственно, знаем о том, как
на самом   деле   происходит   мыслительный  процесс  подобного
существа... с  учетом  его  собственного  опыта,  воспитания  и
наследственности?"
   --  Как  раз  тогда, когда я почувствовала себя уверенно и в
безопасности, -- сказала Алия, -- появилась еще  одна  искра...
Тут-то  все  и случилось. Другой искрой была старая Преподобная
мать. Они с моей мамой... обменивались жизнями, и я была там, с
ними, и видела это. Потом все кончилось, и я стала  ими,  потом
еще другими -- оставаясь собой... Только мне понадобилось много
времени, чтобы снова себя найти: других было так много...
   --  Это  было очень жестоко, -- сказала Джессика. -- Ни одно
существо не должно пробуждаться к жизни подобным образом. Самое
удивительное то, что ты смогла принять это.
   -- А что мне оставалось делать! -- возразила Алия. --  Я  не
знала,  как  это  отбросить,  как  спрятать  мое  сознание  или
защитить его. Все случилось так...
   -- Мы не знали... -- пробормотала Хара. -- Когда  мы  давали
твоей  матери  Воду, чтобы она ее изменила, мы не знали, что ты
существуешь у нее внутри.
   -- Не печалься об этом, Хара, -- сказала девочка. -- И самой
мне не стоит себя жалеть. В  конце  концов  есть  повод  и  для
радости: я -- Преподобная мать. У племени две Пре...
   Она оборвала себя и подняла голову, прислушиваясь.

   Хара резко повернулась и посмотрела на Джессику.
   -- Разве ты об этом не подозревала? -- спросила Джессика.
   -- Тс-с!.. -- шикнула на нее Алия.
   Сквозь  занавеси, отделяющие их от коридора, донеслись звуки
ритмичного пения. Оно делалось все громче, и вот уже можно было
различить слова: "Иа! Иа! Иаум! Иа! Иа! Иаум! Му зейн,  валлах!
Иа! Иа! Иаум! Му зейн, валлах!"
   Поющие  прошли  мимо  входа,  и  их голоса начали стихать, а
потом и совсем исчезли.
   Когда слов пения было уже не разобрать, Джессика проговорила
с печалью в голосе:
   -- И был Рамадан на Бела Тегузе...
   --  Моя  семья  сидела  у  фонтана,  у  себя  во  дворе,  --
подхватила  Хара,  --  и  воздух  был  напоен  влагой. Там было
дерево, покрытое плодами партигулов, круглых и ярких, величиной
почти с голову. Там была корзина  с  миш-мишем  и  баклавой,  и
кружки  с  либаном. В наших садах и в домах был мир, мир был на
всей земле.
   -- Жизнь была полной счастья, пока не пришли захватчики,  --
вставила Алия.
   --  Кровь  стыла от криков людей, -- Джессика ощутила, как в
ней закружились воспоминания полученного в дар прошлого.
   -- Женщины кричали: "Ла! Ла! Ла!" -- вторила ей Хара.
   -- Нападавшие прошли через муштамал и  бросились  на  нас  с
ножами,  лезвия  которых  сделались  красными  от  крови  наших
мужчин, -- вторила ей Джессика.
   И они втроем  погрузились  в  тишину,  подобно  всем  другим
жителям  в  сьетче,  и эта тишина дала им воспоминания, которые
сделали свежей их скорбь.
   -- Не забудем и не простим, -- строго сказала Хара.
   В полной значения  тишине,  установившейся  вслед  за  этими
словами,   они  слышали  голоса  многих  людей,  шелест  многих
плащей...
   -- Преподобная мать? -- раздался  голос  у  входа.  Джессика
узнала Сарсар, одну из жен Стилгара.
   -- В чем дело, Сарсар? -- спросила Джессика.
   -- Беда. Преподобная мать...
   У Джессики сжалось сердце от смертельного страха за Пола.
   Сарсар  раздвинула  занавеси  и  вошла  в  комнату. Джессика
успела заметить, что снаружи стоит группа людей. Она посмотрела
на  вошедшую  --  маленькую  черноволосую  женщину  в   красном
одеянии.  Взгляд  ее  темных  глаз  был  устремлен на Джессику,
ноздри крошечного носа раздувались, скрывая рубцы от зажимов.
   -- В чем дело? -- спросила Джессика.
   -- Получено известие из песков, -- сказал Сарсар. -- Сегодня
Узул проходит испытание. Молодые мужчины  говорят,  что  он  не
может  не  справиться,  что до наступления ночи он будет назван
наездником песков. Молодые люди объединяются  для  раззии.  Они
отправятся на север и там встретятся с Узулом. Они говорят, что
заставят его вызвать Стилгара и встать во главе племен.
   "Сбор воды, засаживание дюн, медленное, но вербное изменение
своего  мира  --  всего  этого им уже недостаточно, -- подумала
Джессика. -- Небольшие, неизменно заканчивающиеся удачей набеги
не удовлетворяют их больше после того,  чему  они  научились  у
Пола   и  у  меня.  Они  почувствовали  свою  силу,  они  хотят
сражаться".
   Сарсар переминалась с ноги  на  ногу,  не  решаясь  говорить
дальше.
   "Нам  понятна необходимость осторожного выживания, -- думала
Джессика, -- но в нем есть и уязвимость.  Нам  известно  также,
какой  стыд  может  заключаться в слишком долгом ожидании. Если
оно будет длиться бесконечно, мы можем потерять ощущение цели".
   --  Молодые  мужчины  говорят,  что  если  Узул  не  вызовет
Стилгара,  то это будет означать, что он боится, -- проговорила
Сарсар и опустила глаза.
   -- Вот оно что! -- пробормотала Джессика.  И  она  подумала:
"Что ж, я знала, что этот день придет. И Стилгар знал тоже".
   Сарсар прочистила горло.
   --  Даже мой брат, Шоаб, так говорит, -- сказала она. -- Они
не оставят Узулу выбора.
   "Значит, время пришло,  --  подумала  Джессика.  --  И  Полу
придется  взять  все  на  себя.  Преподобная  мать не осмелится
вмешаться в вопросы преемственности".
   Алия высвободила свою руку из руки матери и сказала:
   -- Я пойду с Сарсар и послушаю, что говорят молодые мужчины.
Может быть, есть выход.
   Джессика встретилась взглядом  с  Сарсар,  но  обратилась  к
Алии:
   -- Иди. И сообщи мне обо всем, как только сможешь.
   --  Мы  не  хотим, чтобы это случилось. Преподобная мать, --
сказала Сарсар.
   -- Не хотим, -- согласилась Джессика. -- Племени  нужна  вся
его сила. -- Она посмотрела на Хару. -- Ты пойдешь с ними?
   Хара поняла ее невысказанный вопрос:
   --  Сарсар  не  допустит,  чтобы Алии был причинен вред. Она
знает, что скоро мы обе -- она и я -- будем делить ложе с одним
и тем же мужчиной. Мы  говорили  об  этом  с  Сарсар.  --  Хара
посмотрела  на  Сарсар, потом опять на Джессику. -- Мы понимаем
друг друга.
   Сарсар взяла Алию за руку:
   -- Мы должны спешить: молодые мужчины уходят.
   Они торопливо прошли через занавешенный выход. Рука  ребенка
покоилась в маленькой женской руке, но со стороны казалось, что
ребенок ведет взрослую.
   --  Если Пол Муаддиб убьет Стилгара, это не пойдет на пользу
племени, -- сказала Хара. -- Раньше это могло  служить  успеху,
но времена меняются.
   -- Времена меняются и для нас, -- заметила Джессика.
   --  Не  думай,  что  я  сомневаюсь  в исходе такой битвы, --
сказала Хара. -- Узул не может не победить.
   -- Именно это я и имела в виду.
   --  Ты  думаешь,  что  мое  суждение  пристрастно?  --  Хара
покачала  головой, и водные кольца звякнули у нее на шее. -- Ты
ошибаешься! Возможно, ты думаешь также, что я жалею о том,  что
не на меня пал выбор Узула и что я ревную его к Чани?
   --  Ты сделала свой собственный выбор, как только смогла, --
возразила ей Джессика.
   -- Я жалею Чани, -- сказала Хара.
   Джессика на секунду потеряла дар речи.
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Я знаю, что ты думаешь о Чани. Ты  думаешь,  что  она  не
годится в жены твоему сыну.
   Джессика откинулась на подушки, борясь с собой.
   -- Возможно...
   -- Может быть, ты и права, -- сказала Хара. -- Если это так,
то ты можешь взять в союзницы саму Чани: она хочет только того,
что лучше для него самого.
   Джессика проглотила ком, вставший у нее в горле.
   -- Чани очень дорога мне, -- призналась она. -- Она не могла
бы...
   --  У  тебя  здесь очень грязные ковры, -- прервала ее Хара.
Она обвела взглядом полы, избегая смотреть Джессике в глаза. --
Здесь все время  топчется  так  много  народа!  Давно  пора  их
почистить...

x x x

***

===


   Внутри   ортодоксальной   религии   невозможно   избежать
взаимодействия политических  убеждений.  Эта  сила  пронизывает
обучение,  воспитание  и право в ортодоксальном обществе. Из-за
подобного давления лидеры  такого  общества  оказываются  перед
лицом  деликатнейшей  дилеммы:  скатиться  к  оппортунизму  или
принести себя в жертву на алтарь ортодоксальной этики.
   Принцесса Ирулэн.
   Муаддиб: вопросы религии.

   Пол стоял на песке и ждал приближения гигантского червя.
   "Я не должен ждать, как контрабандист, нетерпеливо и нервно,
-- внушал он себе. -- Я должен быть частью пустыни".
   Теперь  червю  нужно  было  лишь  несколько   минут,   чтобы
оказаться  возле  Пола:  звуки  его  шипения  наполняли воздух.
Огромные зубы в круглой,  как  вход  в  пещеру,  пасти  торчали
подобно причудливым цветам. Сильно пахло спайсом.
   Пол  слился со стилсьютом в единое целое, слегка ощущая лишь
присутствие маски у зажимов в носу. Сейчас он помнил  лишь  то,
чему учил его Стилгар. Все остальное ушло на задний план.
   -- На каком расстоянии от Создателя можно стоять? -- спросил
его Стилгар при подготовке.
   И он дал верный ответ:
   -- На расстоянии, равном половине диаметра Создателя.
   -- Почему?
   --  Чтобы,  с  одной  стороны,  не попасть в песчаный вихрь,
образующийся при его приближении,  а  с  другой,  чтобы  успеть
подбежать и взобраться на него.
   --  Ты  уже ездил на маленьких Создателях за Семенем и Водой
Жизни, -- сказал Стилгар. -- Но во время  твоего  испытания  ты
будешь  иметь  дело  с  диким  Создателем,  стариком пустыни. К
такому ты должен испытывать уважение...
   Теперь   барабанный   стук   тампера   потонул   в   шипении
приближающегося  червя. Пол глубоко вдохнул в себя воздух, даже
через  фильтры  ощутив  его  горечь.  Дикий  Создатель,  старик
пустыни,  надвигался  на него. Его вздымающиеся кверху передние
сегменты отбросили волну песка, хлестнувшую Пола по коленям.
   "Ближе, ты, прекрасное чудовище, --  мысленно  звал  он.  --
Сюда! Ты слышишь мой зов? Ближе, еще ближе!"
   Волна  песка  приподняла  его. Вокруг него кружил поднятый с
поверхности  песчаный  вихрь.  Он  поустойчивее  утвердился  на
поверхности.   Сейчас   весь  его  мир  сошелся  на  изогнутой,
движущейся стене, состоящей из ясно видных колец-сегментов.
   Пол  поднял  свои  крючья,  прицелился  и  метнул   их.   Он
почувствовал,  что  попал  в  цель, и потащил их на себя, чтобы
зацепить  покрепче.  Потом,   цепляясь   за   зубцы,   принялся
взбираться  по  этой стенке. Настал важнейший момент испытания:
если  он  верно  всадил  зубцы  --  так  чтобы  они  попали   в
выступающий  край  сегмента  и открыли сегмент, червь не сможет
свернуться и раздавить его.
   Движения  червя  замедлились.  Он  прополз   через   тампер,
заставив  его умолкнуть, и начал сжиматься, пытаясь переместить
раздражающие его зубцы как можно выше  --  подальше  от  песка,
угрожавшего нежной внутренней ткани, лишившейся своей защиты.
   Пол  обнаружил  себя  сидящим  верхом  на  черве.  Его обуял
восторг. Он чувствовал себя как  император,  обозревающий  свои
владения.  Ему  стоило большого труда подавить в себе страстное
желание испытать свою власть над этим существом.
   Внезапно  он  понял,  почему   Стилгар   предупреждал   его,
рассказывая  о молодых людях, танцевавших на чудовище, делавших
стойку на его спине, вынимавших оба острия  и  снова  втыкавших
их, прежде чем червь успевал сбросить наездника.
   Оставив  одно  острие  на месте, Пол вытащил другое и всадил
его немного ниже. Прочно закрепив второе острие и проверив  его
надежность,  он  вытащил  первое  и  всадил его немного дальше.
Создатель сжался еще больше и, сжимаясь, развернулся и оказался
против того места, на котором ждали остальные.
   Он увидел, что они подходят и пускают  в  ход  свои  крючья,
избегая   при   этом  краев  чувствительного  кольца,  пока  не
достигнут верха. Наконец они  один  за  другим  уселись  позади
него, каждый против своего крюка.
   Стилгар прошел вдоль ряда, проверил положение крючьев Пола и
посмотрел на его улыбающееся лицо.
   --  Ну,  как?  Сделал?  --  спросил Стилгар, возвышая голос,
чтобы перекрыть шипение червя. -- Что ты сам об  этом  думаешь?
--  Он  выпрямился.  --  Теперь я могу сказать, что твоя работа
была небрежной. У нас есть двенадцатилетние, которые делают это
лучше:  слева  от  того  места,  где  ты   стоял,   расположены
барабанные  пески. Если бы червь двинулся в том направлении, ты
не смог бы туда отступить.
   Улыбка исчезла с лица Пола.
   -- Я видел барабанные пески.
   -- Тогда почему ты не дал  нам  предупреждающий  сигнал?  Ты
должен был в любом случае сделать это.
   Пол молчал.
   --  Ты  думаешь,  что  с  моей  стороны  нехорошо  тебе  это
говорить, -- продолжал Стилгар. -- Но это мой долг. Я  думаю  о
том вреде, который ты мог бы принести отряду. Если бы ты ступил
на эти барабанные пески, Создатель бы устремился на тебя.
   Пол, как ни был сердит, понимал, что Стилгар говорит правду.
Чтобы  восстановить в себе спокойствие, Полу понадобилась целая
минута и полученные им от матери специальные знания.
   -- Извини, этого больше не случится.
   -- В тяжелых  случаях  оставляй  всегда  дублера,  человека,
который  подстрахует  тебя, если ты сам не сможешь справиться с
Создателем, -- наставлял его Стилгар. -- Помни о  том,  что  мы
работаем  вместе. Только тогда мы можем быть уверенными в своих
действиях. Мы работаем вместе, так?
   Он потрепал Пола по плечу.
   -- Мы работаем вместе, -- повторил Пол.
   -- А теперь, -- в голосе Стилгара зазвучали  жесткие  нотки,
--  покажи мне, что ты умеешь обращаться с Создателем. На какой
стороне мы находимся?
   Пол посмотрел вниз, на  чешуйчатую  поверхность  кольца,  на
которой  они  стояли, отметил форму и размер чешуек: справа они
были больше, а слева -- меньше. Каждый  червь.  Пол  это  знал,
двигался  в  разных  направлениях по-разному. С возрастом червя
строение верхней его части становилось все  более  специфичным,
тогда как чешуйки внизу все более сглаживались и уплощались.
   Передвинув  крючья,  Пол  переместился  влево. Он укрепил их
сбоку открытого сегмента, направив червя прямо. Повернув червя,
он велел двоим ездокам выйти из ряда и занять места впереди.
   --  Хай-и-и-и-йох!  --  Пол   испустил   традиционный   клич
наездника песков. Левый ездок открыл новое кольцо-сегмент.
   Величественным   движением  Создатель  развернулся,  пытаясь
защитить открытый сегмент. Получился полный разворот,  и  когда
Создатель снова направился на юг. Пол закричал:
   -- Гейрат!
   Левый  ездок  высвободил  свой крюк. Создатель лег на верный
курс.
   -- Очень  хорошо.  Пол  Муаддиб,  --  похвалил  Стилгар.  --
Побольше практики, и ты сможешь стать наездником песков.
   Пол нахмурился, подумав: "Разве я еще не стал им?
   За его спиной раздался смех. Члены отряда запели, выкрикивая
его имя в такт песне:
   -- Муаддиб! Муаддиб! Муаддиб!
   С   дальней   поверхности  червя  до  Пола  донеслись  звуки
погонявших.
   Червь начал набирать скорость. Плащи  Свободных  развевались
на ветру. Шум, вызываемый их рейдом, стал еще громче.
   Пол оглянулся и отыскал среди членов отряда лицо Чаны. Глядя
на нее, он спросил Стилгара:
   -- Я -- наездник песков, правда, Стил?
   -- Хал иаум! Сегодня ты -- наездник.
   --   Значит,  я  могу  выбирать,  в  каком  направлении  нам
двигаться?
   -- Выходит, что так.
   -- И я  --  Свободный,  родившийся  сегодня  здесь,  в  эрге
Хаббания. До этого дня у меня не было жизни, до этого дня я был
ребенком.
   --  Не  совсем  ребенком,  -- Стилгар поправил капюшон в том
месте, где его сдувало ветром.
   -- Но мой мир был запечатан, а теперь эта печать снята.
   -- Печати больше нет.
   -- Я хотел  бы  отправиться  на  юг,  Стилгар,  на  двадцать
тамперов.  Я хотел бы увидеть землю, которую видел лишь глазами
других.
   "И я увижу моего сына и мою семью, -- подумал он. --  Сейчас
мне  нужно  время,  чтобы  обдумать  будущее  и определить, что
является прошлым для моего сознания. Надвигается время смуты, и
если я не буду там, где  должен  быть,  чтобы  утихомирить  ее,
начнется хаос".
   Стилгар  посмотрел  на него твердым, изучающим взглядом. Пол
продолжал смотреть на Чани и видел на ее лице, как и на  других
лицах, интерес, вызванный его словами.
   --  Люди  полны  желания  совершить с тобой набег на притоны
Харконненов, -- сказал Стилгар. -- Они  лишь  в  одном  Тампере
отсюда.
   --  Федайкины уже совершали со мной набеги и будут совершать
их до тех пор, пока хоть один Харконнен останется на Арраки, --
торжественно произнес Пол.
   Стилгар продолжал изучать его, и Пол понял, что этот человек
мысленно видит тот момент,  когда  он.  Пол,  станет  во  главе
сьетча  Табр,  а теперь, когда Льет мертв, -- и во главе Совета
Собраний.
   "Он слышал о волнении среди молодых Свободных",  --  подумал
Пол.
   -- Ты хочешь созвать Совет вождей? -- спросил Стилгар.
   Глаза  молодых  Свободных заблестели. Покачиваясь от быстрой
езды, они продолжали наблюдать. И в том,  как  Чани  переводила
взгляд  со Стилгара, который был ее дядей, на него, который был
ее мужчиной, Пол угадал ее беспокойство.
   -- Ты  не  представляешь,  чего  я  хочу,  --  неопределенно
ответил Пол.
   И  он  подумал:  "Я не могу отступать. Я должен держать этих
людей под контролем".
   -- Сегодня ты -- мудир песчаного рейда, --  сказал  Стилгар.
Теперь его голос звучал строго и холодно. -- Как ты используешь
эту власть?
   "Нам  нужно  время  на отдых и на спокойные размышления", --
подумал Пол.
   -- Мы поедем на юг, -- решил он.
   -- Даже если я скажу, что, когда день кончится, мы  вернемся
на север?
   -- Мы поедем на юг, -- повторил Пол.
   Стилгар  плотнее  закутался  в  плащ.  Его  фигура  излучала
удивленное спокойствие.
   -- Совет будет созван, -- сказал он. -- Я разошлю сообщения.
   "Он думает, что я его вызову, -- подумал Пол. -- И он знает,
что не сможет мне противостоять".
   Пол посмотрел на юг и,  чувствуя,  как  щеки  его  горят  от
встречного ветра, подумал о том, что последует за его решением.
   "Они не понимают этого", -- подумал он.
   Он  знал,  что  никому  не позволит мешать ему. Ему придется
оставаться в центре внимания,  как  он  это  видел  в  будущем.
Придет  время,  и  все  встанет  на свои места, но только в том
случае,  если   он   будет   там,   откуда   сможет   управлять
происходящим.
   "Я  не  вызову его, если это будет возможно, -- думал он. --
Если есть другой способ предотвратить джихад..."
   -- Для вечерней еды и молитвы остановимся в Птичьей  пещере,
под  скалами  Хаббания, -- сказал Стилгар. Опираясь на крюк, он
указал вперед на низкий скалистый барьер, выступающий из песка.
   Пол  изучал   утес,   его   огромные   каменистые   складки,
напоминающие  волны. Ни одно растение не оживляло суровую линию
горизонта. За утесом лежал путь в южную пустыню. Он должен  был
занять,  если  им  повезет, самое меньшее десять дней. Двадцать
тамперов.
   Дорога проходила в стороне от патрулей Харконненов. Он знал,
как все это будет, --  он  видел  это  в  своих  снах.  Однажды
горизонт  перед  ними  Изменит  свою окраску -- изменение будет
настолько слабым, что его можно будет принять за обман чувства.
И это окажется новым сьетчем.
   -- Устраивает ли мое решение Муаддиба? --  спросил  Стилгар.
Лишь  слабый  намек  сарказма  прозвучал  в  его голосе, но уши
Свободных, улавливающие каждый оттенок птичьего крика  и  писка
передающего  сообщение силаго, уловили этот сарказм, и глаза их
устремились на Пола, ожидая, что он ответит.
   -- Стилгар слышал, как я клялся ему  в  верности,  когда  мы
освящали команду федайкинов, -- сказал Пол. -- Мой отряд смерти
знает,   что   я   держу  свое  слово.  Разве  Стилгар  в  этом
сомневается?
   Голос Пола выдал его боль.  Стилгар  услышал  ее  и  опустил
глаза.
   --   Узул  --  друг  в  моем  сьетче.  Я  никогда  не  стану
сомневаться в нем, -- проговорил Стилгар. -- Но ты также и  Пол
Муаддиб,  герцог  Атридес,  и еще ты -- Лизан ал-Гаиб, Голос из
Другого Мира. А их я никогда не узнаю до конца.
   Пол отвернулся и посмотрел на выступающие  перед  ним  скалы
Хаббания.  Создатель  под  ним был все так же полон сил. Он мог
мчать их на расстояние, почти в два  раза  превышающее  то,  на
которое обычно передвигались подобным образом Свободные. Он это
знал. Подобное существо встречалось до сих пор лишь в сказках о
Старике   пустыни,   что   рассказывали  маленьким  детям.  Пол
сознавал, что сейчас рождается еще одна легенда.
   Чья-то рука легла на его плечо. Пол  посмотрел  на  руку,  а
потом  перевел взгляд выше -- на лицо: под фильтрующей маской и
капюшоном стилсьюта виднелись глаза Стилгара.
   -- Тот, кто управлял сьетчем Табр до меня, был моим  другом,
--  сказал  Стилгар.  --  Мы  делили  опасность.  Он  много раз
рисковал ради меня своей жизнью, а я рисковал для него своей.
   -- Я твой друг, Стилгар, -- сказал Пол.
   -- Никто не сомневается в этом, -- Стилгар пожал  плечами  и
убрал руку. -- Таков путь.
   Пол  понимал,  что  Стилгар  неразрывно  связан с традициями
Свободных.  Здесь  вождь  принимал  власть  из  рук  умирающего
предшественника. Или же, если вождь умирал в походе, завоевывал
ее в поединке с сильнейшим из племени.
   --  Нам  следовало  бы  оставить  этого Создателя в глубокой
пустыне, -- предложил Пол.
   -- Да, -- согласился Стилгар. -- Отсюда мы могли бы дойти до
пещеры пешком.
   --  Мы  оставим  его  достаточно  далеко,  чтобы   он   смог
спрятаться и погрузиться в одиночество на день-другой.
   --  Ты  --  мудир песков, -- сказал Стилгар. -- Скажи, когда
мы... -- Внезапно он умолк и пристально посмотрел  на  небо  на
востоке.
   Пол   обернулся.   Сквозь  вызываемую  спайсом  пленку  небо
казалось темным, глубоко лазурным; и на фоне этого неба  резким
контрастом выделялась увеличивающаяся темная точка.
   -- Орнитоптер! -- определил Стилгар. -- Небольшой.
   --  Возможно,  разведчик,  --  сказал  Пол.  -- Могут ли нас
заметить?
   -- С такого расстояния мы --  только  червь,  движущийся  по
поверхности  пустыни,  --  ответил Стилгар и указал левой рукой
вниз. -- Прыгайте на песок!
   Один за другим люди стали сползать на бок  червя  и  прыгать
вниз,  закрывшись  плащами  от  летящего  песка. Пол отметил то
место, где укрылась Чани. Теперь их оставалось только двое.
   -- Прыгай первым! -- скомандовал Пол.
   Стилгар оперся на свои крючья и спрыгнул. Пол подождал, пока
Создатель  минует  тот  участок,  на  котором  укрылись   люди.
Поскольку  червь  не  был полностью укрощен, требовалась особая
осторожность.  Освободившись  от  раздражающих   его   крючьев,
огромный  червь начал погружаться в песок. Пол легко побежал по
его  широкой  спине  к  хвосту,  тщательно  рассчитывая  момент
прыжка.  Замедлив  бег, он, как его учили, прыгнул на скользкую
дюну, завернувшись в плащ. Каскад песка взвился и поглотил его.
   Теперь ожидание...
   Пол осторожно повернулся,  изучая  сквозь  прореху  в  плаще
полоску неба. Он представил себе, как остальные, каждый в своем
укрытии, делают тоже самое.
   Он  услышал  шум  крыльев  топтера  раньше,  чем увидел его.
Топтер пролетел у них над головами, а потом,  сделав  разворот,
полетел к скалам Хаббания и скрылся за ними.
   "Неопознанный топтер", -- подумал Пол.
   Над пустыней раздался птичий крик... Еще один...
   Пол  освободился  от  песка  и  взобрался  на  вершину дюны.
Остальные тоже выбрались из песка. Пол отыскал глазами  Чани  и
Стилгара. Стилгар указал на скалы.
   Люди  собрались  вместе и двинулись вперед, скользя по песку
шагом, лишенным ритма, чтобы не  привлечь  внимания  Создателя.
Стилгар шел рядом с Полом по утрамбованному ветром гребню дюны.
   -- Это было судно контрабандистов, -- сказал Стилгар.
   --   Похоже,   что   так,   --  отозвался  Пол.  --  Но  для
контрабандистов он слишком далеко забрался в пустыню.
   -- У них тоже проблемы с патрулями.
   -- Если они забрались так далеко, то могут забраться  и  еще
дальше, -- сказал Пол.
   -- Верно.
   --  Ни  к  чему  им  видеть то, что они могут здесь увидеть:
контрабандисты торгуют и информацией.
   -- Они охотятся за  спайсом,  разве  ты  думаешь  иначе?  --
спросил Стилгар.
   --  Всякое  может  быть.  Давай  устроим  западню и захватим
нескольких контрабандистов. Пусть знают, что это наша земля, а,
кроме того, нашим людям надо поупражняться с новым оружием.
   -- Вот теперь в тебе говорит Узул,  --  сказал  Стилгар.  --
Узул думает, как Свободный.
   "Но  Узул  должен  открыть  путь  тому  решению,  что сможет
противостоять ужасной цели" -- подумал Пол.

x x x

  Читать  дальше ...   

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_1.txt    ===

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 527 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатель Фрэнк Херберт, литература, Дюна, текст, Будущее Человечества, Фрэнк Херберт, Хроники, чужая планета, будущее, проза, слово, Вселенная, книги, фантастика, миры иные, люди, из интернета, Хроники Дюны, книга | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: