Главная » 2023 » Апрель » 6 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ВТОРАЯ. МУАДДИБ. 013
11:08
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ВТОРАЯ. МУАДДИБ. 013

===

- Вряд ли ласганы снова будут пущены в ход.
-  Оставь  свое защитное поле при себе, Дункан. Твоя правая рука вполне надежная защита для меня.
По тому, как Айдахо еще ближе придвинулся к  Полу,  Джессика поняла,  что  похвала возымела действие, и подумала: "Пол умеет обращаться со своими людьми!"
Свободный отодвинул обломок скалы, и за ним открылся вход  в естественную пещеру.
-  Сюда,  -  сказал  Свободный  и  повел  их по каменистым ступеням в темноту.

За их спинами камень снова лег  на  место,  закрыв  вход.  В тусклом  зеленом  свете, идущем откуда-то сбоку, они разглядели ступени у левой стены пещеры. Спустившись по ним, они повернули за угол и оказались в другом коридоре, отлого уходящем вниз.  В конце его было что-то похожее на комнату.
Кайнз  выступил  вперед,  откинув  на  спину капюшон джуббы. Шейная часть его стилсьюта блестела в  зеленом  свете.  Длинные волосы и борода были спутаны. Синие, без белков, глаза походили на два черных провала.
В  первую минуту их встречи Кайнз задал себе вопрос: "Почему я помогаю этим  людям?  Это  самое  опасное  из  всего,  что  я когда-либо  делал  в  своей  жизни.  Я  могу погибнуть вместе с ними". Но, внимательно посмотрев на Пола, он  увидел  мальчика, взвалившего  на  себя  бремя  мужских  забот, прячущего скорбь,
подавляющего в себе все, что не  отвечало  высокому  положению, которое он отныне должен занимать. И в этот момент Кайнз понял, что  герцогство по-прежнему существует и существует единственно благодаря этому юнцу! А понять подобное было непросто.
Джессика  оглядела  комнату,  фиксируя  увиденное  в   своем сознании: лаборатория гражданского назначения, оборудованная на старый манер.
-  Это одна из имперских экологических станций, которые мой отец хотел превратить в современные базы, - сказал Пол.
"Его отец хотел!" - подумал Кайнз. И снова  удивился  себе: не  делает  ли  он  глупость,  помогая этим беглецам? Почему он вообще это делает? Сейчас было бы так  просто  захватить  их  и отдать в руки Харконненов, купив этим доверие последних.
Пол,  следуя  примеру  матери,  ощупал  взглядом комнату. Он увидел походную постель у стены из бесцветного камня; на скамье были разложены инструменты. Пахло озоном.
Несколько  человек  Свободных  сгрудились  в  закрытом  углу комнаты,  и  оттуда  послышались  новые звуки -- кашель машины, повизгивание инструмента.  Пол  посмотрел  в  конец  комнаты  и увидел небольшие клетки с животными.
-  Вы  верно  определили  назначение этого места, - сказал Кайнз. - В каких целях вы бы его использовали. Пол Атридес?
- Чтобы сделать эту планету пригодной для жизни! -  сказал Пол.
   "Наверное, поэтому я и помогаю им", -- подумал Кайнз.
   Шум  в  машине  резко  оборвался,  и наступила тишина. Стало
слышно тонкое попискивание сидящих в клетках животных, но и оно
вдруг оборвалось,  как  будто  те  чему-то  страшно  удивились.
Приглядевшись,  Пол  увидел,  что  в  клетках  сидят коричневые
летучие мыши, а над клетками,  от  стены  до  стены,  протянута
автоматическая кормушка.
   Свободный,  появившийся  из  закрытой  части комнаты, сказал
Кайнзу:
   --  Льет,  оборудование  генератора  поля  не  работает.   С
ближнего расстояния нас могут обнаружить детекторы.
   -- Ты можешь его починить? -- спросил Кайнз.
   --  Это  не просто -- у меня нет запасных частей, -- человек
беспомощно пожал плечами.
   -- Тогда обойдемся без  машинного  оборудования,  --  сказал
Кайнз. -- Отнеси ручной насос ближе к поверхности.
   --   Будет  сделано,  --  человек  бегом  кинулся  выполнять
распоряжение.
   Кайнз повернулся к Полу.
   -- Вы дали хороший ответ.
   Джессика отметила легкую вибрацию в его голосе  --  это  был
голос   человека,   привыкшего   повелевать.   Имя   "Льет"  не
ускользнуло от ее слуха. "Льет" было вторым "Я" Свободного, еще
одной ипостасью послушного императору планетолога.
   -- Мы так признательны вам за вашу помощь, доктор Кайнз!  --
сказала она.
   --  Гм,  посмотрим, -- сказал Кайнз и кивнул одному из своих
людей. -- Спайсовый кофе в мою комнату, Шамир.
   -- Сию минуту. Льет, -- ответил тот.
   Кайнз указал на сводчатый проход в боковой стене комнаты.
   -- Прошу вас!
   Джессика  приняла  приглашение,  позволив  себе  царственный
кивок.  Она увидела, как Пол сделал знак Айдахо, приказывая ему
оставить свою охрану здесь.
   Проход опускался еще на два шага вниз и заканчивался тяжелой
дверью, ведущей в квадратный  кабинет,  освещаемый  золотистыми
глоуглобами.  Джессика  коснулась  рукой  двери  и с изумлением
отметила, что та сделана из пластали!
   Войдя в комнату. Пол услышал, как дверь за ним захлопнулась.
Он поставил на пол свою  сумку  и  огляделся.  Комната  шириной
примерно   в   восемь   метров,   стены   из  камня,  тщательно
обтесанного, в правую из них вделаны металлические шкафы. Центр
комнаты занимает  низкий  письменный  стол  со  столешницей  из
молочно-белого стекла. Вокруг стоят четыре суспензорных кресла.
   Кайнз  прошел  мимо  Пола  и  предложил кресло Джессике. Она
села, а Пол остался стоять, продолжая свои  наблюдения.  Слабые
изменения  в  воздушном  потоке  подсказали  ему,  что в правой
стене, за шкафами, есть тайный выход.
   -- Не хотите ли сесть, Пол Атридес? -- спросил Кайнз.
   "Как старательно он  избегает  употреблять  мой  титул",  --
отметил Пол. Он молча сел на указанное ему место, наблюдая, как
усаживается Кайнз.
   --  Вы почувствовали, что планета Арраки могла бы быть раем,
-- сказал Кайнз. -- И все же наш император посылает сюда только
охотников за спайсом!
   Пол поднял вверх свой палец с герцогской печатью.
   -- Вы видите это кольцо?
   -- Да.
   -- Вам известно, что оно означает?
   Джессика бросила на сына быстрый взгляд.
   -- Ваш отец лежит мертвым в песках Арраки, -- сказал  Кайнз.
-- Практически, вы -- герцог.
   -- Я -- солдат империи Практически, ее слуга.
   Лицо Кайнза потемнело.
   --  Даже  если  сардукары  императора стоят над телом вашего
отца?
   -- Сардукары -- это одно, а правовой источник моей власти --
это другое, -- возразил Пол.
   -- Арраки сам решает, кому носить  мантию  правителя,  --  с
достоинством промолвил Кайнз.
   И  Джессика, обернувшись, чтобы взглянуть на него, подумала,
в этом человеке столько стали, что никому  не  удастся  вывести
его  из  равновесия...  а нам нужна сталь! Пол встал на опасный
путь.
   Пол сказал:
   -- Сардукары на Арраки --  это  мера  того  страха,  который
испытывал  император перед моим отцом. Теперь падишах-император
будет бояться меня!
   -- Мальчуган, -- сказал Кайнз, -- есть вещи, которые...
   -- Вы будете обращаться ко мне "сир" или "мой господин"!  --
сказал Пол.
   "Молчи!" -- взмолилась про себя Джессика.
   Кайнз пристально посмотрел на Пола, и Джессика отметила, что
в глазах  его  промелькнул огонек восхищения, а лицо осветилось
мягкой усмешкой.
   -- Сир, -- сказал Кайнз.
   -- Император привел меня в недоумение,  --  сказал  Пол.  --
Меня  приводит  в недоумение каждый, кто намерен делить Арраки,
как свою добычу. Пока я жив, я буду вцепляться  им  в  горло  и
душить их!
   -- Слова... -- сказал Кайнз.
   Пол посмотрел на него долгим взглядом и сказал.
   --  У  вас  есть легенда о Голосе из Внешнего Мира, о Лизане
ал-Гаибе, который поведет Свободных  к  райской  жизни.  У  вас
есть...
   -- Суеверия, -- докончил за него Кайнз.
   --  Возможно,  --  согласился  Пол.  --  А может быть, и нет
Иногда суеверия имеют странные корни и дают странные плоды.
   -- У нас есть план, сир, -- сказал Кайнз -- Мы.
   -- Могли бы ваши Свободные  снабдить  меня  доказательствами
того,   что  здесь  действуют  сардукары,  переодетые  в  форму
Харконненов? -- прервал его Пол.
   -- Возможно...
   -- Император восстановил  здесь  власть  Харконненов.  Может
быть,  даже  скотины  Раббана. Пусть Если император ставит себя
выше  закона,  пусть  он  ответит  перед   ландсраатом,   пусть
опровергнет билль...
   -- Пол!.. -- перебила его Джессика.
   --  Допустим, что Высший Совет ландсраата примет ваше дело к
рассмотрению, -- сказал Кайнз. -- Тогда результат будет  только
один: всеобщая война между империей и Великими домами.
   -- Хаос, -- сказала Джессика.
   --  Я  бы  сначала предложил императору одну вещь, -- сказал
Пол. -- И поставил бы его перед альтернативой хаоса.
   -- Шантаж? -- спросила Джессика.
   -- Один из инструментов  управления  государством,  согласно
твоим  собственным словам, -- парировал Пол, и Джессика уловила
горечь в его интонации.
   -- У императора ведь нет сыновей, только дочери.
   -- Ты метишь на трон? -- спросила Джессика.
   --  Император  не  рискнет  ввергнуть   империю   в   пучину
гражданской   войны,  --  сказал  Пол  --  Взорванные  планеты,
разруха... Нет, он не рискнет.
   -- Вы предлагаете отчаянную авантюру, -- сказал Кайнз.
   -- Чего больше всего  боятся  Великие  дома  ландсраата?  --
спросил  Пол  --  Они  больше  всего боятся того, что сардукары
перебьют их поодиночке, одного за другим Вот почему  существует
ландсраат  Вот  что  лежит  в основе Великого соглашения Только
сообща они могут добиться контроля над имперскими силами.
   -- Но они...
   -- Вот чего они  боятся!  --  настойчиво  повторил  Пол.  --
Арраки  могла бы стать настоящим воплем о помощи -- ведь каждый
из них может представить себя на месте моего отца --  вырванным
из стада и убитым.
   Кайнз обратился к Джессике:
   -- Как вы думаете, удастся подобный план?
   -- Я не ментат, -- ответила Джессика.
   -- Но вы -- Бене Гессерит.
   Она посмотрела на него испытующе:
   --  У  этого плана есть и сильные, и слабые стороны... как у
любого плана на начальной стадии. В плане одинаково  важны  как
представление, так и исполнение.
   -- "Закон -- наука ультиматума", -- процитировал Пол. -- Так
написано  на  дверях  тронного  зала  императора. Я предполагаю
продемонстрировать ему закон.
   -- А я не  уверен,  что  смог  бы  доверять  тому  человеку,
который  примет  этот план, -- сказал Кайнз -- У жителей Арраки
есть собственный план, который мы...
   --  С  трона  я  мог  бы  создать  этой  планете  рай  одним
мановением  руки  Вот плата, которую я вам предлагаю в обмен за
вашу поддержку.
   Кайнз оцепенел от неожиданности.
   -- Мое расположение не продается, сир!
   Пол посмотрел на него,  отмечая  холодный  взгляд,  властное
выражение лица Губы Пола тронула жесткая усмешка.
   -- Хорошо сказано! Приношу вам свои извинения.
   Кайнз встретился с ним глазами и сказал:
   --  Ни один из Харконненов еще не признавал своих ошибок. Вы
не похожи на них.
   -- Возможно, это недостаток их воспитания Вы  говорите,  что
не  продаетесь,  но  я  могу  предложить  вам  почетную сделку,
которая вас устроит За ваше расположение ко мне я предлагаю мое
к вам расположение, полное и безоговорочное. Дружбу за дружбу!
   "Мой сын  унаследовал  искренность  Атридесов,  --  подумала
Джессика.  --  Его  представления  о чести наивны, но какая это
удивительная сила!"
   Она видела, что слова Пола потрясли планетолога.
   -- Глупости!.. -- пробормотал Кайнз растроганным  тоном.  --
Вы всего лишь мальчик и...
   --  Я  --  герцог,  --  сказал Пол. -- Я -- Атридес! Ни один
Атридес никогда не нарушал свое слово.
   Кайнз с усилием проглотил ком в горле.
   --  Под  словами  "полное  расположение",  --  счел   нужным
уточнить Пол, -- я имею в виду безусловную преданность: я отдам
за вас свою жизнь.
   --  Сир!  --  воскликнул  Кайнз.  Это слово вырвалось у него
непроизвольно, и  Джессика  видела,  что  он  обращается  не  к
пятнадцатилетнему   мальчику,   а   к   мужчине,   к  человеку,
превосходящему его по положению. На этот раз он употребил  этот
титул на полном серьезе.
   "Сейчас он отдал бы жизнь за Пола, -- подумала она. -- И как
это Атридесам удастся так быстро и легко завоевывать сердца?"
   --  Я знаю, что вы именно это имели в виду, -- сказал Кайнз.
-- Но все же Хар...
   Дверь  за  спиной  Пола  с  шумом  распахнулась.  Он   резко
обернулся  и  увидел, что в коридоре идет бой. Оттуда слышались
крики, звон стали, мелькали бледные лица.
   Сопровождаемый матерью. Пол кинулся к двери  и  увидел,  что
Айдахо   прикрывает   собой  коридор.  Сквозь  защитную  завесу
мелькнули его налитые кровью глаза и  клинки  его  противников,
тщетно пытающихся пробить защитное поле. Оранжевый язык пламени
станнера,  отталкиваемый  полем,  дрожал  в воздухе. И над всем
этим царили удары молниеносного клинка Айдахо.
   В одну минуту Кайнз оказался рядом с Полом, и они  изо  всех
сил  навалились  на  дверь. Последний раз мелькнул перед взором
Пола Айдахо, окруженный роем людей в  харконненской  форме.  Он
вздрагивал  и  метался, огромным усилием воли удерживая себя от
падения, и в гуще  его  черных  жестких  волос  красным  пятном
расползалась смерть.
   Дверь наконец закрылась, и Кайнз запер ее на болты.
   -- Я должен был это предугадать, -- сказал Кайнз.
   --  Кто-то  обнаружил ваше убежище еще до того, как оно было
закрыто, -- сказал Пол. Он увлек мать от  двери.  В  ее  глазах
застыло отчаяние.
   --  Мне  следовало  бы  заподозрить  неладное,  когда нам не
принесли кофе, -- сокрушался Кайнз.
   --  Отсюда  есть  запасной  выход,  --  напомнил   Пол.   --
Воспользуемся им?
   --  Эта  дверь  продержится  по крайней мере двадцать минут,
если они не пустят в ход ласган, -- Кайнз тяжело перевел дух.
   -- Они побоятся сделать это, опасаясь, что здесь  тоже  есть
защитное поле, -- сказал Пол.
   --  Это  --  сардукары  в  форме  Харконненов, -- прошептала
Джессика.
   Теперь до их слуха доносились  размеренные  удары  в  дверь.
Кайнз указал на шкафы в правой стене.
   -- Сюда!
   Он  подошел  к  шкафу,  открыл  ящик  и  что-то  проделал  с
рукояткой внутри него Стена шкафа отъехала  в  сторону,  открыв
черный зев туннеля.
   -- Эта дверь тоже сделана из пластали, -- сказал Кайнз.
   -- Вы хорошо подготовились, -- заметила Джессика.
   --  Мы  жили  под  властью  Харконненов  восемьдесят лет, --
ответил Кайнз. Он вывел их в темноту и запер дверь.
   В наступившей темноте Джессика заметила на  полу  светящуюся
стрелку. До них донесся голос Кайнза:
   --  Здесь  мы  разделимся  Я  вас прикрою Следуйте указаниям
стрелок на полу. Они будут гаснуть по  мере  того,  как  вы  их
минуете  Они выведут вас через лабиринт к другому выходу, где я
спрятал топтер. Сегодня вечером над  пустыней  поднимется  буря
Единственный ваш шанс -- бежать под ее прикрытием, нырнуть в ее
край и нестись вместе с ней. Мои люди не раз проделывали это на
украденных  топтерах.  Если вы будете держаться в верхней части
бури, вы выдержите.
   -- А как же вы? -- спросил Пол.
   --  Я  попытаюсь  бежать  другим  путем.  Я  еще   имперский
планетолог, если меня схватят, то я могу сказать, что был вашим
пленником.
   "Бежать,  как  трус! -- возмущался в душе Пол. -- Но как еще
выжить, чтобы отомстить за отца?" Он обернулся и  посмотрел  на
дверь Джессика, уловив его движение, сказала.
   --  Дункан мертв. Пол Ты же видел -- его рана смертельна. Мы
ничего не можем сделать для него.
   -- Я отплачу им за этот день сполна! -- воскликнул Пол.
   -- Этого не будет, сир, если  вы  сейчас  не  поспешите,  --
сказал Кайнз.
   Пол почувствовал его руку на своем плече.
   -- Где мы встретимся, Кайнз?
   --  Я  пошлю Свободных на поиски, они найдут вас Дорога бури
известна. А теперь  вперед!  И  пусть  Великая  Мать  даст  вам
скорость и удачу!
   Они услышали его осторожные удаляющиеся шаги. Джессика взяла
Пола за руку и мягко увлекла за собой.
   -- Нам нельзя разделяться, -- сказала она.
   -- Ты права...
   Он  последовал  за  ней  вдоль первой стрелы. Как только они
коснулись ее ногой, она потемнела, а впереди  замаячила  другая
Они  прошли  по  ней,  увидели,  как  она  исчезает  и  впереди
появляется еще одна Теперь они бежали.
   "Планы внутри планов, и вновь планы  --  уже  внутри  вторых
планов,  --  подумала Джессика -- Стали ли мы сейчас частью еще
одного плана?"
   Стрелы вели их за повороты, едва заметные в темноте.  Иногда
проход  становился  отлогим, иногда круто шел вверх Наконец они
поднялись по ступенькам, завернули за угол и увидели  блестящую
стену  с  черной ручкой в ее центре Пол нажал на ручку, и стена
отошла. Они увидели ярко освещенную пещеру,  посредине  которой
стоял  орнитоптер  Над  воздушным судном нависала серая стена с
квадратным отверстием в ней.
   -- Куда направился Кайнз? -- спросила Джессика.
   -- Он сделал то, что сделал бы любой обезьяний вожак на  его
месте  он  разделил  нас  на  две  группы Теперь никто не может
узнать наше местонахождение, даже если Кайнза поймают он и  сам
этого не знает.
   Пол повел ее к кораблю, отметив, как взметнулась пыль под их
ногами.
   -- Здесь очень давно никто не ходил, -- сказал он.
   --  Кайнз,  по-видимому,  уверен в том, что Свободные смогут
найти нас.
   -- Я тоже.
   Пол подошел к левой дверце орнитоптера, открыл ее и  положил
сумку на сиденье.
   --  Этот  корабль  тщательно  замаскирован,  --  сказал  он.
Инструментальная  панель  скрывает   дистанционное   управление
дверью  и  светом.  Восемьдесят  лет  под  властью  Харконненов
научили их осторожности.
   Джессика прислонилась к корпусу  судна,  с  трудом  переводя
дыхание.
   --  Харконнены  будут  держать  под  контролем все воздушное
пространство, -- сказала она. -- Они не дураки.
   Прислушавшись к своему чувству ориентации, она сказала:
   -- Буря, которую мы ищем, в той стороне.
   Пол кивнул, борясь с внезапно охватившим его желанием  сесть
и  не  двигаться.  Он  понимал  причину своего состояния, но от
этого ему было не легче. Этой ночью он узнал еще об одном звене
в  глубинах  неизведанного.  Он  знал  об  окружающей  их  зоне
времени,  но  понятия  "здесь"  и  "теперь" были покрыты мраком
неизвестности Это было похоже на то, как если бы он видел  себя
со   стороны  спускающимся  в  долину  и  исчезающим  из  виду.
Многочисленные тропы, ведущие  в  долину,  могли  вывести  Пола
Атридеса в поле зрения, но многие могли и не вывести.
   --  Чем  дольше  мы  будем  медлить,  тем  лучше  они смогут
подготовиться, -- сказала Джессика.
   -- Садись и пристегивайся -- Он последовал за ней,  все  еще
борясь  с  мыслью, что это -- слепая область даже для того, кто
владеет даром предвидения Он вдруг осознал,  что  все  более  и
более  полагается  на  свой  этот дар, и эта вера ослабляет его
обычную готовность к неожиданностям. Новое открытие явилось для
него настоящим ударом.
   "Если полагаешься на свои глаза, то  все  остальные  чувства
ослабевают"  --  такова  была  аксиома  Бене Гессерит Сейчас он
применил ее к себе, обещая никогда больше  не  попадать  в  эту
ловушку если только он выживет.
   Пол  пристегнул защитные ремни, увидел, что его мать готова,
и занялся орнитоптером Его крылья были вытянуты на  всю  длину,
тонкие  металлические переплетения натянуты до предела Он нажал
на реактор и проследил  за  тем,  как  крылья  уменьшаются  для
стремительного   взлета,   которому  научил  его  Гурни  Хэллек
Включатель зажигания сработал легко.  Циферблаты  на  приборной
доске ожили, едва заработал реактор.
   -- Готова? -- спросил он.
   -- Да.
   Он   коснулся  переключателя  света,  и  все  погрузилось  в
темноту. Его рука казалась тенью на фоне  светящихся  приборов,
когда  он  выключал  систему управления дверью. Над их головами
послышался шум: каскад  песка  со  свистом  рассек  воздух  Пол
закрыл дверцу, чувствуя тяжесть внезапно возросшего давления.
   В   проеме   над   их  головами  открывался  вид  на  черный
прямоугольник неба с вправленными в него тусклыми  звездами.  В
лунном  свете  едва угадывался гребень хребта на заднем плане и
зыбкие пески.
   Пол отжал светящуюся рукоятку  последовательности  действий,
врезанную  в панель. Крылья резко дернулись -- вверх и вниз, --
вырвав топтер из его гнезда. Реактивные двигатели заработали на
полную мощность, в то время как крылья сложились для подъема.
   Джессика  незаметно  приложила  руку  к  приборной  доске  и
почувствовала  уверенные  движения  сына.  Она  была испугана и
вместе с тем оживлена. Теперь вся надежда на  знания  Пола,  на
быстроту его реакции.
   Пол прибавил мощность реактора Топтер накренился, их вдавило
в сиденья,  и  темный  квадрат  неба сделался ближе. Он удлинил
крылья. Еще один  взмах  крыльев,  и  вот  они  уже  летят  над
скалами,    серебристо-морозными   в   лунном   свете   Пыльный
красноватый серп луны показался справа от них, очерчивая  своим
светом  волнистый  хвост  бури Руки Пола плясали над приборами,
крылья топтера разрезали плотный воздух. Судно вошло  в  крутой
вираж, и на них навалилась сила тяжести.
   -- За нами огни реактивных самолетов, -- сказала Джессика.
   -- Я вижу.
   Он  потянул  на себя рукоять мощности. Топтер вздрогнул, как
испуганное животное, и рванулся к юго-западу, в зону шторма.
   Впереди, невдалеке от них. Пол видел разбросанные тут и  там
тени,  говорящие  о  том, что кончается линия скал и начинаются
уходящие вниз впадины. Сами дюны казались маленькими  рядом  со
своими  тенями. А над горизонтом карабкалась к звездам плоская,
точно стена, громада шторма.
   Что-то вдруг встряхнуло топтер.
   -- Снаряды! -- крикнула Джессика -- Они используют  какой-то
вид  метательного  оружия?  --  Она  увидела,  как на лице Пола
промелькнуло свирепое выражение.
   -- Похоже, они не рискуют пользоваться ласганами.
   -- У нас нет полей!
   -- А они об этом знают?
   Топтер снова задрожал Пол посмотрел назад.
   -- Кажется, только один из  них  может  тягаться  с  нами  в
скорости.
   Он  переключил  внимание  на  направление  полета, видя, что
стена бури становится все выше и выше  В  ней  таилась  скрытая
угроза.
   --  Метательные  орудия,  снаряды, ракеты -- все это древнее
оборудование мы дадим Свободным, -- прошептал Пол.
   -- Шторм, -- сказала Джессика. -- Не лучше ли нам  повернуть
назад?
   -- А как насчет корабля за нашей спиной?
   -- Он замедляет ход.
   Пол   убрал   крылья,   круто   повернул   машину  влево,  в
обманчиво-медленное течение бури, и почувствовал,  как  на  его
тело наваливается неимоверная тяжесть. Они как будто скользнули
в  медленное  кружение  пыли,  облако  которой  становилось все
тяжелей и тяжелей до тех пор, пока не поглотило пустыню и луну.
Судно превратилось в длинную, горизонтальную,  почти  бесшумную
тень, освещенную лишь зеленоватым светом приборного щита.
   Джессика  припомнила  все, что знала о подобных штормах: они
разрезают металл, как масло, вытравливают плоть  до  костей,  а
потом  разрешают и кости. Она чувствовала, как воздух пополам с
песком бьется о судно.
   Их швыряло, как щепку, и Пол из  последних  сил  сражался  с
приборами  Она  видела,  как  он навалился на рычаг мощности, и
почувствовала, как топтер,  точно  норовистый  конь,  встал  на
дыбы. Металл дрожал и стонал.
   -- Песок! -- прокричала Джессика.
   В  свете  приборного  щитка она увидела, что Пол кивнул ей в
ответ:
   -- На такой высоте песка немного.
   Она почувствовала, что они глубже нырнули в водоворот  бури.
Пол  выпустил  крылья  на  всю  их длину, как бы для парения, и
Джессика услышала, как они затрещали под напором  ветра  Он  не
отрывал  взгляда от приборного щита и, помня наказ планетолога,
старался вывести машину как можно выше.
   Рев мотора немного стих, и топтер начал скользить влево  Пол
сосредоточился  на  описываемой судном кривой, стараясь вывести
его на первоначальный уровень.
   Джессика почувствовала ужас при мысли о том, что они застыли
на месте, что двигатель судна  на  пределе.  Коричневый  поток,
смутно видимый за окнами, грохот и свист давали представление о
бушующей  вокруг  них  силе.  "Скорость  ветра  --  семь-восемь
километров в минуту", -- подумала она. Страх овладевал  ею  все
больше и больше.
   "Я  не должна бояться, -- сказала она про себя, торжественно
выговаривая  слова  формулы  Бене  Гессерит  --  Страх  убивает
разум!"
   Долгие   годы   учения   брали   свое  --  к  ней  вернулось
спокойствие.
   -- На хвосте у нас враг, --  сказал  Пол.  --  Мы  не  можем
опуститься,  и я не думаю, что нам удастся подняться над бурей.
Мы вынуждены лететь вместе с ней.
   Спокойствие снова покинуло Джессику. Услышав,  как  лязгнули
ее  зубы,  она  стиснула  их  изо всей силы. Потом она услышала
голос Пола, тихий и серьезный, произносящий слова молитвы:
   -- Страх убивает разум. Страх -- это малая  смерть,  несущая
забвение  Я смотрю в лицо моему страху, я дам ему овладеть мною
и пройти сквозь  меня.  И  когда  он  пройдет  сквозь  меня,  я
обернусь  и посмотрю на тропу страха. Там, где прошел страх, не
остается ничего. Там, где прошел страх, остаюсь только я.

x x x

===


   Скажите мне, что вы презираете, и я скажу вам, кто вы.
   Принцесса Ирулэн.
   Наставления Муаддиба.

   -- Они мертвы, барон, -- сказал Иакин Нефуд, капитан охраны.
-- И женщина, и ребенок погибли, это не вызывает сомнений.
   Барон -- Владимир Харконнен -- сидел на суспензорной кровати
в своих  личных  апартаментах.  Они  находились  в  космическом
фрегате.  Снаружи  корабль напоминал гигантское яйцо, но здесь,
внутри, грубый металл  был  скрыт  за  драпировками,  набивными
материями и редкими произведениями искусства.
   -- Это ясно каждому, -- повторил капитан, -- они мертвы.
   Барон  приподнял  с кровати свое грузное тело и сосредоточил
внимание на  эбонитовой  статуэтке,  изображающей  нагнувшегося
мальчика,  которая  стояла  в  нише  напротив  Сон  отлетел. Он
подложил  себе  под  шею  мягкую  подушку  со  скрытым  в   ней
суспензором  и  в  свете  единственного  глоуглоба посмотрел на
двери, возле которых, не пускаемый  дальше  пента-полем,  стоял
капитан.
   -- Их смерть очевидна, барон, -- снова проговорил Нефуд.
   Барон заметил в глазах капитана слезы, вызванные семутой. Не
приходилось сомневаться в том, что, когда ему донесли о побеге,
человек  этот  находился  в  состоянии глубокого наркотического
опьянения и освободился от него, приняв большую дозу  антидота,
после чего поспешил сюда.
   -- У меня есть полный отчет, -- сказал Нефуд.
   "Дадим   ему   немного   попотеть,   --  подумал  барон.  --
Инструменты управления государством всегда  должны  быть  остро
отточены и готовы к употреблению. Власть держится на страхе".
   -- Ты видел их тела? -- загремел голос барона.
   Нефуд колебался.
   -- Ну!
   --  Мой  господин...  Их  видели, когда они нырнули в шторм.
Ветер дул со скоростью восемьсот километров в час... Из  такого
шторма ничто не может выйти живым, мой господин! Ничто! Один из
наших кораблей, преследовавший их, погиб.
   Барон  пристально  смотрел  на  Нефуда, отмечая подергивание
мускулов у рта и судорожные движения его кадыка.
   -- Ты видел их тела?
   -- Мой господин...
   -- Ты  зачем  сюда  явился?  Греметь  своими  доспехами?  --
взревел барон. -- Уверять меня в том, что еще не доказано? И ты
думаешь,  я  похвалю  тебя  за твою глупость? Дам тебе еще одно
повышение?
   Лицо Нефуда сделалось землистым.
   "Вы только посмотрите на этого цыпленка, --  подумал  барон.
--  И  вот  такими  олухами я окружен! Если бы я рассыпал перед
таким песок и сказал, что это зерно, он начал бы его клевать".
   -- Значит, вас вывел на  них  этот  человек  --  Айдахо?  --
спросил барон.
   --  Да, мой господин! -- с поспешной угодливостью подтвердил
капитан.
   -- Они пытались спрятаться среди Свободных?
   -- Да.
   -- Есть ли у тебя еще какие-нибудь сообщения?
   -- В дело замешан имперский планетолог Кайнз, мой  господин.
Айдахо присоединился к Кайнзу при таинственных обстоятельствах,
я бы сказал даже, при подозрительных обстоятельствах.
   -- Каких именно?
   --  Они... э... вместе прилетели к тому месту в пустыне, где
прятались мальчик и его мать. В ходе погони произошел ласганный
взрыв...
   -- Каковы наши потери?
   -- Я... э... Точно еще не известно, мой господин.
   "Он лжет, -- подумал барон. -- Должно быть, велики".
   -- Этот имперский лакей, этот Кайнз, -- сказал барон, --  он
что же, ведет двойную игру?
   --  Готов  поручиться  своей  репутацией,  что  это так, мой
господин!
   "Его репутация!"
   -- Его надо убрать, -- сказал барон.
   -- Но мой господин, Кайнз -- имперский планетолог, на службе
Его ели...
   -- Тогда представь все как несчастный случай.
   -- Мой господин, в налете на гнездо Свободных участвовали  и
сардукары. Сейчас Кайнз находится у них под арестом.
   --  Забери  его  у  них.  Скажи,  что  я  хочу  лично  с ним
поговорить.
   -- А если они воспротивятся?
   -- Этого не будет, если ты возьмешься за дело, как надо.
   Кадык Нефуда задвигался:
   -- Да, мой господин.
   -- Этот человек помогал моим врагам! -- рявкнул барон. -- Он
должен умереть!
   Нефуд переминался с ноги на ногу.
   -- Что еще?
   -- Мой господин, в заключении у сардукаров находятся еще два
человека, которые могут вас заинтересовать. Сардукары захватили
мастера по убийствам, который служил у герцога Лето.
   -- Хавата? Зуфира Хавата? Я не могу в это поверить!
   -- Я видел его своими глазами, мой  господин.  Говорят,  что
его  захватили  с  помощью  станнера,  в пустыне, где он не мог
использовать  свое  защитное  поле.  Он  не  получил  серьезных
ранений.  Если бы мы смогли прибрать его к рукам, он был бы нам
полезен.
   -- Это -- ментат, -- проворчал барон. -- От такой добычи  не
отказываются.  Он  что-нибудь  говорил?  Что  он сказал о своем
поражении? Знает ли он о... впрочем, едва ли.
   -- Он сказал достаточно, чтобы можно  было  понять,  что  он
считает леди Джессику предательницей.
   Барон оглянулся назад, подумал и сказал:
   -- Ты уверен, что именно леди Джессику?
   -- Он сказал об этом в моем присутствии.
   -- Тогда пусть он думает, что она жива.
   -- Но, мой господин...
   --  Молчи!  Я  хочу, чтобы с Хаватом хорошо обращались Он не
должен знать, что настоящим предателем был  доктор  Уйе.  Пусть
думает,  что  Уйе  умер,  защищая  своего  герцога. В некотором
смысле это так и есть Надо укреплять в  нем  подозрения  насчет
леди Джессики.
   -- Мой господин, я не...
   --  Контролировать  и  направлять  разум  ментата можно лишь
посредством информации,  Нефуд.  Ложная  информация  --  ложный
результат.
   -- Да, мой господин, но...
   -- Хават голоден? Испытывает жажду?
   -- Мой господин, Хават все еще в руках сардукаров!
   --  Да,  да,  конечно.  Но сардукары так же заинтересованы в
получении информации от Хавата, как и я. Я обратил внимание  на
одно  качество  наших  союзников:  они не слишком искушены... в
политике. Я уверен, что их намеренно лишили этого качества  так
было  выгодно  императору  Напомни  им о моем умении вытягивать
сведения из строптивых пленников.
   У Нефуда был несчастный вид.
   -- Да, мой господин.
   -- Скажешь командиру сардукаров, что  я  хочу  допросить  их
обоих  --  Хавата  и Кайнза, устроить им очную ставку, стравить
их. Думаю, он это поймет.
   -- Да, мой господин.
   -- И как только они  окажутся  в  наших  руках...  --  барон
сделал выразительный жест.
   --   Мой  господин,  сардукары  захотят  присутствовать  при
допросе.
   -- Я уверен, что мы сможем найти веские возражения.
   --  Понимаю,  мой  господин.  И  когда   Кайнз   попадет   в
катастрофу?
   --  В  катастрофу  попадут  они  оба -- и Кайнз, и Хават. Но
настоящей она будет только для Кайнза -- Хават  мне  нужен.  Ты
все понял?
   Нефуд кивнул. Барону казалось, что он хочет что-то спросить,
но тот промолчал.
   --   Хавату   принести  питье,  обращаться  почтительно.  Ты
проследишь  за  тем,  чтобы  в  его  воду  постоянно  добавляли
противоядие -- впредь до моего особого распоряжения.
   -- Противоядие, да... -- Нефуд ошалело кивнул. -- Но...
   -- Не будь идиотом, Нефуд. Герцог отправил на тот свет моего
лучшего ментата. Мне нужна замена.
   -- Хават?
   -- Хават.
   -- Но...
   --  Ты хочешь сказать, что Хават предан Атридесам? Верно. Но
мы  его  уговорим.  Атридесов  нет  в  живых,  он  не   предаст
Атридесов.  Его  совесть  будет  чиста. Во всем виновата ведьма
Бене Гессерит. У него был плохой хозяин, слишком  поддававшийся
эмоциям. Ментаты же превыше всего ставят способность к трезвому
расчету. Мы уговорим Зуфира Хавата.
   -- Да, мой господин! Уговорим.
   --  У Хавата, к сожалению, был хозяин, ресурсы которого были
ничтожны. Он не мог поднять ментата  до  величественных  вершин
мышления,  на  которые  ментат имеет право. Хават увидит в этом
долю правды: герцог не смог  ему  помешать  потому,  что  самые
опытные  шпионы  снабдили  ментата  необходимой информацией. --
Барон посмотрел на Нефуда. -- Не будем себя обманывать,  Нефуд,
правда  --  мощное  оружие.  Мы  знаем, каким образом мы смогли
восторжествовать над Атридесами. И Хават тоже знает. Мы сделали
это с помощью богатства.
   -- С помощью богатства. Да, мой господин!
   -- Вот увидишь, мы уговорим Хавата, -- повторил барон. -- Мы
выкрадем его у сардукаров. И в запасе у нас будет...  отказ  от
противоядия:  принятый  яд ведь изъять нельзя. И Хават ни о чем
не должен подозревать. Противоядие не выдаст себя под снупером.
Хават может изучать свою пищу  самым  пристальным  образом,  но
следов яда не обнаружит.
   Глаза Нефуда зажглись пониманием.
   --  Отсутствие чего-либо, -- наставительно проговорил барон,
-- может  быть  таким  же  непроницаемым,  как  и  присутствие.
Отсутствие  воздуха,  а? Отсутствие воды, отсутствие всего, без
чего нельзя обойтись. -- Барон посмотрел на капитана в упор. --
Ты понимаешь меня, Нефуд?
   Нефуд проглотил слюну:
   -- Да, мой господин.
   -- Тогда займись делом: найди командира сардукаров и начинай
действовать.
   -- Немедленно, мой господин! -- Нефуд поклонился и  поспешил
прочь.
   "Хават  в моих руках! -- подумал барон. -- Сардукары отдадут
мне его Если они и заподозрят меня  в  чем-либо,  то  только  в
намерении  уничтожить  ментата,  а  я  не стану их разубеждать.
Дураки!  Один  из  самых  замечательных  ментатов  в   истории!
Ментата,   обученного   убивать,   они   швыряют  как  ненужную
поломанную пружину!"
   Барон нажал кнопку, вызывая старшего племянника Раббана.
   "И все Атридесы мертвы!  --  улыбнулся  он.  --  Конечно  же
глупый  капитан  охраны  был  прав.  Тот, кто попал на Арраки в
полосу песчаной бури, уцелеть не может -- ни орнитоптер, ни те,
кто в нем находится. Женщина и мальчик мертвы. Взятки в  нужных
местах,   немыслимые   расходы   на   переброску  военных  сил,
хитроумные отчеты, состряпанные только для того,  чтобы  о  них
узнал  император,  тщательно  продуманные  планы  --  все  это,
наконец, слилось в единое целое и привело к нужному результату.
Власть и страх! Страх и власть!"
   Барон смотрел в будущее. Придет  день,  и  Харконнен  станет
императором.  Не он сам, и не его прямой потомок, но Харконнен!
Не Раббан, которого он сейчас вызвал, но младший  брат  Раббана
--  юный  Фейд-Раус.  В мальчике была проницательность, которая
так понравилась барону, и... жестокость.
   "Чудесный  мальчик,  --  думал  барон.  --  Через  год   ему
исполнится  семнадцать  и  можно будет видеть, явится ли он тем
звеном, которое должно завоевать трон для Харконненов".
   -- Мой господин, барон...
   В  дверях  спальни  стоял  коренастый,  толстый  человек   с
крупными чертами лица. Близко посаженные глаза и округлые плечи
выдавали Харконнена. Его полнота еще не была обрюзгшей, но было
очевидно,   что   недалек   тот   день,   когда   ему  придется
воспользоваться  портативным  суспензором,  чтобы  легче   было
поддерживать свой вес.
   "Основательный  ум,  --  подумал  барон. -- Мой племянничек,
конечно, не ментат, не Питер де Вриз, но, возможно, нечто более
ценное для моих целей. Если я дам ему свободу в их  выполнении,
то  он  все  сметет  на  своем  пути.  О,  как  его будут здесь
ненавидеть!"
   -- Дорогой мой Раббан, -- сказал барон.  Он  убрал  защитное
поле  у  двери, но намеренно оставил собственное, работающее на
полную  мощность,  зная,  что  его  свечение  будет  видно  под
глоуглобом над его кроватью.
   --  Вы меня звали? -- Раббан шагнул в комнату, метнул взгляд
на отталкиваемый защитным полем  воздух,  поискал  суспензорный
стул  и  не  нашел  его.  "Проклятый старик намеренно убрал все
стулья, чтобы заставить посетителей стоять", -- подумал он.
   -- Встань поближе, чтобы я мог тебя хорошо видеть, -- сказал
барон.
   Раббан сделал несколько шагов вперед.
   -- Атридесы мертвы, -- сказал барон.  --  Последние  из  них
умерли. Вот почему я вызвал тебя. Планета снова твоя.
   Раббан поморгал глазами:
   --  Но  я  думал,  что  вы  собираетесь  позволить Питеру де
Вризу...
   -- Питер тоже мертв.
   -- Питер?
   -- Питер.
   Барон снова  включил  защитное  поле  у  двери,  сделав  его
непроницаемым для любого вида энергии.
   -- В конце концов вы устали от него? -- спросил Раббан.
   В  изолированной  от  энергии  комнате  голос Раббана звучал
плоско и невыразительно.
   -- Я кое-что скажу тебе, раз уж ты сам  начал,  --  пробасил
барон.  --  Ты хочешь представить дело так, словно я отмахнулся
от Питера, как от пустяка. -- Он щелкнул толстыми пальцами.  --
Вот  так,  да? Я не настолько глуп, племянничек Если ты еще раз
позволишь себе глупые намеки, То пеняй на себя.
   В глазах Раббана  мелькнул  страх  Ему  было  известно,  как
далеко  могут  простираться  действия  барона против семьи Дело
редко доходило до насильственной смерти, если только выгода  от
этого  не  была  достаточно  велика.  Но  наказания были весьма
жестокими.
   -- Простите меня, мой  господин,  --  с  показным  смирением
сказал Раббан, опуская глаза вниз, чтобы скрыть злость.
   -- Ты искренен со мною, Раббан?
   Раббан продолжал смотреть в пол.
   --  Я  никогда  не уничтожаю человека опрометчиво, -- сказал
барон. -- И тебе не советую Делай  это  только  ради  неведомой
другим  цели и знай свою цель! На этом пути ты можешь составить
себе целое состояние.

 Читать  дальше  ...   

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

***

***

***

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_1.txt    ===

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 182 | Добавил: iwanserencky | Теги: миры иные, книги, фантастика, люди, из интернета, Хроники Дюны, книга, Будущее Человечества, текст, Фрэнк Херберт, писатель Фрэнк Херберт, Дюна, литература, Хроники, чужая планета, проза, слово, будущее, Вселенная | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: