Главная » 2023 » Апрель » 6 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 010
02:20
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 010

***

===


Следовало бы создать науку о неудовлетворенности.
Народы  нуждаются  в  тяжких  временах  и  в  угнетении  для
физического развития мускулов.
Принцесса Ирулэн.
Собрание высказываний Муаддиба.

   Джессика  проснулась  в  темноте, осознав, что привычный ход вещей нарушен. Она не могла понять, откуда такая вялость  в  ее мозгу  и  теле  Страх  током  ударил  по  нервам,  заставив  ее похолодеть. Она хотела встать и включить свет, но не смогла. Она почувствовала странный вкус во рту, потом послышался отдаленный
звук  --  непонятно  откуда. Она лежала в темноте и ждала, чувствуя, как мучительно долго тянутся секунды...
Наконец она ощутила свое тело и поняла, что кисти ее рук и лодыжки связаны, а в рот вставлен кляп. Она лежала на боку, ее руки  были связаны за спиной. Она попробовала путы и убедилась, что веревка при напряжении лишь сильнее затягивается  И  теперь она вспомнила.
В  темноте ее спальни было какое-то движение, что-то сырое и едко пахнущее упало ей  на  лицо,  забило  рот,  какие-то  руки схватили  ее.  Она  задохнулась, чувствуя, что ей дали наркотик. Сознание отступило, и она погрузилась в темноту.
"Свершилось,  -  подумала  она.  -  Как  просто  оказалось покорить Бене Гессерит  --  для этого понадобилось только предательство. Хават был прав".
Она не шевелилась, чтобы не натягивать веревку.
"Это не  моя  спальня,  -  подумала  она  --  Меня  куда-то перенесли". Мало-помалу ей удалось добиться контроля над собой. Она  смогла ощутить запах собственного пота с примесью страха в нем. "Где Пол? - подумала она. - Что они с ним сделали?"
С помощью древних приемов она заставила себя успокоиться. Но ужас притаился совсем рядом. Лето? Где ты. Лето?
Она почувствовала изменения в окружающей ее темноте. Они начались с появлением теней. Теперь она могла полнее использовать  свои  ощущения:  что-то белое...   полоса   под дверью... я на полу.
Подходили  люди - она чувствовала это по дрожанию пола. "Я должна оставаться спокойной. Я должна быть готова. Может  быть, у меня будет только один шанс", - внушала она себе. И снова ей удалось  успокоиться. Неритмичное биение ее пульса выровнялось, она закрыла глаза, сконцентрировавшись на приближающихся шагах.
Людей было четверо.
Она уловила разницу в их шагах. "Я должна сделать вид, что все  еще  нахожусь под действием наркотика". Она заставила тело расслабиться на холодном полу и собрала всю свою волю. Услыхав, что дверь отворилась, она почувствовала сквозь  закрытые веки, что вокруг стало Светлее.
Шаги приблизились, и кто-то наклонился над ней.
- Ты проснулась! - прогремел бас - Не притворяйся!
Она открыла глаза.
Над ней стоял барон Владимир Харконнен. Она узнала комнату, где спал Пол, увидела сбоку его пустую кровать. Охранники остались стоять возле открытой двери, держа в руках зажженные лампы Из холла бил Яркий свет, от которого было больно глазам.
Она посмотрела на барона. На нем была темная фуражка, толстые Щеки вздымались красными холмами под паучьими глазами.
- Наркотик действует определенное время, - прогремел он.
-  Нам  с  точностью  до  одной  минуты  было  известно, когда прекратится его действие.
"Как же это возможно? - удивилась она  -  Только  Уйе  мог знать мой вес, мой метаболизм, только он один "
-  Какая  жалость, что ты должна оставаться с кляпом, - сказал барон. - У  нас  бы  мог  получиться  такой  интересный разговор!
Барон оглянулся на дверь.
- Войди, Питер.
Того,  кто вошел и остановился за спиной барона, она никогда не видела, но этот человек был ей известен -  Питер де Бриз, ментат-убийца.  Она изучала его ястребиное лицо, чернильно-синие глаза, заставляющие предположить, что  он  родился  на  Арраки, хотя  изысканность его манер и весь его вид указывали на другое - его плоть никогда не испытывала недостатка воды. Он был высок и строен, пожалуй, слишком изнежен.
- Какая жалость, что мы не сможем с тобой  поговорить,  моя дорогая  госпожа  Джессика, -- сказал барон -- Тем не менее мне известно о ваших возможностях. -- Он посмотрел на ментата -- Не так ли, Питер?
- Как скажете, барон, -- ответил тот высоким тенором. Звуки его  голоса  отдались  в ее теле холодом она никогда не слышала такого пронзительного голоса. Этот голос выдавал убийцу.
- У меня есть сюрприз для Питера, -- сказал  барон.  --  Он думает, что пришел получить свою награду -- вас, леди Джессика. Но  я  должен продемонстрировать одно обстоятельство, а именно, он не хочет вас.
- Вы со мной играете, барон? -- спросил Питер и улыбнулся.
Видя эту улыбку,  Джессика удивилась тому, что барон не отскочил в сторону, пытаясь защититься от этого Питера. Но потом она поняла: барон не мог прочесть смысла этой  улыбки  - он не знал учения.
- Во многих вопросах Питер наивен, - сказал барон -- он не представляет  себе,  какая  вы удивительно сложная натура, леди Джессика. Я мог бы доказать ему это, но не хочу тратить на него времени, -- теперь барон улыбнулся Питеру, на чьем лице застыло ожидание -- Я знаю, чего вы хотите на самом деле, -- вы жаждете власти.
- Но вы обещали  мне  эту  женщину!  --  воскликнул  Питер, начиная терять присущую ему сдержанность.
Джессика,  уловив  то, что таил в себе этот голос, внутренне содрогнулась:  "Как  мог  барон  сделать   ментата   из   этого животного?!"
- Я предлагаю тебе выбор, Питер, -- сказал барон.
- Какой выбор?
Барон щелкнул толстыми пальцами.
-  Эта женщина и изгнание из империи или герцогство Атридес на Арраки и твое управление по собственному  усмотрению  -  от моего имени.
Джессика  следила  за  тем,  как  его  паучьи  глаза изучают Питера.
- Вы можете быть здесь герцогом во всем, кроме  титула,  - добавил барон.
"Значит,  мой  Лето  умер?"  --  спросила себя Джессика. Она почувствовала, как в ее груди поднимается немой вопль.
Барон продолжал изучать ментата.
- Пойми, Питер, ты хочешь ее только потому,  что  она  была женщиной  герцога, символом его власти - красивая, вышколенная для своей роли. Но целое герцогство, Питер!  Это  больше,  чем символ.  Это  -- нечто реальное. Ты сможешь иметь много женщин, сколько захочешь.
- Вы смеетесь надо мной?
Барон повернулся к лампе, осветившей его лицо.
- Смеюсь? Я? Вспомни - я отказался от мальчика. Ты слышал, что сказал предатель о способностях парня. Они похожи - мать и сын -- во всем похожи, -- Барон улыбнулся --  Теперь  я  должен идти.  Я  пришлю  охранника, которого я специально приберег для этой минуты. Он глух как камень. Ему будет приказано стать твоей
правой рукой в твоем изгнании. Он услышит  эту  женщину,  когда увидит,  что  она берет над тобой контроль. Он не позволит тебе вынуть кляп из ее рта до тех пор, пока вы не  покинете  Арраки.
Если ты останешься, он получит другие приказы.
- Не уходите, - сказал Питер, - я выбрал.
-  Ха-ха!  --  хихикнул барон. - Подобная быстрота решения может означать только одно.
   -- Я возьму герцогство, -- сказал Питер. А Джессика подумала:
"Неужели Питер не знает, что барон ему лжет? Но  как  он  может
знать? Он -- испорченный ментат".
   Барон посмотрел на Джессику.
   --  Разве  неудивительно,  что  я  так хорошо знаю Питера? Я
держал пари, что выбор будет именно таким. Теперь я  ухожу.  Так
гораздо  лучше  Да,  да,  гораздо  лучше!  Вы  понимаете,  леди
Джессика? Я не питаю к вам злобы, меня вынуждает необходимость.
И я не отдавал никаких приказов о вашем уничтожении Когда  меня
спросят,  что  с вами случилось, я смогу вполне искренне пожать
плечами.
   -- Значит, вы хотите, чтобы все сделал я? -- спросил Питер.
   -- Охрана, которую я тебе  оставляю,  будет  исполнять  твои
приказания,  --  сказал  барон и посмотрел на Питера в упор. --
Решение принадлежит тебе, я ничего о нем не знаю Но  ты  должен
подождать моего отъезда -- так будет лучше.
   "Он  боится  вопросов  Видящей правду Преподобной матери, --
подумала Джессика. -- Он конечно же знает,  что  должен  пройти
процедуру   допроса,  прежде  чем  предстанет  перед  имперским
судом".
   Взглянув напоследок на Джессику, барон повернулся  и  вышел.
Она  проводила  его  взглядом,  вспоминая, как Преподобная мать
предупреждала ее о могуществе  этого  опасного  врага.  "Бедный
Лето", -- думала она, не переставая.
   Вошли  двое  стражей  Харконненов,  третий застыл в дверях с
ласганом наготове. "Это  тот,  глухой,  --  подумала  Джессика,
изучая  отмеченное шрамами лицо. -- Барону известно, что я могу
испробовать Голос на любом человеке".
   -- Мальчик на носилках у входа Какие будут ваши  приказания?
-- спросил глухонемой.
   Питер обратился к Джессике.
   --  Я  думал  подействовать  на  вас  угрозой, обращенной на
вашего сына, но теперь вижу, что это бесполезно. Воздействие на
эмоции -- плохая тактика для ментата. -- Он посмотрел на  своих
солдат  и,  повернувшись так, чтобы глухой мог видеть его губы,
сказал -- Отведите их в пустыню, как предлагал  предатель.  Его
план хорош. Черви уничтожат все следы. Их тела никогда не будут
найдены.
   --  Вы  не  хотите  отослать  их сами? -- спросил человек со
шрамами.
   Он читает по губам, догадалась Джессика.
   -- Я следую  примеру  моего  барона,  --  сказал  Питер.  --
Отведите их туда, куда сказал предатель.
   По  его тону Джессика поняла, что он держит себя под жестким
контролем. И подумала "Он тоже боится Видящей правду"
   Питер  повернулся  к  двери.  Там   он   в   нерешительности
остановился,  и  Джессика  подумала, что он хочет посмотреть на
нее в последний раз, но он вышел, не оглядываясь.
   -- Что до  меня,  то  после  такой  работы  я  бы  не  хотел
оказаться  лицом  к  лицу  с Видящей правду, -- сказал покрытый
шрамами воин.
   -- Вряд ли тебе придется  встречаться  с  этой  ведьмой,  --
сказал  один  из охранников. Он подошел к Джессике и наклонился
над ней, глядя ей в лицо. -- Хватит  болтать!  Работа  сама  не
сделается. Бери ее за ноги и...
   -- Почему бы нам не убить ее здесь?
   --  Слишком  грязная  работа,  если  только  ты не хочешь их
задушить. Что касается меня, то  я  люблю,  когда  все  просто.
Оставим  их  в  пустыне на съедение червям -- и никаких улик. И
убирать не надо.
   -- Да, ты прав, -- согласился охранник со шрамами.
   Джессика слушала, наблюдала,  отмечала.  Но  кляп  мешал  ей
воздействовать на них Голосом.
   Охранник со шрамами убрал ласган в кобуру и взял ее за ноги.
Они  подняли  ее,  как  мешок  с  зерном,  вынесли из комнаты и
положили на носилки рядом с другой связанной фигурой. Когда они
ее перевернули, она увидела, что это был Пол, связанный, но без
кляпа. Его лицо находилось не более чем в десяти сантиметрах от
ее лица, глаза были закрыты, дыхание ровное.
   "Он находится под действием наркотиков",  --  подумала  она.
Охранники подняли носилки, и глаза Пола чуть-чуть приоткрылись.
   "Ты не должен пробовать Голос!" -- мысленно взмолилась она.
   Глаза   Пола   снова  закрылись.  Он  использовал  познающее
дыхание, успокаивал  свой  разум  и  изучал  своих  тюремщиков.
Глухой  представлял  загадку  для  него,  однако  Пол  не терял
надежды. Успокаивающая разум  система,  которую  преподала  ему
мать,  помогла ему сохранять присутствие духа, приготовившись к
любому повороту событий.
   Пол осторожно приоткрыл глаза  и  посмотрел  на  мать.  Она,
повидимому,  была  в сознании, но ее рот был закрыт кляпом. Его
пленение было похожим -- капсула с наркотиком,  пробуждение  на
носилках, связанные руки и ноги Логика подсказывала ему, что их
предал  Уйе,  но  он  еще  не  пришел  к окончательному выводу.
Слишком трудно было это осознать: воспитанник школы  Сак,  врач
-- и вдруг предатель!
   Охранники  пронесли  носилки  в  открытую дверь под звездный
купол неба и поставили их  на  землю.  Над  головами  пленников
вращались крылья топтера, закрывая звезды.
   Глаза  Пола,  освоившиеся  в  полутьме,  разглядели  глухого
охранника, открывавшего люк топтера.
   -- Мы должны лететь на этой  машине?  --  спросил  глухой  и
оглянулся на охранников.
   --  Этот  топтер предназначается для работы в пустыне -- так
говорил предатель.
   Глухой разобрал ответ по движениям губ охранника, но  что-то
его не устроило.
   --  Мы  здесь  не  поместимся.  Это  -- топтер для связи, он
возьмет только двоих, не  считая  пленников  --  сурово  сказал
человек.
   --  Этого  вполне  достаточно, сказал один из охранников. --
Теперь мы и сами справимся. Кинет.
   -- Барон поручил мне проследить за всем  лично,  человек  со
шрамами.
   -- Чего ты так беспокоишься? -- вмешался другой охранник.
   --  Но  ведь она -- колдунья! -- не выдержал глухой. -- Бене
Гессерит -- большая сила!
   -- А, понятно! -- засмеялся охранник и  покрутил  пальцем  у
лба. -- Видал я таких!
   Его товарищ презрительно усмехнулся.
   --  Они  скоро станут добычей песчаного червя. Не думаю, что
даже колдунья имеет власть над червем, как ты считаешь, Гжиго?
   -- Угу... -- отозвался тот и повернулся к глухому.
   -- Иди сюда. Кинет, Можешь лететь со мной сам,  если  хочешь
быть уверенным во всем.
   --  Очень мило с твоей стороны, Гжиго, взять меня, -- сказал
глухой.
   Джессика почувствовала,  что  ее  поднимают  и  проталкивают
через  заднюю дверцу; чьи-то пальцы ощупали веревку и поправили
узел. Пола положили рядом с ней, его путы тоже  были  тщательно
осмотрены,  и  она  успела  заметить,  что  он  связан  простой
веревкой.
   Человек со шрамом, глухой, которого  они  называли  Кинетом,
занял  место  впереди.  Тот, которого звали Гжиго, занял другое
переднее место.
   Кинет закрыл дверцу и склонился над приборами  Винт  топтера
заработал,  судно  оторвалось  от  земли  и взяло курс на юг, к
Защитной  стене.  Гжиго  тронул  своего  спутника  за  плечо  и
спросил:
   -- Почему бы тебе не понаблюдать за теми двумя?
   -- Ты уверен, что знаешь, куда лететь?
   -- Я слышал слова предателя так же, как и ты.
   Кинет  повернулся,  и  Джессика  увидела в его руках ласган.
Освещение в кабине было достаточным, но лицо охранника  все  же
оставалось  в тени. Джессика попробовала натяжение ремня своего
сиденья и обнаружила, что тот плохо натянут. Ощутив  неровность
ремня  у  левой руки, она почувствовала, что он порван и лопнет
от рывка. Был ли здесь кто-нибудь раньше? Кто?..  Она  медленно
согнула ногу -- так чтобы Пол это видел.
   -- Просто глупо зря пускать в расход такую красивую женщину,
как эта. У тебя были когда-нибудь такие высокородные штучки? --
Кинет обернулся и посмотрел на пилота.
   --  Бене  Гессерит  вовсе не высокородные, -- ответил тот --
Только одна видимость.
   "Он  может  видеть  меня  достаточно  ясно",   --   подумала
Джессика.  Она  подняла связанные ноги на сиденье и согнула их,
глядя в упор на охранника.
   -- Она и правда смазливая, -- сказал Кинет и  облизал  губы.
-- Просто жаль упускать -- Он посмотрел на Гжиго.
   -- Ты хочешь знать, что я об этом думаю?
   -- Кто тебя знает? -- Кинет пожал плечами -- В конце концов,
у меня  таких  баб никогда не было, может, такого шанса никогда
больше и не представится.
   -- Не смей так говорить о моей матери! -- раздраженно сказал
Пол.
   -- Ха! --  ухмыльнулся  пилот.  --  Щенок  залаял.  Вряд  ли
удастся ему кого-нибудь укусить.
   А Джессика подумала: "Пол взял слишком высокий тон. И все же
его Голос может сработать".
   Они продолжали полет в молчании.
   "Какие  же  они  глупцы,  --  думала  Джессика, изучая своих
охранников и вспоминая слова Барона. -- Они  будут  убиты,  как
только  отчитаются  в  выполнении  задания.  Барон  не  захочет
оставлять свидетелей".
   Топтер скользнул над южной оконечностью  Защитной  стены,  и
Джессика  увидела  внизу,  под  ними,  залитые  луной  песчаные
просторы.
   --  Предатель  велел  высадить  их   на   песок   где-нибудь
поблизости  от Защитной стены, -- сказал пилот. Он стремительно
направил судно вниз, выровняв его у самой поверхности пустыни.
   Джессика  увидела,  что  Пол  начинает   ритмичное   дыхание
успокаивающего  упражнения.  Он  закрыл  глаза,  потом опять их
открыл... Джессика следила за  ним,  не  имея  возможности  ему
помочь. Он еще не овладел искусством Голоса, подумала она. Если
ему не удастся...
   Топтер,   мягко   накренившись,  коснулся  песка.  Джессика,
посмотрев назад, на Защитную стену, увидела тень мелькнувших  и
пропавших  крыльев.  "Кто-то  преследует нас! Но кто? -- думала
она. -- Те, кого Барон послал следить за этой парой? А за  теми
будут следить другие наблюдатели?"
   Гжиго  выключил  двигатель,  и  все  погрузилось  в  тишину.
Джессика повернула голову. Из окна из-за  головы  охранника  со
шрамами  ей была видна поднимавшаяся луна и облитый ее холодным
светом край скалы  над  пустыней.  По  обеим  сторонам  топтера
вздымались волны песка.
   Пол прочистил горло.
   Пилот сказал:
   -- Ну что, Кинет?
   -- Я не знаю, Гжиго.
   Гжиго повернулся и потянулся к юбке Джессики.
   -- Вытащи у нее кляп! -- скомандовал Пол.
   Джессика почувствовала, как повисли в воздухе эти слова. Тон
и тембр  были  выбраны  превосходно  --  повелительные; резкие.
Сказанные чуть громче, его слова были бы еще эффективнее, но  и
так, она чувствовала это, они попали в нервный спектр человека.
   Гжиго  развязал  ленту,  которой был обвязан рот Джессики, и
потянул за конец кляпа.
   -- Оставь! -- приказал Кинет.
   -- Заткни свой клапан! -- отрезал Гжиго. -- Руки ведь у  нее
связаны.  -- Он вытащил кляп, жадно вгляделся в Джессику, и его
глаза заблестели.
   Кинет положил руку на локоть Гжиго.
   -- Слушай, Гжиго, не нужно...
   Повернув шею, Джессика выплюнула кляп.  Она  настроила  свой
голос на низкий повелительный тон:
   --  Джентльмены,  не  нужно  бороться из-за меня. -- В то же
время она изогнулась так, чтобы Кинет мог видеть ее лицо.
   Она видела, как они напряглись, зная, что они уже  настроены
на драку. Мысленно они уже за нее боролись.
   Она  подняла  голову  повыше,  чтобы Кинет видел движения ее
губ, и сказала:
   -- Вы не должны спорить. Разве есть женщина, которая  стоила
бы того, чтобы драться из-за нее? -- спросила она.
   И  своим  тоном, и всем своим видом она утверждала обратное:
да, она стоит этого.
   Пол стиснул зубы, вынуждая себя молчать. Его Голос имел один
шанс.  Теперь  все  зависело  от  его  матери,  чей  опыт   был
несравненно больше.
   --  Угу,  --  сказал  охранник  со  шрамами.  --  Зачем  нам
бороться...
   Его рука взметнулась над  шеей  пилота.  Удар  был  встречен
вспышкой  металлического  предмета,  вонзенного в руку Кинета и
тут же поразившего его в грудь.
   Человек со шрамами застонал и сполз на пол.
   -- Он думал, что я болван, не знакомый  с  этим  трюком,  --
сказал  Гжиго.  Он  вытащил  нож, и его лезвие блеснуло в свете
луны. -- А теперь уберем щенка, -- сказал  он  и  подвинулся  к
Полу.
   -- В этом нет нужды, -- прошептала Джессика.
   Гжиго заколебался.
   --  Разве  я  не  помогла тебе? -- спросила Джессика. -- Дай
мальчику шанс. -- Ее губы изогнулись в  усмешке.  --  Ничтожный
шанс  в  этих песках. -- Она улыбнулась. -- Ты получишь хорошую
награду...
   Гжиго посмотрел по сторонам, потом снова на Джессику.
   -- Мне приходилось слышать, что может случиться с  человеком
в этой пустыне, -- сказал он.
   --  Разве  я  прошу  слишком  много?  --  жалобно произнесла
Джессика.
   -- Ты пытаешься меня надуть, -- пробормотал Гжиго.
   -- Я не хочу, чтобы сын умер на моих глазах, -- сказала она.
-- Потвоему, это значит "надуть"?
   Гжиго подвинулся назад, локтем нащупывая задвижку двери.  Он
схватил Пола, перетащил его через сиденье, наполовину пропихнул
в дверь и взялся за нож.
   -- Ну что, молокосос, перерезать твою веревку?
   -- Он уйдет отсюда немедленно и направится вон к тем скалам,
-- сказала Джессика.
   -- Ты так сделаешь, молокосос? -- спросил Гжиго.
   Нарочито кислым голосом Пол ответил:
   -- Да.
   Пол  почувствовал, что рука за его спиной сейчас швырнет его
на песок. Сделав вид, что зацепился за дверцу,  он  повернулся,
словно желая отцепиться, и с силой выбросил вперед правую ногу.
Носок ботинка был нацелен точно, будто все полученные за долгие
годы  учения  навыки  он  вложил  в этот удар. Он вложил в него
движения всех мускулов своего  тела.  Удар  пришелся  в  мягкую
часть  брюшины  Гжиго.  Хрипло вскрикнув, охранник повалился на
сиденье. Пол, руки которого  оставались  связанными,  упал,  но
приземлился  на  песок  так  искусно, что ему понадобилось лишь
одно мгновение, чтобы снова оказаться на  ногах.  Он  нырнул  в
кабину,   нашел   нож  и,  зажав  его  в  зубах,  помог  матери
освободиться от пут.
   -- Мне следовало  бы  договориться  с  ним  по-хорошему,  --
сказал  Пол. -- Пусть бы он перерезал мои путы. Нелепо было так
рисковать. Но я увидел возможность и использовал ее.
   Она поняла по его голосу, под  каким  жестким  контролем  он
себя держит, к сказала:
   -- На потолке кабины символ Уйе.
   Он  посмотрел  на  потолок  и  увидел извилистое изображение
символа.
   -- Выходи и давай осмотрим корабль, -- сказала она.  --  Под
сиденьем  пилота  лежит какой-то пакет. Я почувствовала это еще
тогда, когда нас сюда вносили.
   -- Бомба?
   -- Сомневаюсь. Здесь есть какая-то странность...
   Пол  спрыгнул  на  песок,  Джессика  последовала   за   ним.
Обернувшись,  она потянулась за странным пакетом и увидела ногу
Гжиго. На пакете расплылось мокрое  пятно  --  это  была  кровь
пилота.
   "Напрасная  трата  влаги",  --  подумала она, поймав себя на
том, что эта мысль -- сугубо арракинская.
   Пол огляделся и увидел утес,  возвышающийся  среди  пустыни.
Повернувшись к матери, он увидел, что она уже вытащила пакет из
кабины  и  теперь смотрит на дюны, на Защитную стену. Проследив
направление ее взгляда, он увидел другой топтер, приближающийся
к ним, и понял, что у них нет времени для побега.
   -- Беги, Пол! -- закричала Джессика. -- Это Харконнены!

x x x

===


   Арраки учит философии ножа:  обрубая  то,  что  не  имеет
завершения, ты завершаешь его, ибо оно обретает свой конец.
   Принцесса Ирулэн.
   Собрание высказываний Муаддиба.

---

   Человек  в  форме  Харконненов  остановился  в  конце холла, посмотрел на Уйе, бросил взгляд на тело Шадоут, на лежащего  на полу  герцога.  В правой руке человек держал ласган. В нем было нечто грубое и жестокое, он казался таким уверенным в себе, что Уйе невольно вздрогнул.
   "Сардукар! -- подумал  Уйе.  --  Возможно,  из  собственного войска  императора,  присланный сюда для слежки. Неважно, какая на нем форма, сардукара узнаешь всегда".
- Вы -- Уйе, -- сказал вошедший. Он пристально посмотрел на обруч  школы  Сак  на  голове  доктора,   перевел   взгляд   на бриллиантовую  татуировку  и  только  потом  встретился  с  ним взглядом.
   -- Да, -- ответил доктор.
   -- Вы можете быть спокойны, Уйе, --  продолжал  человек.  --
Когда  вы  выключили  защитное  поле,  мы сразу же вошли в дом.
Теперь все под нашим контролем. Это герцог?
   -- Да.
   -- Мертв?
   -- Без сознания. Предлагаю вам связать его.
   -- А что нужно остальным? -- Он огляделся и посмотрел  туда,
где лежало тело домоправительницы.
   -- Только жалость, -- пробормотал Уйе.
   --   Жалость!  --  фыркнул  сардукар.  Он  шагнул  вперед  и
посмотрел на герцога.
   "Теперь не может быть никаких  сомнений  на  его  счет",  --
подумал Уйе.
   Сардукар протянул руку и сорвал с одежды герцога изображение
ястреба.
   --  Маленький  сувенир,  --  сказал  он.  --  А где кольцо с
герцогской печатью?
   -- Его на нем не было, -- ответил Уйе.
   -- Это мы еще посмотрим! -- рявкнул сардукар.
   Уйе окаменел.  Если  они  сделают  очную  ставку  с  Видящей
правду,  то  им  станет известно и о кольце, и о приготовленном
мною топтере. Тогда все пропало.
   -- Иногда герцог посылал  кольцо  с  посыльным,  чтобы  дать
знать, что приказ исходит лично от него, -- сказал Уйе.
   --  Нужно  чертовски  доверять таким посланцам, -- пробурчал
сардукар.
   -- Разве вы не собираетесь его связать? -- решился  спросить
Уйе.
   -- Сколько он пробудет без сознания?
   --  Примерно  два  часа.  Его  данные  мною  изучены  так же
тщательно, как данные женщины и мальчика.
   Сардукар пнул герцога носком ботинка.
   -- Даже когда он проснется, бояться нечего. Когда  проснутся
женщина и мальчик?
   -- Примерно через десять минут.
   -- Так скоро?
   --  Мне  было  сказано,  что  барон прибудет вслед за своими
людьми.
   -- Так и будет, Уйе. -- Он бросил на Уйе жесткий взгляд.  --
Идите и ждите снаружи.
   Уйе посмотрел на Лето.
   -- А как же...
   --  Он будет доставлен к барону связанным. -- Сардукар снова
посмотрел на татуировку на лбу Уйе. -- Вы  слишком  заметны,  в
холле  вам  будет  безопаснее.  У вас нет времени для болтовни,
предатель, я слышу шаги приближающихся людей. -- Опустив глаза,
он прошел мимо  сардукара,  зная,  что  он  услышал  то  слово,
которым заклеймит его история: "Уйе-предатель".
   На  пути  к  выходу  ему  попадались другие тела, лежащие на
полу, и он со страхом вглядывался в них, боясь увидеть Джессику
или Пола. Все это были люди из охраны герцога или Харконненов.
   Солдаты  из  охраны  Харконненов  насторожились,  когда   он
подошел к входной двери, и пристально вгляделись в него.
   -- Это -- предатель, -- узнал кто-то.
   -- Барон скоро захочет вас видеть, -- сказал другой.
   "Я  должен  идти  к  топтеру,  --  подумал  Уйе  -- Я должен
спрятать герцогскую печать туда, где ее найдет  Пол".  Внезапно
его  пронзил  страх:  "Если Айдахо заподозрит меня или потеряет
терпение, если он не дождется и не отправится туда, куда я  ему
велел,  Джессика  и Пол не будут спасены. Мне не удастся даже в
малой степени смягчить сделанное мною".
   Охранник Харконненов пропустил его и сказал:
   -- Ждите там, в сторонке.
   Внезапно Уйе увидел себя со стороны, одиноко стоящего  среди
чужих, никому не нужного, ни в ком не вызывающего жалости. Что,
если  Айдахо  подведет?  Другой  охранник  толкнул его, сердито
прорычав:
   -- Убирайся с дороги, ты, падаль!
   "Даже воспользовавшись мною, они презирают меня", -- подумал
Уйе. Он выпрямился, пытаясь сохранить остатки достоинства.
   -- Ждите барона! -- крикнул офицер.
   Уйе кивнул, с показной непринужденностью прошел вдоль фасада
дома и повернул за угол, куда не достигал свет горячих факелов.
Здесь  он  ускорил  шаги,  проскользнул  на  задний  двор,   за
оранжерею, где стоял топтер, который должен был увезти Джессику
и Пола.
   В  открытых  задних  дверях  дома  стоял  охранник, внимание
которого было направлено на освещенный  холл  и  сновавших  там
людей, которые обыскивали комнату.

x x x

===


   Существует  легенда,  что в тот момент, когда герцог Лето
Атридес умер, метеор прорезал  небо  над  его  родной  планетой
Каладаном.
   Принцесса Ирулэн.
   История детства Муаддиба. Предисловие.
   Барон  Владимир  Харконнен  стоял у стартового устройства на
лихтере, который он выбрал своим командным пунктом.  Перед  ним
открывалась  картина  пылающей  арраки  некой ночи Его внимание
привлекла виднеющаяся в отдалении Защитная  стена,  где  делало
свою  работу  его тайное оружие -- взрывающиеся снаряды. Орудия
били  по  пещерам,  где  нашли  себе  убежище  войска  герцога.
Тщательно  отмеренные  дозы оранжевого огня, град камней и пыли
после краткой вспышки -- и вот уже люди  герцога  замурованы  и
обречены  на  голодную  смерть, пойманные, как животные в своих
норах. Сквозь броню лихтера до него долетел отдаленный гул.
   Кто додумался обратиться к артиллерии  в  наш  век  защитных
полей?  --  усмехнулся  он  Ему  было  ясно,  что  люди герцога
бросятся именно в эти пещеры Император оценит то, как  умело  я
сохранил нашу живую силу.
   Он    отрегулировал    один    из   маленьких   суспензеров,
предохраняющих его тело от полного  действия  притяжения.  Губы
его разошлись в улыбке, подбородок дрогнул.
   "Такие  солдаты,  как  у  герцога,  достойны  сожаления,  --
подумал он и  рассмеялся  --  Что  поделаешь,  за  ошибки  надо
платить   Вселенная  лежит  здесь,  открытая  перед  человеком,
который умеет принимать правильные решения. Неуверенных в  себе
кроликов  следует осаждать в их же норах. Как же иначе взять их
под контроль?"  Он  представил  себе  своих  солдат  медведями,
гоняющимися  за  кроликами,  и  подумал: "Благословен тот день,
когда вокруг жужжат много пчел, работающих на тебя".
   Дверь за его спиной открылась. Прежде чем повернуться, барон
изучил отражение вошедшего в стекле перед собой. В каюту  вошел
Питер  де  Бриз, за ним шагал Уйман Куду, капитан личной охраны
барона  Среди  охранников,  стоявших   за   дверью,   произошло
движение,  и  лица  их  приняли  овечье выражение, как всегда в
присутствии командира.
   Барон  обернулся.  Питер  поднес  руку  к   своему   лбу   в
ироническом приветствии.
   -- Хорошие новости, мой господин: сардукар захватил герцога.
   -- А как же могло быть иначе! -- фыркнул барон.
   Он  изучал  маску,  застывшую  на  лице Питера. И его глаза.
"Скоро я должен буду его убрать, -- подумал Барон. -- Он  почти
исчерпал  свои  возможности,  достиг  той  точки, когда человек
становится опасным для меня, Но сейчас у него конкретная  роль:
он должен заставить народ Арраки возненавидеть его, чтобы они с
восторгом   приняли   нового   правителя  --  моего  племянника
Фейд-Рауса".
   Барон перевел внимание на капитана  охраны:  мощная  фигура,
кожа  как  подошва.  Этому  человеку можно доверять, его хватка
всем известна.
   -- Прежде всего, где предатель, выдавший герцога? -- спросил
барон. -- Я должен вручить ему награду.
   Питер повернулся и кивнул охранникам, стоящим в дверях.  Они
расступились, и вперед вышел Уйе Его движения были медленными и
осторожными.  На  мертвенно-бледном  лице,  казалось, жили одни
глаза. Уйе сделал три шага и  остановился,  повинуясь  движению
руки  Питера. Они с бароном молча смотрели друг на друга. Потом
барон сказал:
   -- А, это доктор Уйе!..
   -- Мой господин!
   -- Я слышал, вы выдали нам герцога?
   -- Я выполнил свою часть сделки, мой господин.
   Барон вопросительно посмотрел на Питера. Тот кивнул.
   -- Вашу часть сделки? -- переспросил барон -- ...а я...  что
я должен сделать в обмен?
   -- Вы хорошо это помните, мой господин.
   Теперь  Уйе  позволил  себе  обдумать  услышанное Он видел в
поведении барона коварство и обман Значит, его Ванна мертва  --
в  противном случае барон не упустил бы возможности поиграть на
слабости  доктора.  Поведение  барона  показывало,  что   такой
возможности не существует.
   -- Что я должен помнить? -- спросил барон.
   -- Вы обещали освободить мою Ванну...
   Барон кивнул.
   --  Ах,  да,  теперь  вспомнил  Так я и сделаю, коли обещал,
Владимир Харконнен всегда держит слово. Я говорил, что  избавлю
ее  от  страданий  и  позволю  вам соединиться. Пусть все так и
будет! -- Он сделал знак Питеру.
   Движения Питера приобрели кошачью вкрадчивость. В  его  руке
сверкнул нож, и он вонзил его в спину доктора Уйе.
   Старик не сводил глаз с барона Тот сплюнул.
   -- Соединяйтесь с ней!
   Уйе  стоял,  качаясь.  Его губы шевельнулись, и он произнес,
старательно выговаривая каждое слово:
   -- Вы... думаете... что... победили, меня... думаете... я...
не знаю... что... приобрел... для моей... Ванны.
   Он упал как срубленное дерево, не кренясь и не сгибаясь.
   -- Так соединись с ней, -- повторил барон,  однако  на  этот
раз его слова прозвучали менее уверенно.
   Случившееся   наполнило   его   дурными  предчувствиями.  Он
посмотрел, как Питер вытирает свой нож, увидел удовлетворение в
его глазах.
   "Так вот как он умеет убивать своей рукой! -- подумал барон.
-- Полезно было увидеть..."
   -- Ом действительно выдал нам герцога? -- спросил барон.
   -- Вне всяких сомнений, мой господин.
   -- Тогда приведи его сюда.
   Питер  посмотрел  на  капитана  охраны,  и  тот   отправился
выполнять  приказание.  Барон  посмотрел  на  тело Уйе. Судя по
тому, как он падал, можно было предположить, что у него дубовый
кол вместо позвоночника.
   -- Никогда не мог себя  заставить  доверять  предателям,  --
сказал  барон,  --  не  исключая  и  предателя, созданного мною
самим.
   Он посмотрел в темноту за окном. Орудия не  стреляли  больше
по  пещерам  в  Защитной стене все норы-ловушки были герметично
закрыты Неожиданно для него самого барона захватило  очарование
этой  темной ночи. Но сомнения все еще жили в нем. Конечно, Уйе
следовало знать, что с ним будет в конце. Но эта его фраза: "Вы
думаете, что победили меня?" Что он имел в виду?
   В каюту вошел герцог Лето  Атридес  Его  руки  были  скованы
цепью, исхудалое лицо покрыто грязью. Его куртка была разорвана
в  том  месте,  с  которого  кто-то сорвал знак различия Клочья
одежды висели и на груди -- очевидно, защитный пояс  сорвали  с
него, не расстегнув. Глаза Герцога горели безумным огнем.
   --  Та-а-ак,  --  протянул  барон  и вобрал в себя воздух Он
понимал, что произнес это чересчур громко -- Будь проклят  этот
доктор!
   -- Полагаю, добрый герцог находится под действием наркотика,
-- сказал  Питер,  --  поэтому  Уйе и удалось сохранить его для
нас. -- Питер повернулся к герцогу: -- Вас  опоили  наркотиком,
мой добрый герцог?
   Голос  прозвучал  откуда-то  издалека  Лето  ощутил  тяжесть
цепей, боль в мускулах,  в  потрескавшихся  губах,  сухой  вкус
жажды,  от  которого,  казалось,  распухли  щеки  Но звуки были
тусклыми, как будто приглушенными одеялом И  силуэты  предметов
были неясными, расплывчатыми.
   --  Что  насчет женщины и мальчика, Питер? -- спросил барон.
-- Есть какие-нибудь сообщения?
   Питер провел кончиком языка по губам.
   -- Я тебя спрашиваю! -- взревел Барон.
   Питер посмотрел  на  капитана  охраны,  потом  --  снова  на
барона.
   -- Люди, которым вы поручили эту работу, найдены...
   -- Что они доложили? -- перебил его барон.
   -- Они мертвы, мой господин.
   -- Конечно, как могло быть иначе! Я хочу знать не это...
   -- Они найдены мертвыми, мой господин.
   Барон побледнел.
   -- А женщина и мальчик?
   --  Никаких  следов,  мой  господин,  но  там побывал червь.
Возможно, все было  так,  как  и  предполагалось...  несчастный
случай. Возможно...
   --  Меня  не интересуют возможности! Как насчет исчезнувшего
топтера, ментат?
   -- Очевидно,  на  нем  бежал  один  из  людей  герцога,  мой
господин. Убил нашего пилота и бежал.
   -- Кто он?
   --  Убийство  было  проделано  без  шума,  очень  чисто, мой
господин. Может быть, это был Хават  или  Хэллек,  а  возможно,
Айдахо.
   --  "Возможно",  --  пробормотал барон, глядя на шатающегося
герцога.
   -- Мы -- хозяева положения, мой господин, -- сказал Питер.
   -- Я так не думаю! Где этот глупый планетолог?  Где  человек
по имени Кайнз?
   -- За ним уже послали.
   --   Мне   совсем   не  нравится,  как  помогает  нам  слуга
императора, -- пробормотал барон.
   Лето  смутно  различал  отдельные  слова   --   "Женщина   и
мальчик"...  "никаких следов..." Значит, Пол и Джессика бежали,
а судьба Хавата, Хэллека и Айдахо неизвестна --  это  оставляло
надежду...
   -- Где кольцо герцога с печатью? -- спросил барон.
   --  Сардукар сказал, что, когда он забрал его, кольца на нем
не было, мой господин, -- ответил капитан охраны.
   -- Ты  слишком  поторопился  убить  доктора,  --  нахмурился
барон.  --  Это  было ошибкой. Тебе бы следовало спросить меня,
Питер. Твои опрометчивые действия не пошли нам на пользу.
   В голове Лето была только одна  мысль  --  "Пол  и  Джессика
бежали". И еще что-то застряло в его памяти -- сделка Теперь он
почти  вспомнил.  Зуб!  Часть  ее  он  уже  помнил  твердо:  "В
искусственный зуб запрятан отравляющий газ". Кто-то  велел  ему
помнить  о зубе у него во рту Он мог потрогать его языком. Все,
что нужно сделать, это с силой надавить на него. Но не  теперь!
Этот  кто-то  велел  ему подождать, пока он не окажется рядом с
бароном. Кто велел так сделать -- этого Лето вспомнить не мог.
   -- Сколько времени он будет оставаться в таком состоянии? --
спросил барон.
   -- Возможно, с час, мой господин.
   -- Опять "возможно" --  пробормотал  барон  и  отвернулся  к
окну. -- Я голоден.
   "Барон  --  это вон та неясная, серая масса", -- думал Лето.
Масса двигалась туда-сюда, пританцовывая и покачиваясь вместе с
каютой. А  каюта  то  расширялась,  то  сужалась,  делалась  то
светлее, то темнее. Она то погружалась в туман, то прояснялась.
Время  представлялось  герцогу  в  виде  пластов, и он двигался
сквозь них с огромным трудом.
   "Я должен ждать", -- помнил Лето. Перед ним был  стол.  Лето
различал  его достаточно ясно За столом сидел чудовищно толстый
человек и ел. Лето осознал, что сам он сидит напротив толстяка,
ощутил тяжесть цепей,  удерживающих  на  стуле  его  безвольное
тело...
   Он  сознавал,  что  какой-то промежуток времени выпал из его
сознания, но какой -- этого он не знал.
   -- Мне кажется, он приходит в себя, мой господин!
   Какой вкрадчивый голос! Это Питер.
   -- Мне тоже так кажется.
   Громыхающий бас. Это барон.
   Лето почувствовал большую определенность во  всем,  что  его
окружало.  Стул  под ним приобрел твердость, оковы -- тяжесть и
остроту. Теперь он ясно различал лицо барона и наблюдал за ним,
зачарованный движениями его рук.
   -- Вы меня слышите, герцог Лето?  --  говорил  барон.  --  Я
знаю,  что вы слышите меня! Мы хотим, чтобы вы сказали нам, где
ваша наложница и ребенок, которого вы с ней произвели на свет.
   От внимания Лето не ускользнула ни одна деталь. Слова барона
вселили в него спокойствие:  "Значит,  это  правда  --  они  не
сумели взять Пола и Джессику"
   --  Мы здесь не в детские игры играем! -- гремел барон. -- И
я хочу, чтобы вы это знали  --  Он  подался  к  Лето,  впившись
взглядом  в  его  лицо. Невозможность вести разговор с глазу на
глаз, без свидетелей, злила барона.
   Лето  ощутил,  как  возвращаются  к  нему  силы   И   теперь
воспоминание  о  зубе  воскресло в его памяти. Он вспомнил, кто
вставил ему в рот это смертоносное оружие. Уйе!
   В голове его возникло затуманенное наркотиками  воспоминание
о  том,  как  мимо  него протащили безжизненное тело. Теперь он
знал, что это был труп Уйе.
   -- Вы слышите это, герцог Лето?
   До сознания  Лето  дошел  какой-то  отдаленный  шум,  чьи-то
мучительные стоны.
   -- Мы схватили одного из ваших людей, переодетого Свободным,
-- сказал барон. -- Как вы понимаете, было легко распознать его
по глазам  Он  утверждает,  что  был  послан к Свободным, чтобы
шпионить за ними Я некоторое время жил  на  этой  планете,  мой
дорогой  кузен,  и  знаю,  что  за  этими  мерзавцами  никто не
шпионит. Скажите мне,  вы  купили  их  помощь?  Это  к  ним  вы
отослали наложницу и сына?

  Читать  дальше  ...  

***

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_1.txt    ===

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 237 | Добавил: iwanserencky | Теги: текст, из интернета, книга, проза, люди, литература, миры иные, Будущее Человечества, чужая планета, писатель Фрэнк Херберт, Хроники Дюны, слово, Вселенная, книги, Дюна, Фрэнк Херберт, фантастика, будущее, Хроники | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: