Главная » 2018 » Декабрь » 26 » Эх, дороги! Дороги Золотого Кольца...
22:34
Эх, дороги! Дороги Золотого Кольца...

***

***

 

Сквозь толщу лет,
Бежит, летит велосипед,
И оставляет тонкий след,
У башен древнего кремля,
Где след есть царского коня…
(И.С.  04.12.18.)
***  Отпуск мне дали  в октябре.
Решил я отдохнуть от родного Краснодара, от своей литературно-журналистской деятельности на Природе. Куда отправиться…, и Кавказ рядом, и море Чёрное доступно. Но что-то меня подвигло к экзотике несколько иной, благо, позвонил студенческий дружок, который живёт у моря Азовского. Мы с ним частенько перезванивались, и он, не раз, звал в гости, в плавни и камыши.
Колёса моей «Нивы» закрутились в сторону друга, и на следующий день с удочками, уже обитаю среди жёлтых камышей, на берегу одного из многочисленных каналов тех мест… Рыбёшка попадалась, водная гладь отражала небо и Солнце. Дышалось легко.

Когда Светило приближалось к зениту, я понял, что хватит наслаждаться, пора и к другу возвращаться, через пару часов он покинет место своей трудовой службы, да и мне уж кушать захотелось…
Двинулся пешочком в путь обратный, и тут, невдалеке от кургана, у зелёного полотна обширного поля, в лесной полосе услышал говор, ощутил запах дыма, а потом разглядел среди деревьев велосипеды и трёх мужчин. Один из них, высокий и худощавый, с лицом удлинённым, крупным носом, приветливо улыбнулся, сказал доброжелательно, поглядывая на меня с интересом: 
-- Здравствуй, добрый человек!
Я ответил в том же духе и приостановился.
Его товарищ, тоже высокий и худощавый, с лицом красноватого оттенка, заулыбался так же, и произнёс:
-- Добро пожаловать! Чаем угостим.

Все трое были явно пенсионного возраста, а третий, ростом поменьше, с белой бородой, такими же усами и бровями, седыми, жидкими волосами на голове, и вовсе казался стариком. Но оказалось, что он самый молодой из троих. Я решил задержаться у этих людей, чей туристический вид внушал доверие, да и чайку горяченького отведать хотелось. К чаю предложили мёд, кашу, приправленную перетёртыми, свежими овощами, и вареную картошку. Задали несколько вопросов о рыбалке, погоде. Я поделился впечатлениями сегодняшнего дня, и о том, как здесь оказался, воздавая должное «завтраку туриста». Недалеко от закопченных котелков и костра, на траве полянки, лежала большая, школьная, географическая карта мира, по краям которой расположились пара помятых тетрадей, книга с портретом Есенина… Они пояснили, что карта для юмора, а сами они – старые туристы, и сегодня у них праздник.… Было видно, что они знают друг друга давно. Мне сказали, что любят время от времени на Природе развести костёр, а после себя оставлять чистоту и порядок, помня заповеди друга, учителя по туризму Александра Ивановича. 
Я обратил внимание на фотографии, лежащие у книги. Седобородый подал их… Сделаны они были явно на принтерах и сканерах недавно. Одна, на которой виднелась знаменитая Церковь Покрова на Нерли, показалась интересной, на фоне неба и храма человек.
- А кто на фото? – был задан вопрос. Там был изображён черноволосый парень с короткой стрижкой и выбритым лицом, шеей и плечами качка.
Седобородый, взгляд небольших, голубых, глубоко посаженных глаз которого поблёскивал из под нависших седых бровей, живо, иронично, и испытующе, произнёс:
- А хочешь, расскажу.
Его товарищи одобрительно кивнули, Краснолицый подбросил в огонь дров, уложил их привычными движениями. Крупноносый улёгся у костра, удобно расположив у поленьев длинные ноги.
Я присел на бревно, и глядя на языки пламени стал слушать. Голос рассказчика был уже дребезжащий, слова произносились с пришепётыванием, но слушатели оказались благосклонными, и внимали, почти не перебивая…

***
Вот рассказ Седобородого.
Когда человеку седьмой десяток лет идёт, и в реалиях пенсия, ослабленное здоровье и ограниченные возможности, связанные всё с тем же пенсионным здоровьем, что остаётся… Можно вспоминать, была бы память, хоть и её, родимую, не щадят года…
Итак, память.… Обратились ко мне, старому туристу, туристы помоложе, лет эдак на 15-20, с просьбой поделиться фотоматериалами о турклубе «Бриз», который в годы 80-е был для нас родным и настоящим. Да, был…, «Бриз» и ныне есть, ибо мы и теперь, туристы-велосипедисты, берём своих велоконей, крутим педали, к Природе, кострам, пространствам дорог, и считаем, что «Бриз» жив, пока живы мы…
В интернете, в компьютере, есть всё, в том числе и мои ретро-фотографии.… Однако, важнейшая часть компа, интернета, это сам оператор, который сидит перед экраном своего домашнего монитора…
Нашлась фотография, довольно слабого качества, увы, подзабытая было, за толщей событий, лет, и впечатлений жизни.… Но каков сюжет этой оцифрованной фотографии! В летних травах широкоплечий парень в красной футболке, улыбается, рядом с ним велосипед и рюкзак, а за парнем – белокаменный храм  Покрова на Нерли. Фото сделал Николай, был у нас в том походе фотоаппарат «Смена» со слайдовской плёнкой, так что, время от времени щёлкали. Жаль, что не сумели мы толком воспользоваться теми немногими снимками, вот только четыре и остались, как память, в интернете, на которые ещё можно взглянуть, не сильно ругая авторов за качество.
Как же оказался этот парень с велосипедом у этого чудесного храма, в прекрасный летний день!?

…Мне было 32 года, восемь лет мы с женой, и маленькими дочками жили в городке у Азовского моря.… Поначалу, всё мне было в диковинку в этом городе, в этом крае. Добывал тогда хлеб свой насущный на сейнерах. Уходили от Ахтарского маяка и к Бердянску, и в Керчь, к Батуми и Одессе.… Возвращался всегда к семье, к очагу, где хозяйкой была супруга. У моряков были приличные отпуска, а у меня всегда была тяга к здоровому образу жизни, хоть алкоголическая застолица время от времени наносила удар по светлым стремлениям. Увы, нравы человеческого общения.… Нынче можно и покаяться, «за бесцельно прожитые годы»…, ну, может и не годы, а дни, месяцы. Но тяга к самореализации, к неким подвигам и свершениям была.… Супруга жалела меня, понимала, и однажды, в году 86-м, предложила сходить в Дом Культуры, на собрание туристов. В ДК у турклуба «Бриз» тогда была большая комната, а руководил Александр Иванович, тогда ещё безбородый(большая, старообрядческая борода появилась в 89-м году и уже не исчезала), врач скорой помощи. С первого же посещения были ощущения благожелательности и уюта. Пили чай, смотрели на белом экране слайды – фотографии горных походов, и гитара была, и песни – Визбор, Высоцкий, Митяев…
Так я впервые увидел Николая, он играл на гитаре и пел…

Впоследствии оказалось, что он не только любитель горных походов, где я познакомился с быстротой его, казалось бы, неспешного, размеренного шага, но и вообще, любитель «лошадиных» видов спорта – велосипеда и гребной лодки. ...Под руководством Александра Ивановича, частенько, с тщательно уложенными самым необходимым рюкзаками, в составе подобранных, разновозрастных тургруп, со школьниками, выезжали к ущельям Кавказа и поднимались на вершины. 
 ...Летом 88-го года Николай искал попутчиков для большого велопробега, у него была идея прокатиться по городам, лесам и сёлам «Золотого Кольца России» - он служил в тех местах военным врачом после мединститута.
Кандидатов в такое знатное велопутешествие насчитал организатор аж восемь человек, включив в их число и мою скромную персону. В итоге, в силу причин уважительных, отсеялись семеро, и ехать с Колей посчастливилось одному мне.
«Как же это всё будет выглядеть...?» - спросил я скептически, когда угроза поездки реально нависла над отпуском.
У Николая был план, и, положившись на его опыт и светлую голову, начал я готовиться к его осуществлению.

Для начала велосипеды разобрали, упаковали, и в багажник большого рейсового автобуса, с трудом, но уложили. Супруги, моя была с дочками, которые удивлённо и подозрительно поглядывали на папу, помахали ручками, автобус тронулся, …нам, что-то прокричали вслед.
Потом поезд довёз нас до Москвы, выгрузились на перрон, и потянули кучу вещей к нужной электричке, и утром рано оказались в славном городе Дубне. Николай бывал здесь, а потому талантливо начал исполнять функции гида.
Когда утренний холодок ещё спящего города удивлённо покрутился возле нашего, сиротливо брошенного багажа на влажной траве у домов какой-то улицы, тут-то и началось. Велосипеды, простые-дорожные-мужские, собрали, отрегулировали, вещи на багажниках укрепили, в седло, и покатили, время от времени поглядывая на могучую реку Волгу. Держали курс в город Кимры. Ноги у предводителя длинные, мощные, угнаться мне за ним трудно. Хоть и в расцвете лет, а Николай на четыре года старше, изнемогаю, делаю же всё правильно – вдох через нос, выдох через рот, одна нога жмёт на педаль, другая отдыхает, но было трудно с первых же километров от заданного темпа…
Конечно, город Кимры порадовал, нас, южан, своим говором и рынком. Но первым делом, я предпринял там практические шаги, дабы облегчить себе жизнь, а именно, нашёл почтовое отделение, и отослал родной жене посылку весом килограммов в пять, с излишками, которые казались дома, при сборах, весьма нужными в предстоящем походе. Отправился в ту посылка и прихваченный из домашней библиотеки Атлас автомобильных дорог СССР.

Путь наш велосипедный, между тем, продолжался в направлении Калязина. Волга рядом, купаемся…, лес, костерок, жизнь налаживается. Заночевали на полянке, среди трав и берёз. Время летнее, Солнце в небе надолго задерживается, двигаться можно до самого заката, так что, ко сну, прячась от озверевших в потёмках комаров, прошмыгнули в палатку в 23 часа.
Утром рано, вместе с нашим Светилом, подымаемся, собираемся и в путь. Бодро крутим педали в Углич, дорожки частенько попадались грунтовые, плюс дождик, да после дождичка, так что воздать должное пословице «Любишь кататься, люби и саночки возить», пришлось…
В обеденное время мы уже в Угличе, у Волги. Переодевшись поприличней, пошли осматривать Угличский Кремль и церковь Димитрия на Крови. Примыкали к группам экскурсантов, слушали гидов, в основном приятной женской наружности, и, оторвавшись от группы, приобщались к достопримечательностям самостоятельно. Посетили музей, наслаждались созерцанием прекрасных картин. Но велосипед, выполнение «плана», требовали своего…

Покатили дальше наматывать километраж и впечатления. Дорога была всякой, то с твёрдым покрытием, то без, то сухая, то грунтовая и мокрая, приходилось замедлять движение. Когда, наконец, выбрались на хороший асфальт, скорость увеличилась. Гонюсь за Николаем, но он недосягаем, отрывается, отрывается, и оторвался.… Не вижу командира в дорожной перспективе!
Проезжаю одно селение, смотрю на дорожные знаки и указатели, выезжаю из селения, еду дальше, опять всё внимание на указатели (а вдруг не туда заеду!?), дальше, дальше, сам, один, и так несколько раз. Темнеет, вечереет, еду, злюсь.
Наконец увидел Колю! Вздохнул с облегчением, и, остановив разгорячённого «коня» у ног попутчика, принялся его ругать, изображая яростное возмущение. Он виновато нагнул голову, развёл руками, и говорит – «Взял темп…»
Ладно. Опять вместе у костерка, вкушаем, чай пьём, беседуем. Есть что рассказать парню с Кубани Коле, который всегда любил туризм и Природу, стал медиком с высшим образованием, и мог, для себя и людей, играть на гитаре и петь задушевные песни… Дорога была рядом, до Борисоглебска 14 км. Вечер 4-го июля благополучно завершился богатырским сном, весьма полезным натруженным ногам.
Утром быстренько подкатываем к Борисоглебску, отличнейший песочек реки Устье после купания пришёлся кстати. У реки нашим взорам предстал монастырь, мы вошли в его стены и увидели собор, росписи которого были нам интересны. Купола Церкви Сергия Радонежского радовали взор. Поехали дальше, Солнце припекало, асфальтовая дорога пошла лесостепью. Нашли тень под деревьями на обочине, чтоб передохнуть. Подкачали шины, полюбовались скульптурой у дороги – Серый Волк и Красная Шапочка застыли в один из сердцещипательных моментов своей сказки. Но, всему своё время, надо двигаться.
И вот, в часов одиннадцать, въезжаем в Юрьеву слободу одного из древнейших городов России – Ростова. С благоговением прикасаемся к стенам Ростовского кремля.… Завидев гладь озера Неро, обрадовались, всё побросали, и купаться! Невдалеке покрякивала стайка уток. Дно оказалось илистым, вязким, водичка темноватой и тухловатой, и местный житель остановился, покачал головой, посмотрел на нас с жалостью. Надо сказать, что мы стараемся в каждом приличном водоёме, встречающемся на велопути, отметиться, погрузив в предложенную жидкость свои тела. Тем более, летом, когда особенно жарко. Не миновало и озеро Неро погружения наших разгорячённых тел, но, промашка вышла. Местный житель сказал, что они в озере не купаются. Зато виды озера, его берега, красивы.
Наши взоры были привлечены мольбертами на берегу и людьми у них. Таинство живописного творчества было рядом. Подошли к одной из художниц, внешность, которой показалась приветливой и даже красивой. Она поведала, что они студенты художественного училища, звать её Тома, и у них пленэр. На полотне увидели тот и этот берега озера, контур стены кремля.… С девушкой общаться было приятно, мы принялись ей рассказывать о своём туризме вообще, и о велотуризме в частности, о том, что крутим педали аж от самой Дубны.… Тома благосклонно улыбалась, а когда к ней подошёл студент, и, не замечая нас, стал ей говорить о чём-то своём, мы вздохнули, и повели «коней» дальше, к следующим событиям и впечатлениям.
Ростово-Ярославский художественно-архитектурный музей, гостеприимно показал нам свои картины и древние иконы. Видели натуральные картины Шишкина и Айвазовского, привлекли внимание несколько экстравагантных  произведений Давида Бурлюка, с необычно интересными лицами, формами и красками. Познакомились с картинками в стиле финифти, яркость и чистота которых внушала уважение. Несколько церквей на площади музея предстали нашим любопытным взорам. И… мы устали. Захотелось вздремнуть, но где? Поехали в поисках, увидели парк, там и устроились. Продавались соки, булочки и печенье, сока выпили много, восемь стаканов на двоих, после чего сама собой родилась дорожная мудрость « Наши кони любят много и вкусно поесть». Вздремнули на травке, потом состоялся совет, ехать ли в Загорск. Решили не ехать, а сразу направляться в сторону Переславля-Залесского. Надо уточнить, что конечной целью велопохода был Муром, который в области Владимирской, и узкий след наших колёс уже отметился в трёх областях. Дубна в Московской, Кимры – в Калининской, Углич и Ростов в Ярославской, областях. Предстояло ещё пересечь четвёртую область – Владимирскую. Дорога в Загорск, где тоже предполагалось много интересного, уводила несколько назад, в область Московскую.
После отдыха путешествие продолжилось, из Ростова выехали по Московской дороге , где встретился ещё один монастырь, и мы немного задержались у его древних стен, подверженных знакам разрушения и тления…

Дождь освежил в пути.… У деревушки Кулаково приметили небольшой рыночек у дороги. Прикупили у женщин картошки, капусты, и прочих продуктов. Цены выражались в доступных копейках. Бабушка продавала молоко, что-то говорила о сыне, который старается дома и корову содержать, и козу, и прочую живность, весь занят добычей сена.… Взяли молока, отведали, запомнился странный вкус – травянисто-водянистый. Рванули дальше и крутили педали довольно упорно и долго до 22.30. В спешке искали место стоянки, комар покоя не давал, в 23.00 – отбой.
… Семь часов сна хватило, быстро собрались, и около 7.30 уже делали остановку в слободе Переславля-Залесского. В каком-то пруду, где с удочками стояли люди, сгоряча искупались, но водичка пахла затхлостью. Вскоре мы омылись в прекрасных водах реки Трубеж, а уж озеро Плещеево понравилось очень, и чистота, и песочек, и виды хороши. 
У памятника Александру Невскому узнали, что родился он в 1220 году в этом городе, и жизни его было 43 года…
Постояли, с уважением, у солидного Спасо-Преображенского собора, который начали строить в 1152 году, под руководством Юрия Долгорукого. Совершили обход Переславского кремля.
Владимирский пятиглавый собор, который строили в 1745 году, был тогда на реставрации, но красив и внушителен.
Побывали и у Церкви Александра Невского, постепенно перебрались к стенам Горицкого монастыря, время было обеденное, кушать захотелось, мы устроились в тени, и отобедали, чем Бог послал. А тут и дождик стал покапывать. Трапезу пришлось быстро сворачивать, и, отказавшись от послеобеденной дрёмы, найти защиту от осадков под кровлей художественного музея. Нашим взорам предстала внушительная коллекция икон из церквей Переславля и окрестных деревень. Запомнились некоторые названия – Спас полуночный, Одигитрия, образы Богоматери с младенцем, и скорбящий Христос.… На втором этаже здания – художественные полотна, запомнилось одно из названий картины, где стрелы, луки, мишени в очень древнегреческой и интимной обстановке – «Опасный урок». Узнали, что картинная галерея носит имя уроженца переславской земли академика живописи Кардовского, что родился он в 1866 году в деревне Осурово, в 1943 году скончался и похоронен на территории Горицкого монастыря этого города, Переславля-Залесского. Понравилась картина Дмитрия Кардовского "Петровская флотилия на Переславском озере 25 августа 1692 года". 
Видели интересную, заслуживающую внимания, часовню из деревни Фонинское. Произвёл сильное впечатление Успенский собор 18 века, который тянется ввысь, там , в вышине , стены переходят в купола, а сверху купол со световыми окошками.… В храме люстра, по стенам росписи на библейские сюжеты, обширный иконостас в пять рядов, запомнились названия – пророческий, деисусный, праздничный, местный…
Отметили мы тогда, что налёт запустения также проявляется…, и многое требует реставрации. 
В музеях, на памятниках читали интересные древние надписи – «Больше сея любви никто же имать, да кто душу свою положить за други своя…», «Указ воеводам Переславским 1722…», «Великому Петру от усердного Переславля…», и т.д…
Видели, в музее, письмо Лопухиной Петру («Женщина твоя Дунка»), Письмо Петра матери (Нарышкиной) 1689 год. Конечно, потрогали знаменитый ботик «Фортуна» Петра Первого. Морские якоря в музее-усадьбе привлекли внимание, видели древний такелаж парусного флота, узнали, что все корабли потешной флотилии Петра сгорели, вот только «Фортуна» и осталась…
Историческо-художественное изобилие и обилие навалилось, поглотило, а погода выполняла сценарий свой, и преподнесла нам дождик, который ломал все планы и доставлял массу неудобств. Хотелось спать, но где? В усадьбе Петра? Нет. Поехали в центр. Походили в книжном магазине, потом зашли в продовольственный, прикупили харчей…
Прочитали вывеску «Кооператив», зашли, там газированная вода по пять копеек…
Надо ехать дальше.… Поехали, под дождичком. Когда выбрались из дождевой полосы, устроились недалеко от дороги спать. Вздремнули, передохнули, потом тронулись дальше, когда на часах было 18.15. 
Добрались до Рязанцево, прокатились по главной улице, а вот потом дорога началась плохая, щебёнка, ямы, леса вокруг хороши, а скорость не очень.… Когда природорожные знаки сообщили, что началась область Владимирская, отличное шоссе в прекрасном сосновом лесу увеличило скорость и улучшило настроение. Проезжали село Сима, разогнались на спуске, и тут нас атаковали собаки, довольно рьяно и злобно. Пришлось им уделить внимание, метнув несколько придорожных камней и веток в сторону их разъярённых морд…
И опять дорога, палатка в лесу, костёр…Сон.

Утром определились, что до Юрьев-Польского семь километров, и через двадцать минут, уже катили по улицам славного города Золотого Кольца России, где мы и приобщились весьма прилично к историческим достопримечательностям. На своих велосипедах были у памятника Юрию Долгорукому и у Георгиевского собора. В храм заходили. Был привал у стен Михайло-Архангельского монастыря, и в самом монастыре катили велосипеды, благоговея перед древней архитектурой белокаменных башен и куполов…
Время в тот день дарило много знаний и впечатлений, всего и не перечислишь о строителях храмов, князьях и барельефах, музеях и картинах, об иконах и создателях их. Всё было доступно, и с благодарностью принималось. И даже завтрак в столовой был, которой поглощался с блаженством! 
В художественном музее посмотрели многое, что-то понравилось особо и запомнилось – «Река на заре» художник Мартен Д.Э., « У монастыря» художник Маковский В.Е. , и прочее, и прочее, и прочее…
Различные выставки разворачивали свои экспонаты – «Резной камень. 13-й век», Выставка художественной резьбы по дереву, Картины из имения князя Голицына – прекрасные картины с авторством «Неизвестный художник». С тех полотен глядели из глубины веков на нас, загадочно-прекрасные женские лики…
Обозревали панорамную картину о древних племенах Фатьяновской, и Поздняковской культур, которые бытовали некогда в этих местах…
Обедали в столовой, после чего, невзирая на жару - в путь, в сторону Гаврилова Посада, что в области Ивановской. Дороги грунтовые, просёлочные, спрашивали у людей, куда ехать дальше. На развилке, у знака, который указывал, что вот там уже Гаврилов Посад, но дорога плохая явно, а в сторону Суздаля получше, а нам туда и надо, решили миновать город, и к своей цели. …Делали остановки в сёлах, чтоб набрать питьевой воды. У одного из колодцев вдруг оказалась, какая-то бродячая и сердитая пчела, которая на всём ходу стукнула мою переносицу – боль, опухоль, но водицы испили, дальше поехали.… Попалось гороховое поле, рядом лесопосадка, решили в теньке разбить лагерь, попастись, вздремнуть…
В 16.30. тронулись дальше, вокруг лесостепь, дорога то вверх, значит пыхтим, то вниз – разгоняемся и отдыхаем. Заметили полянку со смородиной, воздали должное. Доехали до развилки, на ней указатели – до Владимира 32 км, до Суздаля – 25 км. Свернули на Суздаль. Вокруг поля, пейзажи напоминают Кубань, но местность более холмистая, на подъёмах дороги приходилось и пешочком перевал достигать, а на спусках удавалось долго катиться самокатом…
Доехали до села, где запруда перегородила речушку. Там купались люди, и нам место нашлось, узнали, что река называлась Ирмес. Поблагодарили мальчишек, которые успели нам порассказать и о рыбе в реке, и о своей учёбе, и что каникулы у них проходят прекрасно… Хронометр показывал 19.00., путь велосипедный продолжался. Вокруг поля, на них кукуруза, различные колосовые… Дорога хорошая – асфальт.
Ближе к вечеру, тихо и незаметно, въезжали в Суздаль.
Поднялись на крутой берег Каменки. Перед нами прекрасный вид – улицы, дома, храмы в стиле деревянного зодчества. Внизу раскинулся туркомплекс, виднеются со всех сторон купола. Через деревянный мостик проходим в комплекс, и сразу находим там столовую, которая показалась нам шикарной, ужинаем, сил набираемся.
Прокатились по улицам уникального городка, вдоль огромных стен и башен Спасо-Евфимиева монастыря, взирали на многочисленные достопримечательности при вечернем освещении.
Попали в сквер, где с уважением рассматривали бюст Дмитрию Пожарскому.
Но это были впечатления и ощущения совсем иного рода, чем в прошлом, 1987-м году, в этом же месте. Да, мы были с женой в Суздале по туристической путёвке.                … У меня тогда тоже был летний отпуск, и мы решили ознакомиться с миром в доступном варианте, путёвки в профсоюзе были в ценах подходящих. Три дня в июле 1987 года мы в составе тургруппы из человек 30-ти, осматривали Новороссийск в нашем крае, а затем, в августе, уже ехали поездом в Суздаль на три дня в группе из 25-ти отдыхающих трудящихся в сопровождении руководительницы из турбюро. Путёвка называлась «Суздаль-Владимир-Москва». Были заранее приготовленные места в гостиницах, сервированные столы, поданные вовремя автобусы, экскурсоводы, и некоторое количество свободного времени.…В Суздале отведали тогда медовухи у бревенчатых сооружений, из Москвы я привёз толстую, большую, и очень ценную книгу – Советский энциклопедический словарь. Покупка состоялась 15 августа 1987 года, у ст. «М»Колхозная, пл. Ногина…
А в 1988 году вечерний Суздаль не смотрел на нас празднично и требовалось подумывать о предстоящей ночёвке в палатке. Тем не менее, планы Николая осуществлялись, и мы успели в тот вечер побывать на Красной площади Суздаля, пройтись у Торговых рядов, с берегов Каменки полюбоваться видом Юго-Запада Суздаля. Прошлись по Крёмлёвским валам 10-11 веков. Наблюдали в травах косарей.… Поспешили к городку деревянного зодчества, быстренько искупались в Каменке, и, гонка на Владимир. Проехали село Павловское, свернули в лесопосадки, приметили рядом стога свежего сена, там и раскинули лагерь. Поговорили о впечатлениях прошедшего дня, совмещая разговор с поглощением запасов вкусностей.… Совсем стемнело, спать…
Утро 8-го июля было отмечено туманом, росой, пасмурностью.
Опять дорога, туман рассеялся, но вскоре, в километре от Боголюбово, поломка моего велосипеда сильно омрачила мироощущение – сорвало со шлицов вала ведущую большую звёздочку! Что делать!? Начались судорожные попытки решения проблемы, а мы, тем временем, вели велосипеды, переставляя ноги, и неуклонно продвигались к пригородам. Показалась многоэтажная стройка, на втором этаже сверкнула сварка. Идея! Я крикнул, обращаясь к тому окну – «Ребята, помогите, авария!». Кто-то выглянул – «В чём дело?». «Да, вот…» - стал я торопливо, страдальчески-умоляюще пояснять суть нашего велопутешествия.
«Ладно, тащи, велик сюда…» - сказал мужик, и я быстро сбросил с багажника груз к ногам Николая, спешно поволок «коня» на второй этаж новостройки. Сварщик всё сделал как надо, радости моей не было предела, а на мой вопрос – «Что я должен?», он усмехнулся и коротко бросил – «Счастливо». 
Спасибо, спасибо тем людям, тем рабочим, простым русским мужчинам и женщинам, трудягам из года 1988-го, которые помогали нам словом и делом, участием! Не раз нам подсказывали, как проехать лучше, что посмотреть, делились продуктами…
Какое счастье – «конь» снова на ходу! Нашли кафе – отметили «возвращение в строй», воздали должное сокам, булочкам и прочим сырам и бутербродам. Рядом проходила оживлённая Горьковская трасса, вот где шум, гам! Там же, у дороги, нашли почту, отправили родным телеграммы – «Всё в порядке, следуем по Золотому Кольцу. Ждите».
Что интересного в Боголюбово? Дух старины в архитектуре! Храм Рождества Богородицы, который возводился в 12-ом веке, строен и красив. И ещё виднелись древние стены, башни и купола. Есть там и монастырь, мы стали расспрашивать служителя и получили удовлетворение своему любопытству. Нам указали тропинку, по которой можно добраться в красивое место к замечательному храму. По тропинке, средь травы, навстречу, шли туристы вереницей. Мы залюбовались местностью, и ловкими молодыми людьми, которые купались в озерке. На берегах большие ивы раскинули ветви, несколько качелей и канатов свисали над водой. Парень раз за разом цеплялся, раскачивался и прыгал красиво в воду, явно работая на публику. 
Мы повели своих мустангов на берега Нерли, которая впадает в Клязьму, которая впадает в Волгу. И вот мы увидели прекрасный вид у речного поворота и стройное здание храма. На берегу, кое где, виднеются большие деревья, под одним из них мы устроились, наладили костерок, принялись мастерить суп, приготовили чай, искупались, постирались, побрились. Прекрасное время, прекрасное место, поют птички, порхают бабочки, зеленеют травы. Солнечно, ясно. Несколько рыбаков с удочками виднеются вдали… Конечно, мы подошли к храму.
Так и оказался парень в красной футболке на снимке у Церкви Покрова на Нерли, а рядом велосипед, а фотограф – Николай…
Впоследствии оказалось, что фото это значимое и замечательное, а тогда мы этому не придавали никакого значения, тем более, что ещё предстояло одолеть немало километров. Надо заметить, что за тридцать прошедших лет очень многое выветрилось из памяти о том велопутешествии. И не было тогда интернета, обилия цифрового фото, мобильника…, но был самодельный блокнот – перерезанная пополам, прошитая суровыми нитками, общая тетрадь в клеточку, и была шариковая ручка, и было желание фиксировать вехи похода и его впечатления доступным способом.   Время блокноту и ручке тогда уделялось. Со временем исчез из памяти и сам факт наличия блокнота. Но случай преподнёс позабытое фото, и вспомнилось, что был блокнот, он отыскался в пыльном архиве квартирки одинокого старика, и он, надев очки, смог вникнуть в беглые записи мелким торопливым почерком, и опять, как в годы молодые, нестись по Золотому Кольцу навстречу ветрам и куполам.
 Думалось о справедливости Булгаковской фразы, воистину «Рукописи не горят» …Однажды, в юности, в году 1973-ом, на внутренней стороне обложки общей, большой тетради, был записан афоризм Шекспира в переводе Маршака, сила которого стала особенно ясна по прошествии почти полувека, в году 2018-ом.
"Запечатлейте беглыми словами
Все, что не в силах память удержать.
Своих детей, давно забытых вами,
Когда-нибудь вы встретите опять.
Как часто эти найденные строки
Для нас таят бесценные уроки!"

Когда юноша впервые прочитал эти строки Шекспира и в восторге записал их, в жизни его многого ещё не было, не было даже Кубани, которая стала домом родным, не было морей, Баренцева и Азовского, не было велопутешествия в Суздаль и Владимир. Но всё случилось, и можно вспоминать…

В грандиозном городе Владимире, мы изрядно покатались, останавливаясь в любом месте, дабы лучше созерцать чудеса архитектуры и скульптуры. Но добираться в город, от храма Покрова на Нерли пришлось довольно сложно. Мы оказались у железнодорожного переезда, на котором во всю длину многочисленных вагонов, по-хозяйски расположился поезд. С трудом перетащились мы на другую сторону, и оказались, на каких-то окольных дорогах, и пришлось карабкаться вверх по тропке, зато удалось полакомиться малиной у местных заборов. Выбрались, наконец, на трассу, а там обилие машин, только не зевай! В потоке автомобилей покатили по городу, мимо светофоров, в центр. Проехали мимо авто и железнодорожного вокзалов. Умудрились оказаться на каких-то глухих дорожках, опять карабкались вверх по тропке, и вышли прямо к красавцу Успенскому собору 12-го века. Обозревали колокольню, сооружённую в 1810-ом году, Георгиевский придел 1862-го года, смотрели на фрески Андрея Рублёва и Даниила Черного 1408 года.… Пешком прошёл к Золотым воротам…
Невдалеке от внушительно прекрасной арки стройного здания Золотых ворот наткнулся на выставку художника-реставратора Шиганова Сергея, где были его картины-хобби. Конечно, понравилась картина «Покрова на Нерли» 1985-го года, картина «Люба», картины – «Вариант№3», Вариант№7», «Владимир Высоцкий», карикатуры – «Бюрократы», «Хищники». …Потом полюбовался макетом центра города Владимира, подошёл к стенам Княгинина монастыря.… Смотреть, вникать, наполняться сущим – это великий подарок человеку. Но, как сказано в святом писании «не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием» После самостоятельного обзора Великого города отправился я к Успенскому собору, где оставался Николай с велосипедами. 
В собор можно было войти и приобщиться к богослужению.… Пел хор женскими печальными голосами, молились женщины, ходил молодой священник с кадилом. Свет, идущий сверху, и с боков, освещал великолепие икон и украшений. Впечатление сильное. У икон горят свечи.
Свечи, иконки, продавались в специальном месте того храма…
В 18 часов настало время прощания с Владимиром, мы тронулись на Муром, переехали через мост реки Клязьма, мимо гостиницы «Клязьма». На выезде из города случился инцидент. В большом городе, на оживлённой трассе, обилие светофоров. Уже в пригороде,  у последнего светофора,  я прозевал красный свет и проехал дальше, осознал ошибку и срочно начал выбираться на тротуар, а тут рядом оказались и Гаишники.… Ну, и пришлось остановиться, потупиться, кивать головой, осознавать, говорить – «Ребята, да мы все служивые. Я вот на флоте Северном…».… Но всё проходит, прошло и это, и мы благополучно вращали педали по Муромской дороге. Хороша была дорога – асфальт, крутых склонов немного. Катим и катим.

В деревне Сойма решили приостановиться – пора передохнуть. Подошли к крайней хате, где старушка сидела с трёхлитровой банкой молока, его мы и купили, там же расположились пировать – пили молоко с хлебом, ели сыр с чесноком. Литр молока оставался, у Николая была фляжка, куда и поместилось недопитое молоко.
Покатили дальше улицей деревни и вскоре выбрались опять на шоссе, которое привело в крупный город Судогда. Там не задерживались, но видели старинные здания, башни и купола. А мы крутили педали, радуясь хорошей дороге, на которой чётко стояли километровые знаки. 
Проезжали улицей села Ликино, остановились у красивой церкви, над входом в которую располагалась большая яркая икона (метр на полтора) под плёнкой. Церковь была действующая, ей уж было 300 лет… 
Миновали Ликино. Когда время было 22 часа, мы проехали отметку 54 км, и углубились в прекрасный сосновый бор. В нём уже было сумрачно – дело к ночи. Дух в бору был изумительный, лёгкий, весь организм дышал и радовался. Надо было останавливаться, что мы вскоре и сделали, найдя подходящее местечко невдалеке от дороги, и устраиваться на ночлег. Наломали хвойных веток, на них уложили плёнку, установили сверху палатку…

Утро наступило ясное, свежее, принесло радостное настроение. Среди сосен нежные лучи раннего солнышка преобразили мир, он стал вокруг совсем иным, чем в сумерках вечерних. К нашему удовольствию мы разглядели на полянке у палатки ягоду – дикую малину. Лесные птицы перекликались, пели песни для души… Дятел внёс свою лепту в симфонию утреннего леса, кукушка отозвалась… 
В 8 часов уже в пути, крутим педали, продвигаемся к Мурому. Опять проплывали стены леса по обе стороны дороги – сосны, берёзы. Надвигались спереди, уходили назад, таблички с названиями деревень. Деревни здесь казались лучше, чем в Ярославской области. На указателях километров две таблички – одна цифра от Владимира, другая – до Мурома.
Остановились в крупном селе Мошок, поели в придорожной, довольно приличной столовой. Когда после трапезы пошли к велосипедам, то увидели на дороге громадного быка, явно бродячего, который прервал свои раздумья, что бы разглядеть повнимательнее наш маленький велоотряд, явно начиная прикидывать, годимся ли мы в качестве цели для его боевых подвигов. Тут мы решили не шутить, а быстрее в седло, и форсировано убираться подальше от глаз четвероногого друга, продвигаясь, согласно плану, к цели своей. Бык сделал несколько тяжёлых прыжков в нашу сторону, но тут же бросил эту затею, и повернулся к нам задом, с досадой и обидой.
После встречи с крупным представителем сельского быта, после трогательного с ним прощания, мы, успокоившись, разглядели, что утро не столь радужное, а даже туманное. К часам десяти и вовсе обнаружили с удивлением, что идёт дождь. В деревне Малышево спрятались от влаги небесной на автобусной остановке. Но зачем ждать милости от Природы, решили мы вскоре, и, одевшись по штормовому, то есть, завернувшись в прозрачные, прочные, полотнища плёнок , прикрыв багажники, продолжили путь. Дождь не унимался, с колёс брызгало. 

Ближе к Мурому лес становился поменьше в размерах и количествах, уступая постепенно место искусственным посадкам.
В 12 часов из зоны дождей выехали, ветерок начал просушивать влажные одежды. Облака позволяли время от времени присутствовать  на нашем празднике жизни, и Солнышку. 
Крепко нажимая на педали, бросая вокруг любопытные взоры ненасытных к впечатлениям туристов, почему то с особым вниманием посматривали на таблички километровых указателей, которые сообщали – 115/19, 116/18…
У деревни Ковардицы, у таблички 128/6, уже начинался Муром. Вскоре мы въехали в парк - оставленный в городе кусок леса. 
…На оживлённой улице Московской остановились у киоска, где любезная продавщица выдала страждущим покорителям пространств пару стаканов мандаринового сока и пирожки, обильно начинённые яблочным повидлом. Со вкусом подкрепляли мы силы для дальнейших туристических подвигов, удобно расположившись на лавочке, неспешно беседуя о грядущем.
В Муроме у Николая были знакомые. Мы отправились искать улицу и дом. … Довелось Коле и в Муроме пожить, в свои лучшие молодые годы, память о былом заставляла его искать отражение прошлого в том, что представало перед нами…
Медленно покатили по городу, по крутому спуску съехали к понтонному мосту через Оку, по нему проехали на другой, лесисто-луговой берег. «Здесь были прекрасные озёра» - говорил Коля, и мы поехали к ним, но озёр не было в пойменных лугах. Увы, мир изменился.
Вернулись к Оке. Искупались, созерцали завораживающий бег быстрой воды, на берегах происходили, вдалеке, движения человеческих фигурок. Плеск мелких волн убаюкивал, сопротивления дрёме оказано не было – вздремнули. Велокони отдыхали рядом…
День, между тем, клонился к вечеру, пора в город, к людям…

Бывшие коллеги Николая, тоже медики, жена и муж, в назначенное время были на месте, встретили улыбчиво, приветливо, на веранде своего кирпичного дома. У веранды, на клумбе, возле нас, кивали головками цветы. Наташа и Володя, люди, по видимому, основательные, положительные, несколько постарше Николая, посматривали на наш транспорт и рюкзаки уважительно, но с долей сомнения, дескать, каждому своё. Они, конечно, обрадовались, завязалась оживлённая беседа, с ностальгическими экскурсами в ещё, довольно недавнее, совместное прошлое.… Я, молча, попивал предложенный чай, время от времени протягивая руку к вазочкам на столике веранды, кивал головой в нужном месте, и думал, потихоньку, о своём – как там родная жена, детишки. «А всё таки, какая милая моя Аня, да и дочки, старшей уж восемь лет, помощница, младшую хорошо опекает, той три годика, забавная»… - думалось мне тогда.… Вскоре непреклонный Николай начал прощаться, хоть и был хозяевами предложен ночлег.
Опять поехали по Мурому, оказались в стенах Благовещенского монастыря, впечатляющий собор которого тогда реставрировался, а в зданиях на территории монастыря мы увидели все признаки домашнего быта живущих там людей – бельё на веревках, играющих с собачкой детей… 
В городе много церквей. Одна из них, сделанная из дерева, имела террасу, на которой выполнял резкие движения руками и ногами парень в кимоно… 
Мы спросили бабушку, встреченную у церкви о монастырях и храмах. Она оживилась, и долго рассказывала нам об истории и нуждах церквей. Поблагодарив старушку, прокатились через парк культуры и отдыха. В нём было уютно и хорошо, через несколько десятком метров аллеи динамики один за другим, все выдавали негромкую, хорошую музыку. Клумбы цветов у аттракционов, бесспорно, украшали Бытие… 
Спустившись по лестнице к мосту, перебрались на другой берег Оки, и углубились в луга, нашли стайку деревьев, где и разбили лагерь.… Темнело. Нашли несколько сухих веток, что позволило развести костерок, так, для души, для созерцания пламени, для романтики запаха походного дыма, для света и уюта…

Пробуждение утром, 10 июля, состоялось в 6.00, о чём добросовестно поведали наручные часы…
Начали собираться в путь. Было прохладно в этот ранний час. Покинув место нашего временного пристанища, направились к Оке, чтоб омыться, поплавать, побриться, и созерцать живописные пейзажи…
Потом, опять же через мост, через парк, в город Муром. Там, на рынке, уже разгоралось торжище овощами, фруктами, разными вещами… Мы прельстились местной смородиной, отведали – хороша!
В часов восемь утра подкатили к церкви, довольно большой, действующей. К ней, со всех сторон устремлялись старушки, старички, пожилые и молодые люди.… На лестнице парадного входа в храм, сидели убогие, просили милостыню.… В церкви много икон, роспись по стенам, и много чего интересного. У некоторых икон стояли подсвечники на несколько десятков свечей, огоньки завораживали ощущением таинственности.… Свечи можно было купить и воспламенить у иконы.… Церковь функционировала во всю мощь.… Люди подавали записки с именами – «За здравие» и «За упокой»… Где-то, в какой-то комнате, слышался крик младенцев – там крестили. 
Мы ходили, и благоговейно рассматривали иконы, росписи, надписи, и предметы. Народу в церкви было много, в основном – старушки. Приходили в церковь немощные, трясущиеся люди…
Вскоре мы покинули храм, немного послушав начало богослужения. 
… И опять оказались на рынке. Торгующих и покупающих поприбавилось. Мы ограничились созерцанием, и когда насытились звуками и явлениями пёстрого, подвижного базара, решили приобщиться к художественно-культурной жизни города.  Первым объектом нашего внимания оказался Дом-музей академика живописи Ивана Семёновича Куликова(1875 – 1941). 
Перед картинами стояли в сосредоточении и внимании, смотрели, запоминали, чтобы не забыть – «Пастушок» 1914 год, «В праздничный день» 1906 год, «Ярмарка» 1906 год, «Голова матери» 1903 год, «Портрет моей матери» 1903 год, «В русском наряде» 1916 год, «У околицы» 1913 год, «Портрет девочки» 1898 год… 
Потом попали в Муромский филиал Владимиро-Суздальского музея… Интересно… Интерьеры… Портреты купцов и купчих…
Посетили Муромский историко-художественный музей… Экспонатов в нём много. Узнали, что в древние времена здесь обитало племя мурома, и совершало подвиги, культурные и военные…
Но, хорошего в меру, можно и музейными впечатлениями насытиться до пределов, и мы решили с музеями Мурома в этот день попрощаться, с тем, чтобы использовать несколько часов по иному.
Решено было ехать прямо в село Карачарово, на Родину русского богатыря Ильи Муромца. Однако, пришлось несколько отклониться и завернуть в придорожный магазин, для «дозаправки». Взяли халву, конфеты, суп в пакетах, и хлеб. 
Миновали Муром, проехали улицей села Карачарово, где видели памятник былинному богатырю… 
По косогорам травянистым, мимо хат, подобрались к самой Оке, и начали устраиваться на прибрежном песке.
Солнце грело и светило, река бежала, а мы занялись поиском топлива для костра, насобирали хвороста, сухих веток. Костёр воспылал, из реки набрали воды для супа и чая. Вода имела привкус химический, ибо река пробегала по областям, мимо многих предприятий, и вбирала в себя стоки с отходами. Но мы надеялись обильным кипячением свести на нет следы человеческой цивилизации. 
Конечно, купаться было можно и нужно, быстроводная Ока приятно освежала наши туристические тела.
Природа, видимые дали вокруг, радовали. Ветерок после купания холодил, а солнышко грело. Суп приготовили, чай заварили… Хотелось как следует накупаться, наплаваться в реке, и мы раз за разом, ныряли, течение уносило от стоянки, через 50 – 100 метров выбирались на песок берега, топали к очагу, супу и чаю… Костерок грел, и располагал к созерцанию. Смотрели не только на оттенки пламени, но и на окружающий мир. На том берегу реки - палатки, виден дым костра. По реке, время от времени, проносились моторки, курсировали яхты. Людей возле нас немного, в сотне метров – кучка, и ещё дальше, еле видно, несколько групп и фигурок…
Легковой автомобиль приближался к линии берега, остановился невдалеке от нашего лагеря. Из машины выбрались два парня, две девушки, и женщина в годах, чья-то мать, кажется, одной из девиц…
Понежились на песочке и солнышке до 16 часов, после чего совершили последнее омовение в Оке. Собрали вещи, приготовили велосипеды. Костёр разобрали, затушили. Прощальным взором осмотрели ещё раз реку, окрестности, и в путь, через Карачарово, помахав рукой Илье Муромцу, в Муром, на вокзал, куда и прибыли в 18 часов…
Быстро разобрали  велосипеды, упаковали их максимально компактно. Купили билеты до станции Черусти, внесли свой багаж в вагон поезда, и, прощай Муром! В 19.45 – состав тронулся… 
В купе собрался народ. А где люди, там и разговор. Рядом с нами седой, голубоглазый старик, мужчина пожилой, но крепкий, и его жена, солидная, внушительная грузной фигурой и строгим выражением лица. Николай начал беседу со стариком о смородине, о делах сельскохозяйственных. Дедушка оказался словоохотливым, и в курсе обо всём. Когда речь зашла о политике, тут уж он, видимо, попал в родную стихию, делал глубокие экскурсы в историю всей цивилизации, и Отечества родного. Вникал в психологию политических деятелей, часто употребляя слово «расклад». Николай кивал головой, прервать длинную речь собеседника ему было трудно, он затих, и, по-видимому, утомившись и заскучав, потихоньку выбрался в соседнее купе, где была свободная полка, и прилёг там. Я взобрался на самую верхнюю полку, и оттуда, под стук колёс, слушал рассказы старика. Его полная жена больше помалкивала, изредка одёргивала глуховатого супруга – «потише», «потише». Старик тот, стоит ещё раз отметить, был крепок, сухощав, бодр. 
Рассказал он, между прочим, о нападении оводов, как на них с сыном, из лесу, выполз стометровый смерч этих тварей. Сын отмахивался двумя березовыми ветками что есть силы. Отец тоже усердно со всех сторон махал и вокруг себя, и вокруг сына, оберегая его, на голову надел корзину для защиты. Пришлось спасаться бегством, к байдарке, что была причалена у берега озера. Как можно быстрее лодку на воду, сами в лодку, и что есть силы, вёслами, принялись грести. Оводы за ними! И только в полукилометре от леса смерч начал таять… 
Настигло нас в том поезде полусонное забытье.…  В полночь прибыли в Черусти, спешно выгрузились на перрон. Купили билеты на электричку, чтоб добраться до Москвы. Время было, часа три ждать надо, спать хотелось, достали свои спальные мешки, и устроились на лавочках у вокзала, под говор вокзального люда и шум поездов. В этой обстановке ещё удалось и сны посмотреть, увидел я, почему-то, во всей красе школьную подругу. Оказалось, что мы с ней, и с партой, очутились среди трав и лесов, а вокруг виднелись купола, дороги со всех сторон уходили к горизонтам;  мы общались друг с другом, и со всем миром, весьма мило, и с интересом…
Пробуждение, около трёх часов ночи, позволило наблюдать интересную сценку.
Невдалеке от нас, в свете электрических огней, две девочки лет 11 – 12, и мальчик, чуть помладше, беседовали о своём. Одна девчонка, очень старательно, причёсывала мальчишке белокурые волосы, другая любовалась произведением подруги, и внимательно, наклоняя голову во все стороны, оглядев причёску, произнесла:
-- Как писаный…
Подруга смущённо фыркнула в сторонку, на что ценительница красоты быстро ответила: 
 -- Правда, хорошо, чо фыркаш, дура!

Привлекла внимание беседа стариков, один из них, в серьёзных больших очках, казался главным рассказчиком, не стесняясь матерных слов,  бодро вещал, как на курорте спокойно продавали самогон, запросто приносили в корзине, рублики наживали, да какой быт курортный, оказался забористый, откровенничал…
Наконец, в 4.30, загрузились в электричку, вагончик тронулся, перрон остался.… Поехали! Дальше…
Вскоре, на следующих остановках, полупустая электричка, начала заполняться бодрыми людьми в расцвете сил, это рабочие ехали в Москву и Подмосковье к местам своей трудовой деятельности. Пришлось потесниться, все сидячие места оказались заняты, и многие ехали стоя, держась за поручни. Везде завязывались разговоры – бодрые, спокойные, шутливые… 

Двери электрички распахнулись для нас с Николаем, и мы оказались в суете, шуме, в толпах нашей столицы. Нашли вход в метро, и, волоча за собой свои багажи и рюкзаки, добрались до Курского вокзала. Там, опять же, в сутолоке, в толпе, в мелькании лиц, фигур, надписей, разыскали нужную нам камеру хранения крупногабаритных вещей. Сдав вещи, взяв с собой необходимое, для этого пригодился маленький рюкзачок, пошли по вокзалу с чувством относительной свободы. Мы посовещались, и решили гулять по Москве каждый сам по себе, а в 18 часов встретиться у Мавзолея Ленина.
В метро расстались. Николай вышел раньше, а я поехал до станции Арбатская, где проспект Калинина ждал моего появления. Осмотревшись, как следует, двигаясь по тротуару, я заметил вывеску - «ЦУМ Военторга»,  и прошел в здание. Там было много всякого, обилие этажей и переходов, уйма магазинов и киосков, и прочее, и прочее.… Ходил я там много, то вверх, то вниз, то по лестницам, то по этажам. Смотрел во все глаза. Надо ж было что-то и купить, на свои скромные рублики, вроде как на память. Соблазнился на приобретение кроссовок…
Покинув грандиозный универмаг, отправился пешком по улицам и площадям, глазея по сторонам. Везде были точки продажи напитков, мороженого, и прочих деликатесов. Вкусил и я сих пищевых благ. 
Решил свернуть с многолюдного проспекта и передохнуть. Это произошло на улице Воровского. Устроился в скверике, у памятника Гоголю. Там, на лавочках, тоже сидели разные люди. Посидят, передохнут, вспорхнут, и дальше… Новые кроссовки оказались впору, празднично украсив ноги, а старые, потрёпанные и разбитые, отправились на заслуженный отдых – в урну. На той же скамейке занялся пересмотром своего барахлишка, да подкрепился хлебом, с халвой и конфетами. Лишнее оставил мусорному ящичку, который добросовестно нес свою круглосуточную службу у той скамейки…
Время шло, пешее движение, обзор столицы, продолжались. Заходил в универмаг продовольственный, после чего был сделан вывод, что всё там есть. Потом посетил магазин фотокинотоваров. Интересно… Людей насмотрелся всяких, как в группах, так и ярко выраженных индивидуалов. Народа, однако, много. Привлекли внимание девушки в национальных костюмах, с блеском интереса и призыва в тёмных глазах. Кажется, они прибыли в столицу из Индии…

Дом Книги принял меня приветливо, и я углубился в обширное царство печатного слова и прекрасных иллюстраций…
С Николаем мы встретились на Красной площади, там и сфотографировались, вот только, где те фотографии…
Почти у каждого жителя окраин нашей страны есть родственники в Москве. Комфортный ночлег был предостален Колиным  двоюродным братом. Он уже был  пенсионером, офицером запаса. Был похож на Николая, такой же высокий, крепкий, с таким же выдающимся носом.… С балкона многоэтажки был виден Кремль…
Эх, память! Всё кончается. Окончился и наш велопоход по Золотому Кольцу. Кубань, родные Азовские берега, с детьми и жёнами, приняли нас опять в свои объятия в середине июля 1988-го.… И новые походы, новые дороги, реки и горы, были впереди.

***

Когда рассказчик замолчал, вздохнул, и, подойдя к костру начал молча подгребать веткой к середине головешки, я его поблагодарил, всем дедушкам пожал их крепкие ладони. Начал прощаться, заторопился, придерживая удочки, мимо древнего кургана, зеленого поля, по тропке, которая ныряла в стены жёлтого камыша. Спешил к своему авто, чтоб быстро примчаться к другу. Он наверное, уже дома. А топать ещё к обочине шоссе, к терпеливой машине, километра два...

Декабрь 2018      ***   

В Золотом Кольце 

Иван Серенький

***

 

По Золотому Кольцу... Из воспоминаний, ... год 1988-й, велопутешествие, ...у храма Покрова на Нерли

 

Храм ПОКРОВА на НЕРЛИ  ... Читать дальше »

Иван Серенький

ПОДЕЛИТЬСЯ

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 469 | Добавил: iwanserencky | Теги: рассказ, туризм, у храма Покрова на Нерли, Из воспоминаний, велопутешествие, По Золотому Кольцу, 1988 год, лето 1988, путешествия, Иван Серенький | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: