Главная » 2020 » Март » 6 » Сказка для взрослых о фигурках шахматных
23:54
Сказка для взрослых о фигурках шахматных

*** Часть первая. Жил-был Король

***

Жил-был Король,
На шахматной доске.
Познал потери боль,
В ударах по судьбе…

***                ***                Трудно живётся одинокому белому королю, особенно если ты изношенный пенсионер 63 лет, тем более, если именуют тебя Белая Ворона.
Дружба – это хорошо. Но с кем дружить? Дружить можно только с королём, и только с чёрным. С его свитой дружбы нет. Общение белых королей на реальной доске жизни невозможно – нонсенс, сюрреализм.
Чёрный Король Коля звонил ему иногда, и они отправлялись на Природу, бродили в лесах и полях, на берегах рек и морей, разводили костры. Если вдвоём, то всё тихо-мирно. Ходили себе рядышком, не соприкасаясь друг с другом – оппозиция называется, да и с гигиенической точки зрения весьма полезно так, бесконтактно. Вирусы, микробы, понимаете ли. Вдвоём – это стопроцентная ничья.
Но у Коли была свита…
Даже ферзь у него дома была, по имени Лена. Белая Ворона её видел издалека, и, Слава Богу, что она не входила в их сообщество «Тем, кому за…».
Но ходить в походы вдвоём скучно Николаю, ему интереснее со своей свитой - с конём Валей, с конём Радой, иногда приглашался слон Юра.
Называлось всё это – тургруппа, общение на Природе. Но без белого короля, чёрным фигурам, какое общение – шахи-то объявлять кому-то надо.
Белая Ворона участвовал, носил дрова и воду, сидел у костра.
Если рядом с Колей крутилась конь Валя – ничья гарантирована, все шахи безобидны, Чёрный Король только посмеивался, он то шахов не объявлял.
Могла появиться у костерка и конь Рада, шахов тогда появлялось больше, но жить можно, держи только ухо востро.                                                                                                           ***               
Имелась в Колиной свите слон Эмма, весьма интересная особа, время от времени повторяющая фразу – «когда я была директором». Она обладала фигурой стройной, где надо, худощавой, где надо - с приятной полнотой. Лицо и нос у неё удлинённые,   глаза живые и голубые, которые совсем недавно отметили шестидесятилетие взирания на мир. Жесткая складка, образовавшаяся у губ, была не в счет, и потому, с полным правом можно сказать – она мила.                                                                          
                                                                          
                                                                          
        *** 
Конечно, все эти туристы думали про себя, что короли – это они, но Белая Ворона видел их конями и слонами, ведь известно, что Короли шахов не объявляют. Эмма, Валя и Рада, а также Юра думали, что они просто беседуют, и не догадывались о шахах Белой Вороне, и совсем не знали, что Король – это он.
В прошлых жизнях всё было у Белой Вороны, и имена его были другими – Гай Юлий…, Агиррий, Александр, Леонид…
Всё было в прошлых жизнях – приближались на опасноё расстояния чёрные ферзи и ладьи, иногда их удавалось сбить лично ему, Белому Королю, ибо король имеет такое право – бить неприятельские фигурки и пешки. Ему же они могут только досаждать шахами, и если очередной друг Чёрный Король был недостаточно сообразителен, то ничья, пат, частенько случались. О, сколько этих тёмных фигур, потенциальных ферзей и коней – пешек, было сбито им раньше, в прошлых жизнях…
А в этой действительности…
Была у него замечательная Ферзь Аня, у них даже дети появились. Но Аня исчезла с доски этой реальности раньше его.
Общаться, время от времени, приходилось Белой Вороне с теми, кого посылала ему судьба – с тёмными слонами и конями, Эммами и Валями, которые легко могли его обвинить в гордыне, заниженной самооценке, в пессимизме, в негативизме и в энерговампиризме, хотя сами кушали именно его.                ***               
Однажды, месяца три назад, он ехал по шоссе на велосипеде, в поход, к кургану, рядом крутила педали Эмма из Колиной свиты.
Она увлечённо рассказывала ему о своём житье-бытье, а рядом проносились автомобили. Несколько раз он ей говорил – держись за мной, ближе к обочине.
-Да, да – отвечала она, следуя прежним курсом.
- Тебя собьют, ближе к обочине держись - в очередной раз сказал он ей.
- Что ты говоришь, ты программу в меня внедряешь – «тебя собьют», ты смерти мне желаешь!
Белая Ворона опешил:
- Да я хочу, чтоб ты целенькая была и здоровенькая, зачем ты мне повреждённая – попробовал он, было, отшутиться…
- Да разве так можно – тебя собьют! Это мыслеформа, это посыл, тёмная энергия!
- Вовсе нет!
- Да!
Добрались, тогда, всё же благополучно, хотя Ворона не знал, куда деваться от этой Эммы, к стоянке, где Коля и Юра уже разводили костёр. Но досада опять поселилась в душе Белой Вороны.
Тем временем Эмма темпераментно и напористо повела беседы в кругу мужчин, у костра в лесочке, умело отстаивая свои мнения.
Белая Ворона не удержался:
- Ну, ты феномен, от трёх мужиков отбилась, на лопатки всех разложила.
- Я знаю, что хоть ты и вредничаешь, а всё равно меня любишь! – отвечала она. Сделала шаг вперёд, и, сильно, порывисто его обняла. Эмма практиковала объятия в круге их общения, ибо была обучена на эзотерических семинарах поднятия внутренней силы. Она так сильно прижала его голову к своему плечу, что чуть не выломала последний зуб – задержавшийся на нижней челюсти клык.
- Да, да, конечно люблю – пробормотал он.
Эмма, и Валя – они на словах толковали о позитиве, обо всём хорошем, а его, Белую Ворону, всячески одёргивали, если он что-то говорил, по их мнению, негативное... Да и вообще, если он что-то, о чём-то, просто говорил. Сами они, впрочем, говорили тот же негатив, но себе они позволяли, а так же своему королю Николаю, считая, что их беседы – это в духе позитивного общения.
То, что Коля король, было ясно, ибо известно, что короля играет свита.
А если свиты, нет,… какой король?
… Вот и в тот раз, зашел разговор о мужчинах и женщинах, что вот надобно межполовое тесное содружество индивидов… Он же, Белая Ворона, возражал тогда, что для настоящего воина не обязательно быть с женщиной, так он становится сильнее и целеустремлённее. Он начал рассказывать свой любимый фильм «Поцелуй дракона», и упомянул, что в Париже есть улица проституток, над которыми господствуют сутенёры. А вот боец-китаец, весь сконцентрированный на своей полицейской службе, и не имеющий женщины и семьи, заступился за проститутку, которую ударил наглый, циничный сутенёр Лупо, и вступил в серьёзный рукопашный бой с громилами…
- Фу – наморщила нос Эмма, - Не хочу слушать, - и отошла в сторонку. И Коля произнёс:
- И мне тоже, не совсем – и тоже удалился, дабы не слушать.
- Куда вы!? – крикнул он – Слушайте! Идите ко мне!
Но…
Остался Юра, которому Белая Ворона досказал то, что хотел сказать, и спросил слушателя:
- Ну и что здесь такого? Всё в рамках, всё жизненно и нормально?
- Да, всё хорошо, мне понравилось – отвечал семидесятидвухлетний Юра.                                ***               
После того похода они опять собирались, разводили костры, в другом лесочке, на окраине их городка.
Как-то он, Эмма и Рада, а Коля подразумевался, и его дух витал виртуально у языков пламени костерка, опять оказались на Природе. Эмма была не в настроении, делала всяческие замечания, мелкие и побольше, Белой Вороне, который устраивал костёр, котелки и чай. В своих бурчаниях Эмма не могла остановиться и переключиться. Он ей несколько раз говорил:
- Хватит, хватит, хорош…
Даже Рада сказала, что в заповедях написано – «когда говорит мужчина, женщина должна молчать»
Солнце озаряло январский день праздничным светом, воздух был свеж, прозрачен, и наполнен ароматами жизни, дымок костра создавал уют, но Эмма …
Он ей крикнул театральным голосом:
- Молчи, женщина!
Она потопталась, взяла свой рюкзачок, и молча начала уходить, будто бы насовсем их покидая.
Он смотрел ей вслед, молчал, и печаль заползала в его сердце.
Раде он сказал, что это бывает, он сам, несколько раз так же уходил, от костра, когда становилось тяжко от непонимания и разочарования. Эмма ушла, но с Радой они тогда хорошо побеседовали, время от времени вопрошая друг друга – где же наша Эмма, совсем ушла, или всё же вернётся?
Она тихо появилась с другой стороны полянки и медленно стала подходить к огоньку:
- К вам можно, люди добрые…
- Слава Богу – радостно и облегчённо воскликнул он – Иди, обниму!
Она подошла, опустив руки. Он обнял, ощутив её податливое тело с выпуклостями и вогнутостями, и тут же обнял и Раду, тело которой не ощущалось столь гибким и волнительным, как Эммино.
Догадливая Рада спокойно заметила:
- Это для равновесия и равноправия.
- Да, да – подтвердил он.
                ***               
В следующий раз они собрались в том же лесочке через неделю, по поводу дней рождения Коли и Рады – 31 января. Присутствовала и Эмма, и была опять одна, без своего мужа-домоседа Артура, который был помладше её и возрастом и авторитетом. У Рады, раньше, мужья были, но нынче она была свободной, и уверяла, что ей хорошо, но всё же было заметно, что она в поиске. У Вали, якобы, имелся в наличии муж, второй, или третий по счёту. Но был он столь далеко, что никто, никогда, его не видел, и Валя, которой исполнилось семьдесят, всё ещё была в готовности к романтическим отношениям. Она, пока, не присутствовала на том сборе. А встреча присутствующих в намеченном месте и времени, у дома Николая, началась с взаимных объятий. Короли, ясное дело, не обнимались друг с другом. Пора было двигаться, и они пошли, пешочком, с рюкзаками и рюкзачками, в гостеприимный лесок. Эмма, на ходу, беседовала, душа в душу, с Колей. Белой Вороне досталась для разговоров Рада.
Позвонила Валя, спросила:
- Вы где?
- Идём на наше место, на полянку, к Кривому Сосняку, срочно на велосипед садись, и приезжай – ответил ей Белая Ворона.
Фигуры Короля и его Слона маячили на дороге, шагов на сто впереди.
Белая Ворона вёл в поводу собственный велосипед, на руле которого, уютно устроилась сумка Рады, бодро вышагивающей рядом. Беседовали,… он отвечал ей репликами и короткими тирадами, думая о своём.
Дошли, собрали дровишек, чиркнули спичкой, беседы не прекращались.
Белая Ворона тоже что-то говорил философическое, но голосом громким, и его особо не слушали, внимательно ожидая мягких речей Коли. Эмма рассказывала своё, голосом уверенным и хорошо поставленным, как то незаметно перешла к теме, которая оказалась неприятной для Вороны. Эмма вспомнила его действия и поведение на встрече двухгодичной давности в поэтическом клубе Татьяны Возниковской. В тот раз она, Эмма, имела неосторожность, его – Белую Ворону, пригласить, да ещё и без ведома Татьяны. А он так себя преподносил, так вызывающе и скептически – вот, дескать, я пришел, и жду, чем вы меня развлекать будете, … и развалился, и губы скривил.
- Да разве всё так было - пытался отмахиваться недоумевающий Ворона – Вовсе я не…
-А Таня мне потом высказывала, «кто его пригласил».
- Слыхал я это, « кто его пригласил», но всё же она меня приглашала потом, и я был на их собрании в феврале того года. И вчера я посетил её в библиотеке, мило с ней поговорили о Чехове и Бредбери, я подпись свою поставил там, где надо, ручку оставил на память…  – отвечал в недоумении Ворона. Его покоробили слова, тон и жесты Эммы. Их смысл он улавливал как очередную постановку его на место. Эммочка, как ласково частенько обращался к ней Ворона, любила рассказывать, как она ставила на место того, другого и третьего, на что Ворона придумал и высказал афоризм, « Ставить кого-либо на место, значит, нахамить ему».                ***               
Настроение Белого Короля начало ухудшаться. А Чёрный Король похаживал у костра, говорил полезное умиротворяющим голосом, слегка морщился от головной боли, мигрень – понимаете ли, да и вчера, со своим Ферзем малость принял, не отказать же гостям, всё же день рождения, супруга постаралась, наготовила всякого…
Ворона шуршал ветками у костра, Эммочка делала ему мимоходом замечания. Он начал было рассказывать о тех бывших кострах в снегу, у быстрой реки на Кавказе, где они бегали по снегу босяком, потом в самый огонь пятки совали, но Эмма начала говорить о последних репетициях в хоре, ему пришлось примолкнуть.
Потом он попытался поднять тему психологической совместимости, упомянув о зимовках в тайге, где мужики зверели и набрасывались друг на друга…
Эмма перебила его тирады репликами о трудностях поездки в Москву.
Он продолжил свой рассказ о книге Астафьева « Царь-рыба», и голос повысил, и слышались в нём звенящие нотки раздражения.
Эмма начала ходить вокруг костра и демонстративно напевать:
- Ла-ла-ла, ла-ла-ла…
Полный игнор его речей.
- Я вижу, что мне тут среди вас говорить нечего, только вы толковое говорите! – закричал, или закаркал, Ворона.
- Да ладно, не обижайся, всем места хватит – говорил Чёрный Король под одобрительным взглядом Эммы.
- Конечно, мы собрались, как всегда, для проникновения в Природу, для благости, для обмена энергиями, все мы рады, что ты с нами, Боря. Ты хорошо разводишь костры, нам тебя часто не хватало – обратила свой взор в очи Белой Вороны Эмма, присевшая на бревно у вещиц из своего рюкзачка, рядом с пламенем костра.
- Ага, ну тогда обнимемся и будем в благости – каркнул Ворона, быстро подошёл к Эмме Бертольдовне, нагнулся, и, не дав ей подняться, довольно крепко обнял.
Она с ленцой произнесла:
- Да я бы поднялась…
Потом встала и добавила:
- И правильно обниматься надо так, правые руки вверх, а второй раз – левые руки вверх.
Обнялись по правильному. Обнялись и с именинницей Радой…
Эмма отошла в сторонку, походила немного туда-сюда, и начала, приближаясь, задумчиво говорить, поглядывая на Ворону:
- Я не чувствую искренности в твоих объятиях, нечто холодное сквозит…, нет нужной энергии… Я больше не буду с тобой обниматься.
Такого мощного шаха Белый Король не ожидал от Чёрного Слона.
После вынужденной и выдержанной паузы, Белый Король твёрдо сказал:
- Не будем. Значит, без объятий.                ***               
Он внутренне похолодел, стал обдумывать варианты будущих общений с этими фигурами, ему стало противно и горько, резко захотелось уйти побыстрее, унять появившееся тягостное ощущение в груди.
Он молчал, нахохлился, обдумывая, как уйти.
Прошло минут пять, Эмма, как ни в чём не бывало, обратилась к Вороне:
- Боря, как поживают твои внуки, давно были у тебя в гостях?
- Давно, или недавно – буркнул он.
Позвонила Валя:
- Вы где?
- А ты где?
- Двигаюсь, возле Колиного дома. Вас не нашла.
- Да говорили же тебе, что мы уже идём, что ждём тебя на полянке! Быстрее приезжай! – закричал в мобильник Ворона.
Вскоре ему представился удобный случай, он быстро отдал именинникам свои подарки, коротко пожелал уместное Коле и Раде, и торопливо стал прощаться:
- Всё, ухожу, мне надо, я вас покидаю.
И, не распаковывая свой рюкзак, опять прикрепил его на багажник велосипеда.
- Куда? Не уходи. – укоризненно начала говорить Эмма – А Валю встретить, вдруг она нас не найдёт!?
- Ты тоже уходила, так что всё нормально.
- Я вернулась! И ты возвращайся! – крикнула ему вдогонку Чёрный Слон Эмма.
- Я не вернусь, пой песню «ла-ла-ла», разберись, кто, кого, и куда приглашает – произнёс он, не оборачиваясь.                ***                *** Читать дальше:  http://stihi.ru/2020/03/06/9700                 

***Часть вторая. Давление тёмных.

Фигурки тёмные теснят

Чужого Короля.
Шумят, и слушать не хотят,
Поют – «ля-ля, ля-ля».


*** 
                ***               
Он подошёл к речке, разулся, походил босяком по ледяной воде, по мелким и крупным, холодным камням берега. Начал обуваться, увидел Валю с велосипедом.
- Где наши? – деловито спросила она.
- Вон там, в лесу. – махнул он рукой.
- А ты что?
- Я потом… попозже.
Валентина заторопилась к друзьям.
Он направился в другую сторону, вдыхал воздух, выдыхал горечь, сел на велосипед, поехал, оказался на изгибе реки, там, где бетонная городская набережная. Услышал призывную мелодию своего мобильного телефона, звонила Валя, говорила с ласково-просительной укоризной:
- Боренька, вернись… Ты нам нужен, родной, отпусти всё.… Ждём.
- Передай Эмме, чтоб пела песню «ла-ла-ла»… Ну и кто вампир из нас, кто кого ест? Кто кого, и зачем приглашает, поуточняй, Валя!
В телефоне послышался вздох:
- Ничего я передавать не буду, и уточнять не собираюсь. Приезжай, не порти день…
Связь оборвалась. Он крутил педали в состоянии некоего отрешения, автоматически переезжая с одной улицы на другую, проехал всю южную окраину городка, оказался там, где непроходимые топи и камыши. Остановился, увидел в камышовых просветах дали – простирающиеся равнины, залитые тонким слоем воды. Перевёл взгляд, в ближайшем окружении разглядел маячившие кучки и кучи мусора, непременный атрибут, как и везде на окраинах, в местах посещения Природы людьми – бутылки, склянки, фанеру, полиэтилен, корпуса бытовой техники…                                ***               
Ворона оказался в тупике, надо разворачиваться. На обратном пути, невдалеке от непроходимых камышей он сосредоточил внимание на трёх срубленных сосенках, сиротливо лежащих на обочине. Подумал, что пропадают деревца, решил хоть как-то им, и себе, помочь, продлить жизнь.… Достал из рюкзака складной нож на шнуре, старательно им начал отрезать несколько хвойных веток. Упаковал их, привёз домой, поставил в большие пластиковые, обрезанные бутылки, положил туда камни, деревяшки и железо, налил воды…
В тот же вечер, когда он оставил домашние и компьютерные дела, сел на велосипед и поехал по ночному городу, вдыхая свежий воздух, Слон Эмма ещё объявила ему шах по телефону. Когда он нажал на кнопку принятия вызова, её голос,буднично, как будто ничего не произошло, стал сообщать, что в следующее воскресенье состоится большой сбор туристов. Приедет их старинный друг-руководитель, сам Иннокентий Петрович, и знаменитая их туристка Света тоже приедет с ним, она будет со своими подросшими детьми-туристами. Будет сбор разных поколений, в школьном спортзале…
Не хотелось ему её голос слышать, но пришлось.
На её вопрос, « где ты?», он ответил, что крутит педали на улице Свободной. Сказал, что в воскресенье он и так явиться не может, ибо надо ехать в Брюховецк на шахматный турнир. А туристам себя нынешнего не очень хочется показывать, разве что Иннокентия Петровича и Свету повидать, да не всех и видеть хочется – тебя, например. Достала ты меня сегодня, так он ей говорил.
- Да что ты всё вспоминаешь?! – закричала она.
Связь оборвалась.                ***               
С резким изменением отношения к Эмме, Вороне стало сложнее делать вылазки с королём Колей.                …Чёрный Король мыслил тогда:
- Если Ворона надулся на Эмму, видеть её не хочет, а компанию собирать надо, на Природу, с котелками нужно, необходимо устраивать…
                Пару раз сходили без Эммы. Сначала Валя и Белый Король, вдвоём, Николай присутствовал виртуально у пламени костра. И Ворона потчевал Валентину, в тот день, своими сочинениями, и всё у них прошло тихо-мирно, почти что в благости.
«Я тебя не люблю»
- Говорила ты мне
И стоял на краю
Мой стакан на столе.

Нет в стакане вина
Мне пора уходить
Ты ко мне холодна -
Рвётся тонкая нить.

Из речей твоих умных
Извлёк кое-что,
Ласк твоих благосклонных
Добился бы, но…

Если б мог оплатить
Все капризы твои
Ты б смогла полюбить…
Денег нет.…Се ля ви. – Читал Белый Король Чёрному Коню и хитро вопрошал:
- Угадай, кто был музой сего творения?
… И ещё стихи прозвучали в тот день, у костра для двоих, при виртуальном присутствии Чёрного Короля:
- …Кому-то нужен как работник.
Как безотказный механизм.
Кому-то – просто как курортник
Готовый выполнить каприз.

А эта вот, добавкой к телу
Всего лишь хочет испытать,
А той я нужен лишь для дела,
Чтоб кой чего достать…

Иная хочет ритуала
С цветами, вздохами, вином
Но ей всего, конечно, мало
И я, конечно, не таков.

И многим нужен я с машиной
С тугим набитым кошельком
А если лишь с приятной миной,
Велосипедом и стишком -

То расстоянье между нами
Увы, они не сократят
И на любовное татами
Могли бы, но не пригласят.

Есть, впрочем, некие бедняжки
Хотящие в мужья как есть.
Но я от них, вздыхая тяжко
Бегу, благодаря за честь...

По поводу услышанного задумчивая, и немного удивлённая Валентина высказалась:
- Да, многие женщины именно такие, и всё, что они, каждая, хотят получать от мужчин, в этом стихотворении я увидела и согласна. Мои жизненные наблюдения говорят, что всё это присутствует в каждой… в разной степени, и в соотношении, но имеется…
                ***                Второй раз, без Эммы, были, почти на том же месте, втроём. Чёрный Король присутствовал лично. Валентина Борисовна обоих поздравляла с мужским праздником. Белый Король опять зачитывал, но не стихи, а свои ностальгические записки времён службы в Вооружённых силах, в далёкие годы, на далёких берегах северных морей.… Выслушали. Понимали, что без Эммы ему, пока, лучше. Но Валя спешила по важным косметическим делам, костёр быстро свернули.                ***                               
И третий поход, после незабвенного Эмминого эмбарго на объятия, инициировал Коля, но на этот раз без Эммочки не обошлось. Поставили Белую Ворону перед фактом – Эмма явилась последней, её ждали лишний десяток минут у Колиного дома.
Ворона не стал изображать радость при её появлении, и понял, что его лимиты на высказывания сильно уменьшились.
У Эммы даже оттенок, тон и тембр голоса были директорские. Как отметил некогда Ворона афористично - «директорство бесследно не проходит». И говорить ей нравилось, и Коля её слушал, и ей отвечал, а она ему – душа в душу. Так и шли – Эмма с Колей, Валя с Вороной. Деваться было некуда, надо идти куда наметили – к озеру.                ***               
Ворона почувствовал себя одиноким, шёл и шёл с рюкзаком, обогнал всех, и заторопился нехоженой тропой к озеру, петляя между деревьями и выходя на края зеленеющих полей. Остальные двинулись следом. Ветер дул встречный, южный, было солнечно, два зайца пробежали впереди него, две птицы взлетели.
Он пришёл к их старому кострищу, сбросил рюкзак, достал запальный набор, быстро наломал сухих веток и веточек.… Когда подошла троица – уже тлел огонёк, вился дымок.
Костёр возник, чай появился.
Беседы текли, как реки с белоснежных гор, Эмма и Коля гармонично дополняли друг друга, в согласии подключалась Валя, было видно невооруженным взглядом, что им хорошо, что им есть о чём порассказать друг другу.
Одинокий Король, укладывающий дровишки в огонь, молчал. И даже когда и ему пришлось начать говорить, после обращённого в его сторону вопроса, то озвучивание его мысли быстро пресеклось той же Эммой, она знала, как надо не слушать, и как надо говорить самой, и как надо ловить каждое Колино слово. Ничего не изменилось, все чётко выполняли свои роли. Тем более, если у тебя роль Белой Вороны, изволь её исполнять добросовестно, остальные выполнят свои роли в ощипывании вороньих перьев.                ***               
Солнце и Ветер, впрочем, радовали Белую Ворону, он разделся и с удовольствием наступал голыми пятками на прохладную влажность февральской земли, холодно ему не было, и огонь, как всегда, действовал очищающе и завораживал, как всегда. Вот, только, слушать речи Эммы, Колино вещание, Валины согласные вставки, было ему уже невмоготу. Он отходил от костра, где еле слышен был шум голосов.
В одно из его приближений Валя отметила:
- Как хорошо сидим, какой заряд получаем, и Боря молодец. Не спорим. Чего только ни бывает у нас, и покричим, и помиримся, и Эммочка с нами.
Ворона опять смолчал, накинул на голое тело зелёную, пропахшую дымом куртку, обулся, и, после чая и каши отправился один и молча к озеру, на его глинистые, скользкие берега с обнаженными корнями небольших прибрежных деревьев.
Через полчаса вернулся к костру, Эмма спросила: - Как вода.… Но тут же отвернулась, когда он скупо начал говорить о своих впечатлениях.
Несколько раз она спрашивала его, в паузах основного русла беседы, о чём-то мелком, о том, о сём, ни о чём.
Разговаривать ему было не с кем, и говорить было не о чем.                ***               
Он думал:
- Почему этот Слон Эмма так ему досаждает.… Наверное, произошло некое нарушение правил. Невозможный, но незамеченный ход.… И этот Слон… стал хамелеоном! Да, да, он незаметно меняет свой цвет и бьёт с параллельных диагоналей, оставаясь по-прежнему чёрным, и в свите своего короля…
А они, трое, не прекращали бесед, поочерёдно дирижируя направлением тем.
Эмма спросила Ворону, в паузе основного русла беседы:
- Как тебе на свежем воздухе? Тело у тебя холодное? Дай потрогаю.
Они стояли друг от друга на расстоянии вытянутых рук. Он резко выбросил к ней кисть с растопыренными пальцами, для потроганья.
Она сказала:
- Нет. Тело. Поближе подойди.
- Обойдёмся, тебе моё тело не нужно.
Ему даже смотреть на неё не хотелось, лишь изредка он бросал на её лицо короткие взгляды.                ***               
Совсем недавно, когда он читал стихи Вале, вспомнили Эмму, и он тогда произнёс: - Это бывает, и бывает довольно быстро. Есть такой афоризм « От любви до ненависти один шаг…»
Про себя он думал: - «Какая любовь, какая ненависть, просто человек становится тебе противен». Он винил себя за эти мысли, за своё нежелание подстраиваться под всех, за свои слабости и несгибаемости, но знал, что это его состояние – наилучшее из всех возможных. Надо идти по жизни в ладу со своей совестью и с собственным мироощущением. Людей он не винил, но остро замечал их слабости, их потуги иметь значимость, их суету и бренность их тел. Видел их отчаянную борьбу за ускользающее здоровье. Морщился болезненно от соприкосновения с обилием человеческой лжи, сплетен, того потока вранья, которым люди гостеприимно потчуют друг друга.
Как ему был противен среди людей эффект перехода количества в качество. Когда собиралось несколько человек, обязательно определялся вожак, и тот, которого можно клевать. Грызня, явная или тайная, при этом была неизбежна, с взаимными нападками и обвинениями. Именно поэтому он был одинок, ему не хотелось накидывать аркан, и самому быть заарканенным. Не хотелось ставить ногу на чью-то грудь, но защититься от нападок на своё достоинство яростно хотелось. Ох уж это болезненное самолюбие, оно исстрадалось, и требовало, чтоб его баюкали как прихворнувшего младенца. А людей жалко, как бы они ни дёргались, как бы ни грешили – участь одна. Как бы они ни отмаливали грехи после того как предавались им с наслаждением, как бы ни обустраивали свой комфорт ценой жизни и комфорта других существ, деловито толкуя о свинофермах и концлагерях, участь всех ждёт одна – исчезновение, забвение.                ***               
Костёр между тем догорал, вещи собирались и подбирались. Пора двигаться к дому, дорогой другой, делая как бы круг пешеходного маршрута.
Все, согласно, поблагодарили место, догоревший костёр, чудесный солнечный день. Тронулись в путь.
Эмма с Колей не могли наговориться, Ворона перебросился несколькими фразами с Валей о пользе их похода и Природы. Он двигался первым, увеличивая темп, троица за спиной не отставала. Между тем, Коля перешел к одной из самых любимых своих тем. Вкрадчивым голосом повёл рассказ, для дам, о дружке молодости, который познакомился с девахой, та назначила встречу на дому. Он позвал друзей, она подруг, и там они затеяли групповые сексуальные игры.… И там парни проиграли все свои деньги. Коля, авторитетный Коля, потчевал любительниц Природы пошлятиной, а те благосклонно поддакивали.
Белый Король вспомнил, как Эмма и Коля уходили от его рассказов про Джет Ли и фильм «Поцелуй дракона», как не слушали демонстративно, обвиняя в негативизме и вампиризме, обрывая чуть ли не на каждом слове. Ему, идущему впереди, стало омерзительно и противно. Вот они, интеллигенты, адепты здорового образа жизни, питания и режима, за его спиной. Он ускорил шаги и перестал слышать их голоса.                ***               
Когда вошли в город, на знакомые улицы, длинноногий Коля нагнал его и стал говорить. Смысл слов сводился к тому, что он нагрелся при ходьбе, день тёплый, а давай-ка сходим, прямо сейчас, на наше купательное место и занырнём, а?
Николай купался, на Природе, каждый день, круглый год, в этом Ворона его всячески поддерживал, в меру сил. Но после этого похода было противно, и ходить с подобными троицами не хотелось,хотя Белый ясно осознавал, что иных попутчиков ему не найти. Он не смог, всё же, сдержаться и начал говорить Тёмному:
- Послушай, всё познаётся в сравнении…
- Да, конечно, день хороший, потом будет дождь…
- Послушай, всё познаётся в сравнении, ты помнишь, как я начал рассказывать фильм с Джет Ли и упомянул о проститутках и сутенёрах, Эмме слушать было противно, она фыркала и уходила, и ты её поддержал, тоже ушёл, а сегодня ты им пошлятину рассказывал, а они тебя слушали благосклонно. Вот и сравни, вот тебе и планы на будущие походы. Вас тошнит от моих речей, а меня от ваших, и разговаривать мне с вами становится не о чем.
Чёрный Король не знал что ответить, промычал нечто невразумительное.                ***               
Шаги замедлили, дамы приблизились к железной дороге, где их поджидали короли, один явный, другой тайный.
Эмма опять, участливо и снисходительно, спрашивала Ворону о пустяках, предложила конфетку в обёртке, вынув её из кармана пальто.
- Нет. – Резко отказался он,…на её вопросы о последнем шахматном турнире всё же ответил.Затем перешел к темам из книги "Белое и чёрное" гроссмейстера Котова, о чемпионе мира Алёхине.… Но эта книга и шахматная тема не очень интересовали попутчиц… Валя, и Эмма зачирикали о своём.
С тем и дошли к отправной точке похода, к дому Николая, где был, пристёгнут велосипед Белой Вороны. На прощание Валя ритуально обняла Колю, затем Ворону, который сидел на лавочке, и полуобнял ответно Валентину, не поднимаясь... . Эмма не обнимала, произнесла значительно « До свидания». Коля ответил ей, Ворона промолчал, не поднимал склонённое лицо, не смотрел.                                                                        ***               
Дамы-туристки удалились.
Посидели с Колей на лавочке, тот начал выкладывать планы о предстоящих  походах.
Ворона морщился, мотал головой:
- Не знаю, не знаю. В вашей компании мне стало некомфортно…
- Ладно, поживём, увидим – сказал на прощание Чёрный Король, и они расстались, как всегда, без рукопожатий – правила гигиены, антивирусность превыше всего для Королей, особенно Чёрных.               
***               
- И сегодня ничья... Можно жить ещё, время есть, но сколько… -  думалось Одинокому Белому Королю, когда он катил на велосипеде к своему жилищу.
- А как же иначе – размышлял он на пути к дому – Как я могу выиграть? Разве что, помечтать, что фантастика обернётся реальностью, и у меня появятся смысл и свита, хоть какая-то фигурка, какая-то беленькая пешечка, и я смогу ещё, твёрдо и уверенно объявить этому миру – е2 – е4…               
             28.02.20.(Пятн.)                ***                ***   Читать с начала    http://stihi.ru/2020/03/06/9630     ***  Источник:  http://svistuno-sergej.narod.ru/news/skazka/2020-03-06-2887  *** 
 Жил-был Король   

Давление тёмных 

Иван Серенький    ***  

Сказка для взрослых о фигурках шахматных   

Иван Серенький

***

***

***

***

***

 

 ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

      ***
Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (32).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (33).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (35).jpg

Фото Николая Бродяного. В День пионерии



В День пионерии. Фото Николая Бродяного.jpg
Команда Ораниенбаум, Ленинград. Фото-ретро
Однажды, в годы молодые... 01.jpg
Команда крейсера Очаков за две недели до восстания 1905 г..jpg
Альбом ДМБ - 78 001 (132).jpg

На флоте Северном, мыс Канин Нос. Архангельская область. ВМФ, 1974 - 1977.jpg
*
1
Анна Хелд. Польская исполнительница
           Амвросиевские тяжелоатлеты. Фото Николая Бродяного.jpg Н.С.Хрущёв... 1924 год
Свадьба В. Терешковой и А. Николаева. Присутствует Н.С.Хрущёв
Фото Марии Ульяновой (Шалаева) 02

Фото Марии Ульяновой (Шалаева) 03
Фото Марии Ульяновой (Шалаева) 04

Фото Марии Ульяновой (Шалаева) 05
Молочники... Фото Марии Ульяновой (Шалаева) 06Вожатая в п.л. Орлёнок на Воронеже. 1982 г..jpg     

Мой альбом (21).jpg  В походе, 10-Б, октябрь 1972

Мой альбом (18) 01.jpg   В походе, 10-Б, октябрь 1972

Мой альбом (23) - Алла, год 1972.jpg  

***

         Где то во Временах и пространствах ... .jpg      

           

Станислав Лем, Краков, 30.10.2005

...НАШ АДРЕС СОВЕТСКИЙ СОЮЗ. Таганрог. Старый ж.д. вокзал


ЭТО БЫЛО НЕДАВНО...ЭТО БЫЛО ДАВНО 001. Фотограф Николай Бродяной.jpg

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО...ЭТО БЫЛО ДАВНО. Строительство городского пруда. Те ещё годы... обратите внимание на самосвал. Фотограф Николай Бродяной.jpg

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО...ЭТО БЫЛО ДАВНО. Строительство городского пруда. Те ещё годы... обратите внимание на технику. Фотограф Николай Бродяной.jpg

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО...ЭТО БЫЛО ДАВНО. Фотограф Николай Бродяной.jpg

Это нашей истории строки... ВИА совхоза РОССИЯ. Фотограф Николай Бродяной.jpg

Это нашей истории строки... Хор совхоза Тимирязевский. Фотограф Николай Бродяной.jpg

На матче Прокофьев - Ойстрах..jpg

Сергей Яцун ... Фото-ретро, 70-е ... .jpg

В. И. Чапаев, командир 2-го Николаевского советского полка И. Кутяков, командир батальона И.Бубенец и комиссар А. Семенников. 1918 г..jpg

  Мой дед... в 1942 году пропал безвести под Саур Могилой.jpg

Картина художника В.О. Мейера. Подвиг русских лоцманов Рябова и Борисова в бою со шведами в 1702 году...jpg
Вид Казанского собора в 1821 году. С рисунка Патерсона.jpg
Храм ПОКРОВА на НЕРЛИ

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (10).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (11).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (12).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (14).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (16).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (19).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (20).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (26).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (27).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (28).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (29).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (30).jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (31).jpg          

 ***

Портрет ветерана войны и труда В.И. Найдёнова. Публикация 9 мая 1988 года. Советское Приазовье.jpg

Василий Чапаев на открытке ИЗОГИЗ, СССР. Открытка СССР из серии Герои Гражданской войны. Коллектив художников - Л. Голованов, Д. Домогацкий, Л. Котляров.jpg

 ... из былого

***

***

Просмотров: 385 | Добавил: iwanserencky | Теги: шахматные фигуры, Иван Серенький, люди, Давление тёмных, текст, о фигурках шахматных, шахматы, Жил-был Король, рассказ, сказка, слово, Сказка для взрослых | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: