Главная » 2022 » Апрель » 16 » СИРЕНА И ВИКТОРИЯ. АЛЕКСАНДР   ГАЛИН. 01
03:36
СИРЕНА И ВИКТОРИЯ. АЛЕКСАНДР   ГАЛИН. 01

В театре. На репетиции, спектакль Сирена и Виктория...---

АЛЕКСАНДР   ГАЛИН
СИРЕНА   И    ВИКТОРИЯ
Комедия в двух действиях
Посвящается Альберту Клочихину

ДЕЙСТВУЮЩИЕ  ЛИЦА:
С и р е н а
В и к т о р и я
К о н с т а н т и н

ДЕЙСТВИЕ   ПЕРВОЕ

Гостиная в квартире Сирены. Бьют кремлевские куранты, отчего можно догадаться, что Красная площадь где-то очень близко. У раскрытого рояля  В и к т о р и я. Звучи Чайковский. С и р е н а   слушает ее, сидя за большим, обильно сервированным на две персоны столом.

С и р е н а. Виктория, а разве глагол «быть» и глагол «иметь» не одно и тоже. Если я есть, в настоящем времени, нет… скажем, в прошедшем времени – я была, то я ведь обязательно что-то имела… в прошедшем…
В и к т о р и я. Это разные глаголы… 
Некоторое время звучит музыка.
С и р е н а. Ты знаешь… Виктория, женщине идет сидеть за роялем, мне что-то в этом мешает… Когда он по барабану колотушкой бухает, мужчина, я не возражаю. Я, когда вижу, что мужчина вяжет или там… на пяльцах вышивает мужчина, - меня с ног до головы передергивает. А что ты исполняешь?
В и к т о р и я. Композитор Чайковский… из цикла «Времена года». 
Снова звучит музыка.
С и р е н а. Ну, слава Богу, хоть услышала, как инструмент этот звучит. Мне дизайнер сказал: поставь в это угол рояль… Хорошо стоит инструмент, как ты считаешь?
В и к т о р и я. Хорошо. Знаете, что мне больше всего нравится у вас в квартире, Сирена? Слышны кремлевские куранты…
С и р е н а. У меня и звезды кремлевские видны. Подойди к шторке – отодвинь…
В и к т о р и я (подходит, стоит у окна). Действительно, видны… И как близко…
С и р е н а. Я эту квартиру по такой извилистой цепочке меняла – половину Москвы из коммуналок выселила… А начала я путь к сердцу державы из ближнего Подмосковья…
В и к т о р и я. Сегодня познакомилась с одной африканской принцессой. Мне позвонили из центральной конторы банка, попросили помочь с переводом… сказали приедет принц и принцесса…
С и р е н а. Африканская принцесса?
В и к т о р и я. Африканская. Я вышла их высочества встретить с управляющим отделением. Девочки, конечно, работу забросили, выскочили посмотреть на принца. Принц – просто чудо! Как в кино… В белом костюме… На голове куст мелких кудряшек, высокий лоб… пальцы длинные, с розовыми ногтями, детские губы, такие… припухлые и выражение лица такое, как будто его кто-то обидел… Принцесса? Ну что вас сказать? Родилась на станции Лозовая…
С и р е н а. Ага! Видать ей, бедной, так в Лозовой приперло, что девушка на черном континенте оказалась…
В и к т о р и я. Она была так возбуждена – им не хватило на покупки денег… Не успели зайти в магазин, как у принца кончились наличные, а было тысяч десять долларов. Она так за нас радовалась – правильно, говорит, трясите их, козлов…
С и р е н а. Ну так у Лозовой-то губа, знаешь, какая?! О-о!
В и к т о р и я. Представляете? – так сказать о собственном муже! Он по-русски ни одного слова не понимает. Она такая патриотичная, все время мне подмигивала, а ему говорила: колись, милый, колись…
С и р е н а. Принцесса! А мать ее, наверно, стоит в Лозовой, до сих пор арбузами торгует. Правильно нам Вовик накаркал: кто был ничем – тот станет всем. А такие вот, как ты… доктора наук… должны теперь прислуживать принцессам со станции Лозовая. За это и выпьем! Выпьем-ка мы еще водочки, милая моя! Водочка – она все расставляет на свои места. Сглаживает углы, углы выравнивает, она углы округляет…
В и к т о р и я. Нет-нет. Мне больше не наливайте. Я вас прошу, давайте продолжим занятие… Перерыв окончен. 
С и р е н а. Ты меня учи и тоже давай закусывай… Закусывай-закусывай. Я тебя слушаю…
В и к т о р и я. Мы с вами изучаем глаголы… Мы начали  наиболее употребляемых и важных глаголов английского языка: глагола «быть» и глагола «иметь»…
С и р е н а. Быть и иметь… Ты почему не допила? Я же тебе и так половину рюмки налила…
В и к т о р и я. Вы мне должны были проспрягать эти глаголы в трех временах… Времена какие у нас бывают? (Пауза.) Ну-у… Настоящее… время…
С и р е н а. Настоящее.
В и к т о р и я. Прошедшее…
С и р е н а. Прошедшее. (Выпила.) О, хороша… Молодцы финны!
В и к т о р и я. И-и?
С и р е н а. Подожди, Виктория… ты сама-то тоже выпей…
В и к т о р и я. И будущее… Пожалуйста, глагол «пить»?
С и р е н а. Нашла, что спросить! Это-то слово я знаю. Ты меня ночью подними, я тебе спросонья отвечу: дринк.
В и к т о р и я. Глагол пить в прошедшем, в настоящем и в будущем… времени…
С и р е н а. Значит, что я должна сказать? Подожди, я сначала скажу то, что ты просишь по-русски. Я пила. Пью и буду пить. Я употребляла… имела… дринк... вчера, в прошедшем. Если я вчера пила, то сегодня время пришло опохмелиться. Я пью. Вот я пью.  Пью в настоящем времени. Если я пью в настоящем времени, то завтра мне снова придется опохмеляться, - я буду пить в будущем! Я  тебе налила и себе дай я еще налью… Вика… я опять должна начать с настоящего времени, иначе у меня нарушается связь времен…
В и к т о р и я. Зачем же все время пить водку? Опять вы меня заставляете пить водку. Я к вам перестану приходить, вы меня спаиваете!
С и р е н а. Выпей-выпей. Она, милая, грудь мягчит, карман легчит и ногам покоя не дает…
В и к т о р и я. Нет, мне не наливайте. Я хочу покоя.
С и р е н а. Слушай, мы с тобой с прошлого занятия на «ты» перешли. Мы с тобой три раза уже пили на брудершафт…
В и к т о р и я. Хорошо. Сирена, пожалуйста, не наливай мне…
С и р е н а. Рано, рано, девушка, на покой-то собралась. Сейчас столько возможностей для жизни, столько соблазнов…
В и к т о р и я. Не наливай мне… я же прошу! Все прошлое занятие мы пили… с тобой, предыдущее… тоже…
С и р е н а. Я имею право поужинать… с подругой. Мы же подруги теперь!
В и к т о р и я. Не наливай…
С и р е н а. Нет, ты скажи мне – мы теперь подруги?
В и к т о р и я. Подруги…
С и р е н а. Ты мне очень нравишься, Виктория…
В и к т о р и я. И ты мне нравишься, Сирена…
С и р е н а. Вика… я очень верный человек…Меня много раз предавали. Я – никого… Я очень верный человек, чтоб ты знала!
В и к т о р и я. Не наливай…
С и р е н а. Ну я разве много наливаю? Смотри, я себе налила в два раза больше… Я хочу сказать, Виктория... Это хорошо, когда у женщины есть настоящая подруга… подруга, она все выслушает. Вот я тебе все могу про себя рассказать…Но я дальше скажу: когда близкий друг… есть у женщины, это тоже хорошо, а два друга – еще лучше.
В и к т о р и я. Как будет по-английски подруга?
Длинная пауза.
Боже мой! Как не стыдно! Такое распространенное слово… 
С и р е н а. Скажи первую букву.
В и к т о р и я. Пожалуйста: подруга!
С и р е н а. Герлфренд!
В и к т о р и я. Друг?
С и р е н а. Френд!
В и к т о р и я. Молодец!
С и р е н а. Один френд – хорошо, а два френда – в два раза лучше.
В и к т о р и я. Не знаю… Не убеждена. Подруги у меня никогда не было…
С и р е н а. Подруга у тебя теперь есть! И друг еще будет… Еще не вечер.
В и к т о р и я. Подруга дней моих суровых…
С и р е н а. Да ладно! Суровых… И не такое наши матери перемогали. Ну, давай выпьем… Давай-давай…
Выпили.
Ну, видишь, как она хорошо у меня пошла. Послушай, а куда это ты так нарядилась?
В и к т о р и я. Как? 
С и р е н а. Как на праздник.
В и к т о р и я. Ты тоже сегодня… прекрасно выглядишь.
С и р е н а. Я нарядилась, потому что тебя ждала. Потому что гость не дешевый у нас будет. Гость будет дорогой. А ты-то тоже нарядилась!
В и к т о р и я (грустно). Традиция: наступил конец недели. Я так всегда одевалась по пятницам… в преддверии субботы. Меня так приучил муж. Я так любила пятницы за эти вечера… Такого рояля у нас не было, но было старенькое мамино фортепиано… Приходили друзья… (Вернулась к роялю. Играет.) 
С и р е н а. Опять слезы?
В и к т о р и я. Ничего нет… никаких слез…
С и р е н а. Теперь что играешь?
В и к т о р и я. Опять Чайковский. Опять «Времена года». «Октябрь». 
С и р е н а. Я тебе сказала: имя его в моем доме не упоминать! Не надо «Октябрь» играть – на дворе весна…
В и к т о р и я. Я имени его не упоминала…
С и р е н а. Пей.
В и к т о р и я. Как много ты мне налила.
С и р е н а. У меня рука такая. Ну давай-давай…

Виктория вернулась к столу. Выпили.
Приучил, а сам ушел к молодой – видать необученную нашел. Учитель! Вот она, обратная сторона свободы-то! Все у нас теперь стали смелыми и свободными. Раньше мы твердо знали, что номенклатура жен не бросает. Если ты набрела в  потемках на женатую номенклатуру – не трать время, перейди на другую сторону…
В и к т о р и я. Во-первых, не он меня бросил, а я от него ушла.
С и р е н а. И молодец, что ушла. Молодец! Терпеть кобеля в собственном доме! Ничего, у тебя будет возможность вот так одеваться н только по пятницам. Он там скоро не то что локти свои искусает – он колени свои глодать будет, что такую бросил. Молодая-то денежки любит. Как у него денежки кончатся, она ему молочко-то на ночь кипятить перестанет…
В и к т о р и я. Сирена, ты знаешь, что я поняла? Любовь проходит. Ведь он меня когда-то любил. И я его когда-то любила…
С и р е н а. Чтоб при мне этого больше не говорила! Чтоб не смела вслух больше произносить этого слова! Не заводи меня! Ты хочешь, чтобы я сейчас какую-нибудь вазу разбила?! Знаешь, почему мой муж вдруг года три назад опять объявился? Я стала командиром… стала ворочать миллионами – вот он о любви и вспомнил. Он, скот, как Папа Карло, строгал буратин по всей России, в то время когда я вдвоем с матерью, у которой базедова болезнь, мыкалась по подвалам. Я его так встретила, что он до сих по друзьям деньги занимает на врачей! Да они слезинки нашей не стоят! Да разве я могу допустить, чтобы такая изысканная… женщина… моя лучшая подруга, вот так вот слезы лила?! Тоже мне большая потеря – муж! У меня были всю жизнь не мужья, а пьяные придурки... и ворье гундосое, и я не плакала…
В и к т о р и я. Нас развела жизнь.
С и р е н а. Ничего! Ты без него не пропала!
В и к т о р и я. Ему надо было… идти во власть. Я знала… чувствовала, что нам придется дорого заплатить за это. Все в институте меня возненавидели: я стала женой заместителя министра. Я ведь никого локтями не расталкивала. Я многим помогала. Он не выдержал, он стал там с ними пить… у него появилась первая интрижка, другая. Он как будто стал мстить мне… открыто мне изменял… Он мне сказал честно: я тебе не завидую, но по-другому не будет. Я не жил… прозябал… теперь хочу пожить. Он мне предлагал деньги, чтобы я закрыла на все глаза. Какой я ужас пережила! Наконец, я ему сказала: «Ленечка, я больше не могу, ты теперь не мой муж. Тот человек, которого я любила, умер… Детей у нас нет… Ты мне ничего не должен…»
С и р е н а. И он тебе денег не дает?
В и к т о р и я. Я не возьму деньги. У него молодая жена! Они живут в безумной роскоши. Он мне позвонил на мой день рождения… опять предложил деньги. Я ему сказала: «Ленечка, один мой студент… работает в банке, и он о случая к случаю приглашает меня переводить своему руководству на переговорах. Я взяла учеников, я не бедствую…»
С и р е н а. Не надо! Не надо строить из себя старушку Изергиль! Банкир этот тебя мне так рекомендовал: без нее, говорит, не проходит ни один зарубежный контракт! Это выражение мне запало. Вот как мне сказали про тебя!
В и к т о р и я. Я продаю свои знания удачнее, чем многие мои коллеги… которые изучают резкие языки, например. А  Лене просто повезло. Он изучал экономику капитализма. Пришел капитализм – и его знания понадобились. А я помогала ему с английским. Ему нравилось, как звучат слова: маркет… брокер… риэлтер… 
С и р е н а. Риэлтер – это я…
В и к т о р и я. Нет времени для науки. Но зато я не бедствую: сейчас всем потребовался английский…
С и р е н а. Правильно. И мне потребовался…Что делать, если в нужное время меня отец с матерью за парту не усадили! Я в молодости все со шпаной, да со шпаной…
В и к т о р и я. Эта его новая жена… оказалась умнее. Она сразу ему родила… Только в этом я ей завидую… Завидую ей!
С и р е н а. Не надо завидовать! Вот я никогда никому не завидовала в жизни. Единственно, кому я завидовала, это Анжеле Дэвис – так мне ее прическа всегда нравилась! Я себя постоянно под нее завивала. В лучшие годы у меня голова достигала таких размеров, что я в такси прогнувшись ездила…
В и к т о р и я. Все во мне разрушает эта проклятая зависть! Ты знаешь, я не буду больше водку. Хватит. Мне больше не наливай, иначе я опять напьюсь с тобой. Плохое у нас сегодня занятие…
С и р е н а. Ну что я могу предложить? Коктейль «Анатолий»?
В и к т о р и я. Это что?
С и р е н а. Джин с Толиком!
В и к т о р и я. Пожалуйста, не наливай мне ничего… джин я не хочу!
С и р е н а. А Толика хочешь? По глазам вижу, что хочешь!
В и к т о р и я. Опять ты начинаешь 
С и р е н а. Хорошо. Toгдa между нами заключается джентльменский договор: ты эту пропускаешь, а я ту выпью. Но следующую ты со мной тоже выпьешь.
В и к т о р и я. Мы с тобой не можем заключать джентльменских соглашений… Мы не джентльмены... Мы леди.
С и р е н а. Это ты у нас леди, а я... пока еще джентльмен... 
В и к т о р и я. Ты тоже леди... Как будет «договор»?
С и р е н а. Подскажи первую букву.
В и к т о р и я. Ты так и будешь своих собеседников просить подсказать первую букву? Мы это слово изучали. (Пауза.) Буква «а»...
С и р е н а. Apгyмeнт...
В и к т о р и я. Агримент...
С и р е н а. Значит, агримент заключается между... двумя... как бы сказать покультурнее? Между двумя дамами…
В и к т о р и я. Можно сказать так: две пьяные леди договорились... 
С и р е н а. Tак, значит, если мы уже пьяные, то я перехожу к главному номеру сегодняшней программы. Сядь покрепче, слушай меня. Приготовила я сюрприз. Думала я, думала: чего тебе не хватает в жизни? Ты знаешь, как я тебя полюбила. Я тебя предупредила, что сегодня у меня в гостях будет... молодой Козерог.
В и к т о р и я. Кто?
С и р е н а. Это сюрприз... подожди, все по порядку...
В и к т о р и я. Какой сюрприз?
С и р е н а. Козерог. Ему я сказала: ко мне придет моя подруга Виктория... Сказала, что ты, Козерог, сегодня встретишься на моей территории с моей подругой… зовут ее Виктория...    
В и к т о р и я. Да... ты мне что-то вчера говорила по телефону про какого-то Козерога. Это опять кто-то из твоих друзей? 
С и р е н а. Ты слушай...
В и к т о р и я. Сирена. Я тебя уже один раз послушала. Я так же была слегка пьяна. Ты меня уговорила. Ты мне уже один раз прислала... жениха. Больше делать этого не нужно... Давай продолжим занятие... 
С и р е н а. Подожди! Ну и почему у вас не получилось? Я не могу понять!
В и к т о р и я. Начнем с того, что этот мужчина не оказался гигантом, как ты мне его представляла. На фото, которое ты мне показала, он не выглядел таким щуплым. Он появился на каких-то громадных, просто немыслимых ортопедических каблуках, в высокой шляпе. И все равно он достал мне гдe-тo до середины уха. Потом, его фамилия...
С и р е н а. О Господи! Да что за ужасы такие?! Да какая же такая фамилия?!
В и к т о р и я. Он пришел, в три приема забрался на кресло, утонул в нем и говорит: «Моя фамилия Куль».
С и р е н а. И что?
В и к т о р и я. Куль! Товарищи за глаза называют Кулек...
С и р е н а. А из-за чего же страдать-то так было? Ну Куль и Куль... какая разница тебе?    
В и к т о р и я. Ты смогла бы жить с Кульком?
С и р е н а. Ты не права. Не права! Ты сама мне говорила: главное, что у человека внутри. Ты знаешь, какие у этого Кулька миллиарды? Одна моя подруга встретила мужчину с очень похожей фамилией... и она не страдала, как ты. А уж он-то точно не страдал... Фамилия его была Пакет…
В и к т о р и я. Пакет - это все-таки не Кулек. Это совсем дpyгoе дело! Пакет... Это даже красиво... А имя какое было у Пакета?
С и р е н а. Имени я не запомнила, только фамилия врезалась в память. И ничего. Подруга, была очень им довольна. Потом у другой подруги был француз по фамилии Де Билл. Пишется фамилия Де Биль, а произносится - Дебил. Ну и так что с того? Мне его так и представили, сказали: его зовут Де Билл, в переводе на русский - дурак. А он был поумней многих наших. Ой нет, какой же он француз?! Де Бильчек-то наш испанцем был… Да-да! И ничего, подруга мне рассказывала; ничего. Особенно, пополам с мадерой… Вот она меня обучила, как надо мадеру пить. Когда она меня с ним познакомила… они уже до того мадерой увлеклись, что у него уже все визы были просрочены, чемоданы у него украли. Вот что мы обязательно должны с тобой попробовать сейчас, так это мадеры…
В и к т о р и я. Все! Мне больше ничего не наливай…
С и р е н а. Вот ты сейчас выпьешь мадеры и скажешь мне: какая ты дура была, что от нее отказывалась! (Выпила. Ждет, пока выпьет Виктория.) Ну, права я была? 
В и к т о р и я. А у этого Кулька еще ко всему прочему имя – Герасим. Герасим Куль… И до ушей не достает…
С и р е н а. Ну, милая моя, откуда в тебе вдруг с годами напыщенность такая? Да если он не Кулек и не Герасим, то его, знаешь, какая злая Муму держит на коротком поводке, если он не Герасим?
В и к т о р и я. Мы расстались немедленно, как только я услышала его имя!
С и р е н а. Ну и дура! Дура! И ходи одна, плачь по своему армянину…
В и к т о р и я. Какому армянину?
С и р е н а. Ашот – тот тоже год уже как от своей бабы в бегах…
В и к т о р и я. Ашот?
С и р е н а. Подожди… Ашот, знаешь, где?
В и к т о р и я. Да что за Ашот к тебе прицепился?
С и р е н а. Ой! Ашот-то знаешь, где сейчас?
В и к т о р и я. Я не знаю… Может быть, ты все-таки наливаешь себе слишком много?
С и р е н а. Если бы я себе наливала нормально, я бы раньше про него вспомнила… Ой, ой! Мне же Ашота надо встретить у Большого театра и отвести показать Валькиной гадалки квартиру. (Пауза.) Забыла… Ашота встретить! Я Валькиной гадалки вторую квартиру, которая за Петровским Пассажем, должна показать… Ашоту… партнеру своему…
В и к т о р и я. Какая гадалка?
С и р е н а. Ну это такая боевая гадалка! Она эту квартиру сдавала бурятам, те там сначала оленину коптили… потом они так друг друга порезали, что из четырех бурятов набрали только на два с половиной… Ты знаешь, как она Ашота-то моего приворожила?
В и к т о р и я. Валька… гадалка. Сирена, ты всегда в каких-то историях!
С и р е н а. А ты думаешь легко в отечестве нашем свободном деньги делаются? Я раньше бегала по Москве, как чумовая с языком на плече, но я ничего не боялась! А  теперь не знаешь, то ли тебя клиенты подорвут… то ли расчленят…
В и к т о р и я. Что ты на меня так смотришь?
С и р е н а. Вика… Ашота-то я не встретила… Забыла и не встретила… Ну и черт с ним, с барыгой! Пусть стоит! У нас с тобой такой изумительный вечер намечается впереди…
В и к т о р и я. Нет! Мне больше не наливай. Пожалуйста – глагол «быть»! 
С и р е н а. Да это же… мадера… Это мадера!
В и к т о р и я. Здравый смысл, Сирена, мне подсказывает отказаться и о мадеры.
С и р е н а. А ты его не слушай… ты пропусти смысл мимо ушей…
В и к т о р и я. Здравый смысл мне подсказывает: семейная жизнь больше не для тебя, Виктория! Не для тебя! Все! Пожалуйста… глаголы…
С и р е н а. Никуда ты не денешься…
В и к т о р и я. Это же не шутка. Сирена, мы с тобой выпили, мы шутили, болтали о мужчинах. Я не знала, что мне предстоит встретиться с какими-то кульками и козерогами!
С и р е н а. Да не съест он тебя, козерог! Не съест.
В и к т о р и я. Козерог – это что, его кличка? Или тоже фамилия?
С и р е н а. Только ты не падай раньше времени, держись за что-нибудь. (Достает газету, читает.) «Позови, и я приду. Исполню все твои тайные фантазии. Результат гарантирую. Молодой Козерог». 
В и к т о р и я. Я не поняла…
С и р е н а. Козерог придет… и все исполнит…
В и к т о р и я. Что исполнит?
С и р е н а (читает). «Позови… Исполню… все твои тайные фантазии». Тут телефон… Ну я и позвонила…позвала!
В и к т о р и я (поражена). Ты позвала?
С и р е н а. Позвала…
В и к т о р и я. Этот Козерог… Подожди. Он сюда придет?
С и р е н а. Придет. К тебе…
В и к т о р и я. Ко мне? Ты что с ума сошла?! Прости, пожалуйста!
С и р е н а. Почему? Позвонила по его телефону…
В и к т о р и я. Ты с ума сошла!
С и р е н а. Перезвонил он не сразу… Три дня, может быть, прошло… Потом вдруг он звонит, сразу с места в карьер: заранее говорю вам свою цену в долларах… Я молчу, потом прикидываюсь дурочкой: а сколько это на наши рубли? А он так это сухо: если вам цена не подходит, я вешаю трубку. Я сказала: милый, да если ты нам подойдешь, мы за ценой не постоим!
В и к т о р и я. И он приедет сейчас сюда?
С и р е н а. Не бойся…
                                                                         Молчание.
В и к т о р и я. Зачем он придет?
С и р е н а. Как зачем? Ну…
В и к т о р и я. Зачем?
С и р е н а. Исполнит фантазии… тайные…
В и к т о р и я. Нет... это уже без меня! Ты что? Ты даже не знаешь, кто он такой?
С и р е н а. Он  мне не рассказал, какой он… Я по голосу не буду тебе его описывать – на вкус и цвет товарищей нет. Посмотришь сама – увидишь! Тебе решать!
В и к т о р и я. Я увижу?
С и р е н а. Я ему сразу сказала: молодой человек, спасибо за ваше предложение и отзывчивость, у меня в данное время никаких фантазий нет. Все что мне в голову приходит, я, значит, очень быстро забываю. Забот по бизнесу много… Есть у меня для фантазий придурок одни, но он денег с меня не берет. Обходится он мне намного дешевле. Считай, всего две бутылки водки: одна на вечер, другая на утро. Да и какие, говорю, фантазии в зрелые годы! А помочь ты можешь исполнить фантазии моей подруге, доктору филологических наук Виктории Станиславовне Павелецкой. Она живет в основном духовным. Из развлечений может себе позволить только в церковь сходить. Она еще полная сил и замыслов. Ей это сейчас нужно. От нее год как ушел муж. Она на стену лезет…
В и к т о р и я. Ты назвала ему мое имя?
С и р е н а. Назвала! Не бойся! А чего ты боишься? Сказано: разрешено все, что не запрещено. У него все же официально, он же через газету себя предлагает. Не ты одна эту газету купила. Есть спрос – есть предложение. Ты же сама это лучше меня знаешь. Конечно… надо еще посмотреть, стоит ли он денег…
В и к т о р и я. Денег?
С и р е н а. Ладно! Не ужасайся. Бесплатно теперь только кукушка кукует.. Видишь, ты час уже как пришла, а его нет. Видать, работает…
В и к т о р и я. Работает? Этот козерог придет сюда работать?
С и р е н а. Работать! Ну и что? У нас с тобой до этого дня была все только самодеятельность. Давай мы с тобой посмотрим и на профессионалов… Куда ты?
В и к т о р и я. Я хочу уйти…
С и р е н а. Стой!
В и к т о р и я. Пусти меня!
С и р е н а. Вика! Вика! Да никто тебя не тронет. Мы просо поболтаем с ним. Скажем: извини, парень, фантазий сегодня нет, ты выпей с нами… водочки, а то такая тоска, сидят уже который вечер две дуры и пьют без мужиков…
В и к т о р и я. Все начинается с твоих графинчиков. Я прихожу к тебе заниматься языком, а ты меня сначала спаиваешь, а потом втягиваешь в какие-то дикие истории: присылаешь кульки, потом вызываешь по телефону козерогов!
С и р е н а. Кто первый газету эту поганую мне показал? Кто газету принес?! Там, знаешь, сколько там таких объявлений!
В и к т о р и я. Я не собиралась никому звонить… Я купила просто так, из-за этой ужасной фотографии на обложке. Я очень любила эту актрису… я ценила ее талант… Ты не представляешь, как она когда-то читала «Стихотворения в прозе» Тургенева! Я, когда увидела ее тело на фотографии, я глазам не поверила… Мне стало больно… Я заплакала! Она открывала свои тайны... всем… не одному мужчине на свете, а всем!
С и р е н а. А ты все берегла свои тайны и берегла, и каков результат?
В и к т о р и я. Сирена! Я читаю ее интервью – и у меня дыбом встают волосы… Она делится с читателем такими подробностями…
С и р е н а. Она делится подробностями, а тебе и поделиться-то нечем!
Звонок входной двери.
Ты чего дергаешься так?
В и к т о р и я. Кто это?
С и р е н а. Успокойся…
В и к т о р и я. Я спокойна…
С и р е н а. Милая моя. Глянь, руки у тебя трясутся… Глаза в разные стороны разбегаются.
В и к т о р и я. Разве у меня трясутся руки? Действительно… странно… Я не понимаю… почему они трясутся! Вы подумайте! Никогда руки не тряслись…
С и р е н а. Возьми что-нибудь… На вот пачку сигарет… возьми подержи.
В и к т о р и я. Зачем?
С и р е н а. Займи руки чем-нибудь.
В и к т о р и я. Я не курю… зачем мне держать в руках сигареты?
С и р е н а.  А ты закури. Закури-закури. Встреть его с сигаретой!
В и к т о р и я. Не открывай дверь. Если не хочешь, чтобы я ушла отсюда через окно, не открывай!
С и р е н а. Это седьмой этаж-то! Какое окно! Ну ты что с пачкой сделала? Дай сюда!
В и к т о р и я. Стой! Пожалуйста, не надо ему открывать!
С и р е н а. Если ты дурочка, то зачем же из меня дурочку делать? Да ты что?! Что с тобой?! Он же не зубы рвать пришел!
В и к т о р и я. Не смейся! Я серьезно… я требую!
С и р е н а. Он что, тебя убивать пришел? Пусти… Я же с человеком договорилась…
В и к т о р и я. Тогда иди и скажи ему, что мы от его услуг отказываемся…
С и р е н а. Ну мы так и скажем сейчас ему: фантазий у нас нет. Пусть он сначала-то хоть войдет… 
В и к т о р и я. Это ты ему скажешь сама! Без меня… (Идет в соседнюю комнату.) 
С и р е н а (у двери, громко). Будешь сидеть там, как мышка?
В и к т о р и я (из-за двери). Я предупредила тебя: я не выйду!
С и р е н а (у двери). Ну хоть краешком глаза на него посмотри…
В и к т о р и я (из-за двери). Меня здесь нет! (Уходит.) 

Сирена выходит и возвращается в  К о с т е й. На вид ему лет сорок.
Бедно одет. Вид странный. Смотрит печально.

К о н с т а н т и н. Забыл спросить, как у вас с обувью?
С и р е н а. А-а?
К о н с т а н т и н. Снимать…. мне обувь?
С и р е н а. Обувь? Не знаю… вы сами решайте, когда что будете снимать…
К о н с т а н т и н. Ботинки чистые… ну… давайте я сниму…

Молчание. Костя снимает обувь.
С и р е н а. Вы… действительно будете тот самый… по объявлению? С которым я говорила?
К о н с т а н т и н. Тот самый. Зовут меня Константин Николаевич.
С и р е н а. Константин Николаевич. Это я, значит… с вами по телефону… значит… говорила?
К о н с т а н т и н. Со мной. А иначе как бы я к вам попал? Что вы с таким недоверием на меня смотрите? 
С и р е н а. Значит, это вы?
К о н с т а н т и н. Значит, это я…

Молчание.
С и р е н а. Ну-у… проходите-проходите. Значит… ну тогда… что же мы стоим? Садитесь.
К о н с т а н т и н. Спасибо.
С и р е н а. Значит… милости просим… садитесь…
К о н с т а н т и н. Куда?
С и р е н а.  А куда хотите... Если вы устали с дороги тогда во кресло… отдохните. Вы… значит, и есть тот самый… А я, значит.. буду тем самым доверенным лицом… доверенное я лицо… этой… той самой особы, о которой я с вами говорила… по телефону. Извините, я мадерки глоток выпью: язык к нёбу присыхает… А вы мадерки не хотите?
К о н с т а н т и н. Водички, если можно…
С и р е н а. А почему же нельзя? Вам здесь сегодня все моно… Пожалуйста… Вот я в этот вам фужер налью…
К о н с т а н т и н. Спасибо. Жарко сегодня было очень…
С и р е н а. Говорят, на завтра опять жару нам обещали синоптики…
К о н с т а н т и н. Да… жарковато для весны…
С и р е н а. Конечно, жарковато. Весна горячая… весна просто сбесилась… Ездила на дачу: черемуха-то уже в цвету – а холодов нет. Может, вы… того… перекусить… хотите?
К о н с т а н т и н. Спасибо. Я перекусил… У вас напротив купил в киоске пиццу. Теперь вот пить хочется. Водички я бы еще выпил…
С и р е н а. Пожалуйста-пожалуйста. Зачем же вы из киосков ели-то? Что же мы такого мужчину не накормили бы? Еще водички?
К о н с т а н т и н. Нет… спасибо.
Молчание.
Я готов… работать… Куда идти?
С и р е н а. Ну подожди… Подожди. Дай в себя-то прийти… Я такой редкой профессии мужчину первый раз вижу… Мы пока еще даже с тобой на «ты» не перешли…
К о н с т а н т и н. У вас какая порода?
С и р е н а. У меня какая порода?
К о н с т а н т и н. Кого обрабатывать будем?
С и р е н а (волнуясь). Если ты про меня спросил, то я – беспородная: торговля-матушка. Были фрукты-овощи… Была мебель. Теперь риэлтер я. Вот… квартирки… продаем. Маркет уже не тот, что пару лет назад… Раньше я по три-четыре агримента в день делала. А теперь клиент стал дурить. Ну, а может, чайку, Константин... согреть? Или давай, может… водочки… тебе выпить, для разогрева? И мне как-то легче будет… с тобой разговаривать…
К о н с т а н т и н. Спасибо. Чайку бы крепкого я выпил… Ехал сейчас к вам на метро и заснул…
С и р е н а. Тратишь себя без остатка, значит… на работе-то. Не отдыхаешь… 
К о н с т а н т и н. С отдыхом есть проблемы…
С и р е н а. Ну так, может, ты немного подремлешь? Пойдем покажу тебе кроватку.
К о н с т а н т и н. Кроватку? Нет, спасибо…
С и р е н а. Устал, значит? Мы у тебя что, не первые сегодня?
К о н с т а н т и н. Вы у меня… третьи…
С и р е н а. Вообще-то нам Вовик советовал: во всем надо быть первым… На будущее учтем… как ты много работаешь.
К о н с т а н т и н. Я в институте работаю…
С и р е н а. Ты своим занятием… в свободное от работы время занимаешься? Понятно. А в основном, ты научный работник? Ну расскажи-расскажи про себя…
К о н с т а н т и н. Лучше вы мне покажите, с кем придется работать и где?
С и р е н а. Где? Я не знаю… Ну, а где ты в основном… предпочитаешь… работать?
К о н с т а н т и н. Мне все равно. У вас балкон есть?
С и р е н а. Балкон? Ну, есть…
К о н с т а н т и н. Соседи возражать не будут, если к ним в окна шерсть полетит? Но ветра, вроде, нет…
Молчание.
С и р е н а. Ну, Константин… ты… силен… Ничего не скажешь… Дай-ка я еще мадерки выпью…
К о н с т а н т и н. На кухне… можно, в коридоре… Мне все равно. Главное, чтобы вам было удобно…
С и р е н а (волнуясь). Ну, а ты… где… посоветуешь?
К о н с т а н т и н. Решайте это вы…
С и р е н а. Значит, я тебе до этого говорила, что… общаться ты сегодня будешь не со мной… Я тебе всего не хотела объяснять по телефону. По телефону, конечно, у меня такого сильного впечатления не было, а сейчас, Константин… ты знаешь… ты меня заинтересовал…
Молчание.
Значит, теперь можно за деньги такого вот ценного помощника в жизни… получить?
К о н с т а н т и н. За деньги теперь все можно…
С и р е н а. Эх, если бы так! За деньги живой зуб-то не вырастете и третья нога не отрастет… Извини… если я чего не то скажу. Я, Костенька, выпила сегодня…
К о н с т а н т и н. Это я понял…
С и р е н а. Какая улыбка у тебя добрая… Глаза… какие хорошие. Ты извини меня. Очень сейчас напряженная жизнь – не каждый мужик выдержит, а я женщина. Кругом такое страшное ворье… В какое темное время живем! Вечером приходится расслабляться. Ну какой ты интересный оказался! Балкон, говоришь? Чего нам соседей-то бояться: он у меня застеклен… балкончик-то…
К о н с т а н т и н. Очень хорошо… 
С и р е н а. Только у меня там… склад боеприпасов… на случай очередного передела собственности… Канистр семь спирта… Покрышки со старой машины там: я их еще не продала… У меня сейчас «Ауди», а до этого я три года на нашей «Волге» ездила… Ты меня извини… ладно? Не скажу, что ты… конечно, Аполлон Бельведерский. Сначала ты меня разочаровал. Ты, когда у двери-то там позвонил, увидела тебя в «глазок», думала, какой-то агитатор пришибленный: очки, портфель. Это ты, значит, под научного работника косишь? Под доцента? Как в фильме про шпионов?
К о н с т а н т и н. Веселый вы человек…
С и р е н а. Я очень веселый… Ты меня раньше не встретил… Анжелу Девис помнишь?
К о н с т а н т и н. Анжелу Девис? Помню… Боролись за свободу…
С и р е н а. У меня волос на голове было в два раза больше, чем у нее, а за мою свободу никто не боролся. Мы с ней примерно в одно и то же время в тюрьму сели. Значит, все делаешь по науке, да? Я, честно тебе скажу, темный валенок… в этих вопросах. Сейчас так много новых этих слов специфических появилось. Иногда услышишь от своих помощниц слово, спросишь: а что оно означает? – в ответ смех. Жизнь, Костя, прошла в темноте, у фанерной стенки… Знаешь, кто меня в этой жизни по большому счету любил, Костя?
К о н с т а н т и н. Кто?
С и р е н а. Клопы.
Молчание.
А я, Костя, признаюсь тебе… знаешь, что подумала?
К о н с т а н т и н. Пока не знаю…
С и р е н а. Знаешь что? Жизнь-то одна… Может, пусть моя подруга… пока подождет? Ну-ка иди выпей-ка со мной. Давай для начала… посидим за столом… как положено… На балкон-то я, наверно, с тобой не рискну: не те мои годы, я вот пока просто посижу, тебя послушаю… мадерки… выпью. Потом поглядим! Давай-давай. Иди сюда! Налила я тебе…
К о н с т а н т и н. Пить… я не могу… у меня еще заказы…
С и р е н а. Ну уж ты мне про другие-то заказы не говори теперь. Все я про тебя знаю, но ты хоть немного-то меня обмани. Мы же доверчивые… женщины. Нас обманываю, а мы все равно вам доверяем. Нельзя, так нельзя. Слушай, тебе такая фамилия: Кулек, ничего не говорит?
К о н с т а н т и н. Кулек? Нет…
С и р е н а. Вот и я тоже… ее убеждаю: главное, что у этого кулька внутри. А внутри-то у него семь домов по четной стороне… и десять по нечетной… Он почти улицу-то целую купил. Вот я его хочу партнером-то своим сделать. Квартиры-то надо будет продавать. Ты Виктории скажи… мол, как специалист, чем хуже у человека фамилия, тем, мол… в остальном он лучше. А вообще-то я для нее это все… с тобой надумала. Страдает она…
К о н с т а н т и н. Заросла собака?
С и р е н а. Костя, не надо, не говори ты о нас, женщинах, с таким цинизмом… Она… она такая интеллигентная… и так она мучается!
К о н с т а н т и н. Где она?
С и р е н а. Она здесь…
К о н с т а н т и н. Здесь? Где?
С и р е н а. А она спряталась!
К о н с т а н т и н. Ее что, раньше не обрабатывал специалист?
С и р е н а. Не знаю… она в этих вопросах со мной такая скрытная… Может, и обрабатывал, а скорее всего, что нет. Откуда у них в народном образовании специалисты? Да и у нас в торговле, как всегда было? – или он Абраша, или он пьяный. Недавно разговорилась я тут в элитном клубе с одним из фонда милосердия… разговорилась об эрогенных зонах. А он, пьяный зверюга, как зарычит на меня в ответ: я зону только одну знаю…
К о н с т а н т и н. У вас сучка?
С и р е н а. Она, конечно, скорее, сучка, чем кобелек. Ты только так с ней… не надо… Это со мной можно… по-простому: я всякое в жизни видела… вплоть, Костенька, до тюремных бараков, а она этого не поймет. (Долго смеется.) Ее прямо ужас обуял. А я ей говорю: ну что он такого плохого тебе сделает? Твои фантазии ведь, не его… Не захочешь ничего – пусть он просто напротив тебя посидит… Ты на него посмотришь… Боится она тебя… А я вот уже не боюсь. Я вот так осмелела, что даже готова тебя по голове погладить. Ты поседел-то не на работе ли? (Гладит его волосы.) Дают тебе, наверно, наши леди прикурить… 
Молчание.
К о н с т а н т и н (смущен). Ну… все-таки вы мне вашу… покажите собачку…
С и р и н а. Ласковый ты – собачкой ее назвал. Она очень тебя, стесняется. Стыдно ей… Пойми, Константин… мы же с ней – простые советские женщины. Кто из нас мог ожидать,  что будем жить при такой свободе нравов. Так что ты к ней не торопись. Она пусть пока там книгу почитает… Посиди пока со мной. Я ведь тоже еще не старая… Не спеши ты так… А вот я тебя не так представляла. Думала, ты высокий… Козерог – одним словом!
К о н с т а н т и н. Понятно…
С и р е н а. А что тебе понятно? Все равно нравишься ты мне… Костя…
К о н с т а н т и н. Честно… говоря… меня эта ситуация немного напрягает…
С и р е н а. А я думаешь не напрягаюсь? Я вот на тебя смотрю и, знаешь, как напрягаюсь?
К о н с т а н т и н. Мне пора работать…
С и р е н а. Работай! А ты отворачиваешься, на меня не смотришь… Ну иди сюда! Сядь. Чего я за тобой по комнате бегаю?! Не уходи… глаза-то не отводи! Со мной и выпить нельзя, что ли?
К о н с т а н т и н. Давайте мы все-таки… на собаку вашу… посмотрим…
С и р е н а. На какую собаку? Ты что в виду имеешь, Костя? Ты со мной попроще говори…
К о н с т а н т и н. Можно мне вам один вопрос задать?
С и р е н а. Да почему один, Костенька? Задай два… три задай…
К о н с т а н т и н. Как вас зовут?
С и р е н а. Сирена Матвеевна… Сирена… Ты зови меня Сирена! 
К о н с т а н т и н. Так. Намордник будем одевать?
С и р е н а. А-а? 
К о н с т а н т и н. Смирная она или с характером?
С и р е н а. Намордник-то зачем?
К о н с т а н т и н. Ведите ее сюда…
С и р е н а. А сколько же тебе нужно на твое это все… безобразие?
К о н с т а н т и н. Не знаю… как пойдет… Это не только от меня зависит.
С и р е н а. А я всегда думала, что в этом деле все от мужчины зависит.
К о н с т а н т и н. Где животное?
С и р е н а. Она – моя подруга… дорогой для меня человек… Не надо так про нее. Я решила тебя пригласить… не потому, что мы животные. Страдает она одна… очень страдает…
К о н с т а н т и н. Она не кусается?
С и р е н а. Я ее с интимной стороны не знаю, Костя. Я никогда никого не кусала. Считаю, что это – женская распущенность. Меня кусали… Да вот этот Ашот, партнер мой, он все мен обещает, говорит: я тебе, курва… горло перекушу! Вот я английский выучу – я его поменяю… буду работать с одним тут латышом. Но они такие стали неприступные… такие гордые латыши стали! Он по-русски говорить не хочет, требует язык международного общения…
Молчание.
Слушай, ты-то будь со мной ласковым… Одно же зверье ведь вокруг! Мне денег не жалко… я могу тебе вперед заплатить… за двух: и за нее, и за себя…
К о н с т а н т и н. Время идет… и эта ситуация все больше мне не нравится!
С и р е н а. Да что ж ты деловой-то такой, Витенька?
К о н с т а н т и н. Костенькой… меня зовут, тетенька…
С и р е н а. Видишь, как ты со мной? – «тетенька». Обидел. Ладно… Мое дело было вас познакомить… А уж все остальное ты тогда сам давай. Сам! Обидел ты меня!
К о н с т а н т и н. У меня на вас осталось сорок пять минут…
С и р е н а. Сам иди ее зови. Я вам тут не прислуга…
К о н с т а н т и н. Пятнадцать минут уже прошло…
С и р е н а. Не обидим мы тебя… не бойся! А ты испорченный человек, Константин. (Неожиданно громко.) Вика! А-у! Живая ты там, красавица моя? Выходи. Ему без тебя скучно стало…
Молчание.
Ты женщин не понимаешь, Константин. Понял меня?
К о н с т а н т и н. Нет, не понял… 
С и р е н а. А еще Козерог! (Громко.) Виктория, давай выходи! У него счетчик уже включен. Ты живая там? Подай хоть голос…
В и к т о р и я (из-за двери). Я не понимаю, про какой ты счетчик.
С и р е н а. В такси давно ездила?
В и к т о р и я. Давно…
С и р е н а. Ну я с ним тут уже и чай попила, и про науку поговорила. Выходит ты! Ну не будь дурой! (Громко.) Вика! На столе закуска… напитки вон в шкафчике. Мы, Константин, с Викой еще горячего не ели. Мне из Самары стерлядь привезли. (Громко.) Захотите ушицы – толкни кастрюлю на плиту! Вика! Про уху поняла? Оставьте тарелочку для меня…
В и к т о р и я (из-за двери). Можно тебя на минутку!
С и р е н а. Знаешь что, моя золотая, я поехала к Большому театру… снимать с поста Ашота. Ашот этот, припадочный, - он ведь застрелит меня! Ради чего я жизнью рискую? Я, перед тем как вернуться сюда, позвоню. А если тебе надо будет – звони мне по мобильному…
В и к т о р и я. Подожди! Я тоже ухожу!
С и р е н а. Ну зачем тебе уходить, Вика? (Шепчет.) Пошла я… разбирайтесь с ней… работай…
К о н с т а н т и н. Она хозяйка собаки?
С и р е н а. Пошла… я…
В и к  о р и я. Я с этим человеком одна здесь не останусь! Сирена, я тоже ухожу!
С и р е н а   вышла. Костя сел в кресло. Ждет. Вошла  В и к т о р и я. Молчание.
К о н с т а н т и н. Вы хозяйка?
В и к т о р и я. Не приближаться! Не сметь!
К о н с т а н т и н. Что?
В и к т о р и я. Не приближайтесь ко мне! Вы меня слышите! Слышите меня?
Молчание.
К о н с т а н т и н. Я вас очень хорошо слышу. Кричать не надо.
В и к т о р и я. Я не кричу. Просто я хочу, чтобы вы меня правильно поняли! Услуги, которые вы… оказываете, мне не требуются. Вы меня поняли?
К о н с т а н т и н. Понимаю я вас хуже… 
В и к т о р и я. Меня не надо понимать! В этом нет необходимости…
К о н с т а н т и н. В этом всегда есть необходимость! Особенно, если собеседник пьет водку в такую жару…
В и к т о р и я. Давайте не будем философствовать…
К о н с т а н т и н. Не будем. Тем более, что мне дано пора работать…
В и к т о р и я. Не приближаться!
К о н с т а н т и н. Я не обираюсь к вам приближаться. Напротив, я готов от вас как угодно отдаляться. Под любым углом… Вы мне совершенно безразличны… Я пришел не к вам…
В и к т о р и я. Это очень хорошо…
К о н с т а н т и н. Это вот… намордник! Обычно я готовлю животное… даю ему конфетку, пытаюсь расположить к себе лаской… когда у меня на это есть время. Но в вашем случае времени на ласку у меня уже нет. Вы сами наденете намордник, и мы приступим! Повторяю: начну работать только после того, как наденете намордник – это мое условие!
В и к т о р и я. Я даже нахалом не вас назвать… Вы просто какое-то чудовище!
К о н с т а н т и н. Что?
В и к т о р и я. Откуда вы появились? Откуда вы выползли?! Из каких щелей?! Где вы были раньше?! Кем вы были?!
К о н с т а н т и н. Мне отвечать на каждый вопрос в отдельности?
В и к т о р и я. Уходите!
К о н с т а н т и н. Я человек мирный, но и у меня терпение не безгранично. Послушайте, милая моя…
В и к т о р и я. Я вам не «милая»! 
К о н с т а н т и н. Хорошо… Немилая моя, вы у меня сегодня не одна! Понимаете меня?
В и к т о р и я. Я вас не понимаю! Не понимаю, кто вы?! Не понимаю тех, кто вас нанимает. Я не хочу вас понимать! Я отказываюсь вас понимать! Вы все для меня не существуете. Вас нет! Я знаю, что вас выдумал… кто-то очень страшный, недобрый… с больной фантазией…
К о н с т а н т и н. Что за бред?
В и к т о р и я. Это вы… вы – бред! Бред нашей больной жизни. Люди в какой-то горячке, как будто после голода им дали… поесть. И вот-вот отберут… Все давятся… все хотят успеть. Те, кто вас к себе, - они больные… А вы наживаетесь на их несчастье. На их одиночестве. Не знаю, как назвать то, чем вы занимаетесь. Не могу вас назвать даже лакеем. Это какая-то мерзость! Вы нужны этим пошлым сытым барыням, только чтобы им самим себе доказать, что все в жизни – мерзость. Любовь – мерзость… Верность – мерзость. Я могу понять женщин, которые этим занимаются… но их я презирать не могу. Они – беззащитные, несчастные женщины. А вас я презираю: вас, мужчину!
Молчание.
К о н с т а н т и н. Если вы вменяемы… пожалуйста, ответьте мне на один вопрос: вы зачем меня сюда пригласили?
В и к т о р и я. Я вас не приглашала!
К о н с т а н т и н. А кто меня сюда пригласил?
В и к т о р и я. Я вас не приглашала!
К о н с т а н т и н. Кто со мной говорил по телефону? Кто мне сказал, что нашел мое объявление в газете? Кто дал мне этот адрес? Мне что он приснился?
В и к т о р и я. Я с вами не говорила!
К о н с т а н т и н. Черт побери! Я из-за вас потратил свое время, отказался от других заказов…
В и к т о р и я. Прикажете мне вам заплатить?
К о н с т а н т и н. Мне от вас подаяния не надо! Я беру деньги только за сделанную работу.
В и к т о р и я. В ваших услугах у меня нет нужды!
К о н с т а н т и н. В этом доме есть собака? Есть в этом доме собака?
Молчание.
В и к т о р и я. В этом доме собаки нет! При чем здесь собака?
К о н с т а н т и н. Нет, вы за это… заплатите! Во-первых, вы мне заплатите за мой визит, как мы договорились…
В и к т о р и я. Я с вами не договаривалась!
К о н с т а н т и н. Ну, значит, я дождусь вашу… напарницу. Она мне обещала скоро вернуться… Она мне тут предлагала… поесть… выпить… Вот я и поем, и выпью. (Выпил.) Я сдеру с вас не просто за работу, я с вас за моральный ущерб возьму! Вам, дамочка, скучно тут стало? Раньше мне только девочки так малолетние звонили. Приедешь, а там за дверью малолетки от смеха давятся. Проходили мы это. Я им прощал, но когда такие богатенькие дамочки так развлекаются – я это простить не могу! (У телефона.) Я позвоню, с вашего позволения. Следующий визит я отменяю, и вы мне заплатите за оба! Позвольте позвонить!
В и к т о р и я. Вы знаете, я здесь не хозяйка, и ничего позволять вам не могу.
К о н с т а н т и н. Значит, я позвоню без вашего позволения! (Набирает номер.) Тимофей, на чем сидишь? Пропусти этот абзац… Начни считать с величины гравитации. Значит… первая фраза следующего абзаца будет теперь звучать так: «В нестабильных процессах формирования межзвездного газа… доминируют агрессивные свойства водорода, в той же мере как и поведение гелия». И дальше то, что было до фразы: «Последние мировые исследования плазмы». Я позже заеду. Меня тут задержала одна клиентка… Если бы собака! Хуже! Как это сказано у Грибоедова: не человек – змея!
В и к т о р и я. Если я змея, то вы… кто же тогда вы? Знаете вы кто? Вы – проститут!
К о н с т а н т и н. Красивая женщина… старина, но с явными признаками паранойи… (Виктории.) Ничего не вижу плохого в том, что человек… зарабатывает на хлеб своими руками. (В трубку.) Это я не тебе. Это я тут даме… пытаюсь объяснить, что стригу собак не от хорошей жизни. Я ей объясняю: за одну собаку получаю столько, сколько платят тебе, кандидату наук, за три месяца. Ладно… трудись (Положил трубку. Виктории.) Я на эти деньги могу купить ему еды, сейчас ему не на что ее купить! Знаете что, мои дорогие? – я с вас сдеру по мировому стандарту! Вы теперь хотите жить, как живет благородная буржуазия: собак стрижете по журналам? Я, чтоб вы знали, доктор наук, и час моей работы очень дорого стоит на мировом рынке интеллектуального туда. Платите!
В и к т о р и я. Это вы доктор наук? Это я доктор наук!
К о н с т а н т и н. В это мне верится с трудом. (Пьет.) Ваше здоровье!
В и к т о р и я. Мне тоже не верится, что вы имеете хоть какое-то отношение к науке.
К о н с т а н т и н. Я могу показать свою книгу.
В и к т о р и я. Покажите.
К о н с т а н т и н. Она на английском языке. Боюсь, вы ее не поймете.
В и к т о р и я. Не бойтесь…
Молчание.
К о н с т а н т и н. А где стерляжья уха? В какой кастрюле?
В и к т о р и я. Я здесь, как и вы, в гостях. Я не знаю расположение здешних кастрюль…
К о н с т а н т и н. Ну тогда я пока икорочки съем… и еще налью! 
Звонок телефона. Поколебавшись, Виктория берет трубку.
В и к т о р и я. Алло. Сирена, это ты? Это я. Это я – Виктория. Да, я жива. Козерог? Ужинает. Что закончил? Он ничего не начинал и никогда не начнет! Я не знаю, что он собирается дальше делать… Он ждет тебя… Ты напрасно смеешься. Он требует, чтобы с ним расплатились. Пожалуйста, приезжай скорее. Сирена, я нахожусь в идиотском положении. (Косте.) Человек, который вас заказал, не сможет приехать… в ближайшие три часа! Ее держит за горло Ашот. Это вся информация, которой я могу с вами поделиться!

---

 Читать  дальше  ...    

---

Источник : https://litportal.ru/avtory/aleksandr-galin/read/page/2/kniga-sirena-i-viktoriya-190786.html

---В театре

***В спектакле Сирена и Виктория ... В рамках театрально-творческой деятельности (1).jpg

***

Бабушка... убедительная ... В рамках театрально-творческой деятельности (12).jpgВ театре (6)... И ещё...»
В театре (11)

---

---

---

---

Некоторые эпизоды фотоистории Народного Театра...

Некоторые эпизоды фотоистории Народного Театра... №2

Некоторые эпизоды фотоистории Народного Театра... №3 

 Юбилей 

---

Из мира театрального весть

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 137 | Добавил: iwanserencky | Теги: театр, воспоминания, персонажи, комедия. пьеса, ностальгия, СИРЕНА И ВИКТОРИЯ. АЛЕКСАНДР ГАЛИН, текст, АЛЕКСАНДР ГАЛИН, драматургия, Мужчина и Женщина, СИРЕНА И ВИКТОРИЯ, актёры, человек, люди, из интернета, слово, память | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: