Главная » 2021 » Сентябрь » 15 » Художник Владимир Конев
07:39
Художник Владимир Конев

***

***

***

6

Живописная медитация, 1996

Живописная медитация, 1996

***

8

Вечерняя ракушка, 1997

Вечерняя ракушка, 1997

***

4

Флора, 2002

Хозяйка Медной горы, 2002

Храм Василия Блаженного, 1993

Крылья любви, 2002

Хозяйка Вечного сада, 2001

***

***

***

 


 

 


 

Владимир Иванович Конев — художник, иллюстратор.

 

 

В.И. Конева

Страна:  Россия
Родился:  16 октября 1951 г.

Родился 16 октября в 1951 году в совхозе «Приволжье» Приволжского района Самарской области в крестьянской семье. В 1953 году семья переехала в пригород Новокуйбышевска, совхоз «Молодая гвардия», посёлок Вдовино. Владимир Иванович вспоминает, что в их доме всегда царила творческая атмосфера: отец, Иван Матвеевич, хорошо пел, играл на народных инструментах — гармони и балалайки, а мама, Клавдия Арсентьевна, вела всё хозяйство и была первым семейным экспертом всех творческих начинаний своих четверых детей.

После окончания городской средней школы № 4 с 1968 по 1969 годы там же преподаёт рисование и черчение. В 1970 году призван в ряды советской армии.

После службы в армии поступил в Пензенское художественное училища имени К.А. Савицкого. Защитив диплом с « отличием» недолгое время работал художником оформителем творческо-производственного комбината Союза художников в Самаре, а затем молодой вернулся в Новокуйбышевск и почти сразу занял пост главного художника. С этого же года за девять лет как художник – иллюстратор оформил 26 книг областного издательства в Самаре.

Эстетика города на долгие годы стала не просто его обязанностью, но главным творческим увлечением. Конев проектировал детские игровые комплексы, обустраивал территории парков и скверов, декорировал фасады и интерьеры кафе, работал над дизайном городского освещения, оформлял массовые праздники. Самыми интересными реализованными дизайн – проектами является интерьер зала торжественной регистрации новорождённых , городского ЗАГСа. 29 апреля 2010 года отдел ЗАГС городского округа проводил торжественное мероприятие, посвящённое 60-летнему юбилею со дня образования органа ЗАГС г. Новокуйбышевска. В этот день состоялась торжественная презентация отреставрированной настенной росписи художника Владимира Ивановича Конева в «Зелёном зале» отдела ЗАГС. Им были оформлены десятки объектов – школы, детские сады, офисы, комнаты отдыха, бассейны и т.д. Однако работа не приносила ожидаемого удовлетворении: проекты воплощались не полностью, искажались, упрощались. Художник чувствовал зависимость то от невозможности воплотить задуманное в качественном материале, то от нехватки финансовых средств, отпущенных на тот или иной объект, то от навязываемых вкусов заказчика. Именно поэтому, отдав ответственной творческо-административной работе почти десять лет, Владимир Иванович решился на рискованный жизненны шаг. И в середине восьмидесятых стал свободным художником.

Примерно в феврале 1996 года организовал персональную выставку в Новокуйбышевске.

В январе 1997 издал свой первый альбом репродукций в Будапеште, Венгрия.

В мае этого же года организовал персональную выставку в Молодёжном центре города Самара, а уже в ноябре – персональную выставку в областном музее им. П.В. Алабина.

В сентябре 1999 основал персональную выставку в муниципальной галерее Кемптен в Германии, а уже через год в июне организовал персональную выставку в Фюссене (Германия).

В феврале 2002 организовал ещё одну персональную выставку в Меммингене, Германия.

Примерно в апреле 2004 являлся участником Международной выставки в галерее Уранго в Испании.

В этом же году организовал персональные выставки в городах Новокуйбышевск, Самара, Тольятти.

А уже через год выпустил издание настоящего альбома репродукций в городе Самара

На данный момент его книги и картины находятся в двадцати странах мира.

© Синцова Алёна

 

Официальный сайт:  konev-painting.narod.ru
Блог:  vk.com/event21446843

Источник : 

https://fantlab.ru/art7976

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

  Работы художника В.И. Конева

Картины и фото искать здесь -  https://ok.ru/vladimir.konev.artmaler/photos

 Художник Владимир Конев. Картины и фото искать здесь

***

***

***

***

***

***

***

Смотреть КАРТИНЫ  -  https://ok.ru/profile/513753351038/album/381806397310 

Смотреть КАРТИНЫ 

***

Смотреть -Весна пришла

***

СМОТРЕТЬ ...вернисажи 

***

СМОТРЕТЬ -
Вернисаж 2018 г.

***

СМОТРЕТЬ - Художественный салон- Молодёжная 10 г.Н-СК

***

СМОТРЕТЬ - ...выставка...

***

СМОТРЕТЬ - ...портреты...

***

СМОТРЕТЬ - ...на заказ

***

СМОТРЕТЬ - ... в наличии  

***

СМОТРЕТЬ - 
Вернисаж 2015 в Новокуйбышевске

***

 СМОТРЕТЬ - ... осень....

***

 СМОТРЕТЬ - 
... в наличии,... ...  

***

СМОТРЕТЬ - Живописная Вселенная художника Владимира Конева   

***

СМОТРЕТЬ - КАРТИНЫ Владимира Конева   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

***

Яндекс.Метрика

***

***

***

***

***

Я был странником, был волшебником
В те века, что уже пронеслись…
Жаль, что
нынче не стал художником
О, как бы я рисовал тебя,
Жизнь!

Сожаление...

*** 

***

***

***

“Ах, оставьте меня в покое! “
 - Над маской слезинки из глаз.
…Думалось – будем двое,
И будет счастливый час.

В покое, конечно в покое.
Волнение нужно вам,
Но не со мной, а иное,
С надеждой и верой словам

…Их скажет другой, вам, милой
Пусть сердце с душою замрут…
Не будете вы строптивой,
Волнения вас увлекут.

Слезинки над маской

Иван Серенький

***

“Круто”- ответ по поводу
Слов об обществе разных,
Тех, что знают, цену, голоду,
И тех…, в вещах куртуазных.

“Круто”- молчат лакеи,
Взирая на блески изяществ.
Им подарили ливреи…
Остатки фантастики явств.

По поводу крутизны 

*** 

***

 Бонус... о...

***

***

***

***

***

МОЛОХ. Александр Иванович Куприн. ...

 

  
   Началась бестолковая, нелепая сумятица. Все поднялись с мест и забегали по павильону, толкаясь, крича и спотыкаясь об опрокинутые стулья. Дамы торопливо надевали дрожащими руками шляпки. Кто-то распорядился вдобавок погасить электрические фонари, и это еще больше усилило общее смятение... В темноте послышались истерические женские крики.
   Было около пяти часов. Солнце еще не всходило, но небо заметно посветлело, предвещая своим серым, однообразным тоном начало ненастного дня. Бледный, тусклый, однообразный полусвет занимающегося утра, так быстро и неожиданно сменивший яркое сияние электричества, придавал картине общего смятения страшный, удручающий, почти фантастический характер. Человеческие фигуры казались привидениями из какой-то фантастической, бредовой сказки. Измятые бессонной ночью, взволнованные лица были страшны. Обеденный стол, залитый вином и беспорядочно загроможденный посудой, напоминал о каком-то чудовищном, внезапно прерванном пиршестве.
   Около экипажей суматоха была еще безобразнее: испуганные лошади храпели, взвивались на дыбы и не давались зануздывать; колеса сцеплялись с колесами, и слышался треск ломающихся осей; инженеры выкрикивали по именам своих кучеров, озлобленно ругавшихся между собою. В общем, получалось впечатление того оглушительного хаоса, который бывает только на больших ночных пожарах. Кого-то переехали или, может быть, раздавили. Был слышен вопль.
   Бобров никак не мог отыскать Митрофана. Раза два или три ему послышалось, будто его кучер отзывается на крик откуда-то из самой середины перепутавшихся экипажей. Но проникнуть туда не было никакой возможности, потому что давка становилась с каждой минутой все сильнее и сильнее.
   Вдруг в темноте вспыхнул высоко над толпой красным пламенем огромный керосиновый факел. Послышались крики: "С дороги! С дороги! Посторонитесь, господа! С дороги!" Стремительная человеческая волна, гонимая сильным напором, подхватила Андрея Ильича, понесла его за собой, чуть не сбросив с ног, и плотно. прижала между задком одной пролетки и дышлом другой. Отсюда Бобров увидел, как между экипажами быстро образовалась широкая дорога и как по этой дороге проехал на своей тройке серых лошадей Квашнин. Факел, колебавшийся над коляской, обливал массивную фигуру Василия Терентьевича зловещим, точно кровавым, дрожащим светом.
... Читать дальше »

***

***

Последний дебют. Куприн,    Александр Иванович

Посвящ. Н. О. С--ой.

Я, раненный насмерть, играл,

Гладьяторов бой представляя...

Гейне.

  Антракт между третьим и четвертым действиями кончался. Капельмейстер Геккендольф только что добрался до самого интересного места, изображавшей очень наглядно плач иудеев в пленении вавилонском.
   Иван Иванович ужасно любил такие пьесы, где все время шла отчаяннейшая фуга,-- где жалобное рыдание флейт смешивалось с патетическими восклицаниями кларнета, где гудел самым безжалостным образом тромбон и все покрывалось глухим рокотанием турецкого барабана, где музыканты, приведенные в ужас этим хаосом звуков и готовые положить инструменты, кидали на капельмейстера взоры, полные самого мрачного, безнадежного отчаяния...
   Тогда Иван Иванович производил чудеса: он бросался из стороны в сторону, делал самые трудные телодвижения, удивляя публику своею гибкостью, и, наконец, красный от усталости и волнения, обводил зрителей торжествующим взором, когда инструменты сливались в общем хоре.

... Читать дальше »

***

***

Олеся. Александр Куприн ...

Невозможно описать того состояния, в котором я находился в продолжение моей бешеной скачки. Минутами я совсем забывал, куда и зачем еду; оставалось только смутное сознание, что совершилось что-то непоправимое, нелепое и ужасное, - сознание, похожее на тяжелую беспричинную тревогу, овладевающую иногда в лихорадочном кошмаре человеком. И в то же время как это странно! - у меня в голове не переставал дрожать, в такт с лошадиным топотом, гнусавый, разбитый голос слепого лирника:

Ой вышло вийско турецкое,

Як та черная хмара...

Добравшись до узкой тропинки, ведшей прямо к хате Мануйлихи, я слез с Таранчика, на котором по краям потника и в тех местах, где его кожа соприкасалась со сбруей, белыми комьями выступила густая пена, и повел его в поводу. От сильного дневного жара и от быстрой езды кровь шумела у меня в голове, точно нагнетаемая каким-то огромным, безостановочным насосом.

Привязав лошадь к плетню, я вошел в хату. Сначала мне показалось, что Олеси нет дома, и у меня даже в груди и во рту похолодело от страха, но спустя минуту я ее увидел, лежащую на постели, лицом к стене, с головой, спрятанной в подушки. Она даже не обернулась на шум отворяемой двери.

 ... Читать дальше »

***

***

***

***

Отец Иакинф.  В. Н. Кривцов.

Стоит в некрополе Александро-Невской лавры в Ленинграде невысокий черный обелиск. На посеревшем от времени и непогод камне выбито:
  ИАКИНФ БИЧУРИН

А пониже столбик китайских иероглифов и даты -- 1777--1853.

Могила Бичурина в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Фото 2008 года

Редкий прохожий не остановится тут и не задастся вопросом: чей прах покоится под этим камнем, откуда на русской могиле, лишенной привычного православного креста, загадочное иероглифическое надгробие, что оно означает?
   Еще до войны, в студенческие годы, прочел я эту таинственную эпитафию: "У ши цинь лао чуй гуан ши цэ" -- "Труженик ревностный и неудачник, свет он пролил на анналы истории". А потом долгие часы проводил я в архивах и книгохранилищах Москвы и Ленинграда, Казани и Кяхты и, чем дальше листал пожелтевшие страницы редких изданий, перевертывал запыленные листы толстых архивных дел, тем больший интерес вызывал во мне этот долго живший и давно умерший человек.
   То был знаменитый в свое время отец Иакинф, в миру -- Никита Яковлевич Бичурин. Сын безвестного приходского священника из приволжского чувашского села, четырнадцать лет возглавлял он в Пекине русскую духовную миссию -- единственное тогда представительство Российской империи в Китае. Но свое пребывание там он использует не для проповеди христианства, к чему обязывал его пост начальника духовной миссии, а для глубокого и всестороннего изучения этой загадочной в то время восточной страны. Преодолевая неимоверные трудности, при полном отсутствии какой-нибудь преемственности, учебных пособий, словарей, грамматик, Иакинф в короткий срок овладевает сложнейшим языком и письменностью. В этом он видел единственный способ ознакомления с богатейшими китайскими источниками по истории, географии, социальному устройству и культуре не только Китая, но и других стран Центральной и Восточной Азии. В Пекине им были подготовлены материалы для многочисленных переводов и исследований, которые увидели свет уже на родине и принесли отцу Иакинфу европейскую славу.
   В библиотеках Ленинграда хранится свыше семидесяти трудов Иакинфа, в том числе два десятка книг и множество статей и переводов, которые в тридцатые и сороковые годы прошлого века регулярно появлялись на страницах почти всех издававшихся тогда в Петербурге и Москве журналов.
   Еще больше ученых трудов Иакинфа не увидело света и осталось в рукописях, и среди них многотомные фундаментальные исследования, словари и переводы. В трудах Бичурина, не утративших значения и до сих пор, содержатся подлинные россыпи ценнейших сведений об истории, быте, материальной и духовной культуре монголов, китайцев, тибетцев и других народов Азиатского Востока.
   Под влиянием Иакинфа и его трудов, основанных на глубоком изучении китайских источников и проникнутых искренней симпатией к китайскому народу, сложилась школа выдающихся русских синологов и монголистов, которая, по общему признанию, опередила европейскую ориенталистику XIX столетия и получила отличное от нее направление. В сознании многих поколений русских людей отец Иакинф был как бы олицетворением исконно дружеского отношения нашего народа к своему великому восточному соседу, его своеобычной культуре, художественным и научным достижениям.
   Убежденный атеист и вольнодумец, по печальной иронии судьбы всю жизнь связанный с церковью и самой мрачной ее ветвью -- монашеством, Иакинф был не только оригинальным ученым, но и примечательной личностью, без которой характеристика его эпохи была бы неполной.
   След, оставленный Бичуриным не только в отечественном востоковедении, но и в истории нашей культуры, так значителен, что давно пора воскресить из мертвых этого большого ученого и интереснейшего человека, попытаться воссоздать не только внешние события, но и внутренний мир его жизни, увлекательной и трагической.
   Мне захотелось внести посильный вклад в решение этой задачи. Я поехал на родину Иакинфа, в Чувашию -- в Чебоксары и село Бичурино, где прошли его детские годы; перерыл библиотеку и архив Казанской духовной академии, где он четырнадцать лет учился; побывал и в Иркутске, где он служил ректором духовной семинарии и настоятелем монастыря, и в пограничной Кяхте, где он подолгу жил во время своих поездок в Забайкалье; поколесил я и по степям Монголии, которые за полтораста лет до того пересек на пути в Китай Иакинф; посетил я и древний Пекин и суровый Валаам; читал многочисленные труды Иакинфа, разбирал его рукописи, вчитывался в торопливые записи, которые он делал в дошедшей до нас "памятной книжке"; собирал разрозненные свидетельства современников, размышлял над его трудами и поступками...           

Писатель Кривцов, Владимир Николаевич

... Читать дальше »

***

***

***

***

***

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***

***

Дмитрий Панов. Русские на снегу. 

 

Михайлов подошел ко мне, еще не вылезшему из кабины на стоянке, еще издалека показывая два поднятых пальца, что означало необходимость снова подниматься в воздух. Подойдя ближе, Михайлов став на ступеньку возле крыла самолета, поднялся ближе к кабине и сдержанно похвалил меня: полет прошел нормально, но нужно повторить его для закрепления навыков. Я успешно повторил пройденное, и через несколько дней купил в магазинчике школы серебряного орла, которого старательно пришил на левый рукав гимнастерки. Наступило время, когда между курсантами, жизнь будто проводит разграничительную черту: уже поднимавшие машину в воздух самостоятельно ходили совсем по-другому: кое-кто с высоко поднятой головой и важностью в движениях, а

кое-кто и просто задрав нос. Так, постепенно, примерно через полгода после начала занятий, большинство из семидесяти курсантов нашей эскадрильи вылетели самостоятельно. Нашему инструктору Ивану Ивановичу Михайлову стало легче: в основном ходил по старту, жевал траву, да давал указания. «Аврушки», будто сами собой, сновали вверх-вниз в небе аэродрома.
Мы перезнакомились, и у людей начали очень заметно проявляться характеры, придавленные сначала нулевой стрижкой и общим положением курсантов-новичков. Трунин, например, оказался воздушным хулиганом. Он летал еще дома в аэроклубе города Батайска и, оказавшись снова в воздухе, начал показывать себя. Выполнив обязательные фигуры, в которые входило выполнение мелких и глубоких виражей, боевых разворотов, петель Нестерова, штопора, Трунин вдруг исчезал из зоны пилотажа в неизвестном направлении. Позже выяснилось, что он опускался на высоту бреющего полета и гонялся за татарами, которые работали на виноградных плантациях, чуть не садясь им на головы. Свое отсутствие он объяснял неисправностью мотора. Стали пробовать мотор — работает исправно. А здесь как раз поступили жалобы из села Тарханлары, что в долине речки Альма. Трунин вскоре признался в своих художествах. Да и вообще, парень он был очень агрессивный. Порой из-за всяких мелочей бросался в драку с товарищами. Видимо, учитывая все это, незадолго до выпуска его решили отчислить из школы за воздушное хулиганство. Зачитали приказ, вручили Трунину сухой паек, состоящий из буханки хлеба и банки консервированной капусты, да и отпустили с Богом.

Подобной же была судьба и кубанца Гвоздева, тоже прошедшего Батайский, что под Ростовом, аэроклуб. Гвоздев был неплохой парень в личном общении, но терпеть не мог всякого насилия над свой личностью и постоянно огрызался на замечания наших начальников, которые никак не могли сломить его. Думаю, что летная подготовка, полученная этими ребятами еще до Качинской школы, сыграла с ними плохую шутку, заразив некоторой амбицией бывалых летунов... Читать дальше »

***

Дмитрий Панов. Русские на снегу. ... В небе Китая. ...

Надо сказать, что китайцы и русские вскоре изучили друг друга до тонкостей. Например, один из наших переводчиков, желая подчеркнуть всю глубину падения одного из китайских генералов, переметнувшегося к японцам, брызгая от ненависти слюной назвал его «троцкистом». Это слово давалось ему плохо, но он его упорно употреблял, зная какой стереотип вызовет у нас наибольшее отвращение.

... Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

***

Обучение

О книге

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ 

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 274 | Добавил: iwanserencky | Теги: 21 век, живопись, Художник Владимир Конев, фото из интернета, картины, картина, 20 век, Владимир Конев, художник, из интернета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: