Главная » 2018 » Декабрь » 13 » Книги, аудиокниги, Томас Манн, Признания авантюриста
20:25
Книги, аудиокниги, Томас Манн, Признания авантюриста

***   У окна... .jpg

***

                                 Источник :   https://www.youtube.com/watch?v=B3TyBRs_xUw        ***

***

***      *** *** ***     

Признания авантюриста Феликса Круля

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

*

Признания авантюриста Феликса Круля
Bekenntnisse des Hochstaplers Felix Krull
Обложка первого издания на немецком языке
Обложка первого издания на немецком языке
Жанр Плутовской роман
Автор Томас Манн
Язык оригинала немецкий
Дата написания 19131954
Дата первой публикации 1954
Издательство S. Fischer Verlag

«Признания авантюриста Феликса Круля» (нем. Bekenntnisse des Hochstaplers Felix Krull) — последнее произведение немецкого писателя Томаса Манна в жанре «плутовской роман»[1], заключительная версия которого впервые опубликована издательством «S. Fischer Verlag» в 1954 году.

***

  •  

***

Первоначально персонаж по имени Феликс Круль появился в коротком рассказе, написанном Манном в 1911 году. Это произведение не публиковалось вплоть до 1936 года, когда вышел сборник «Истории трех десятилетий», в который вошли двадцать четыре рассказа, написанные между 1896 и 1929 годами. Позже Манн дополнил сюжет и опубликовал первую часть «Признаний авантюриста Феликса Круля», но в связи со смертью писателя в 1955 году, сага о неотразимом аферисте Феликсе так и осталась незавершенной.

***

Повествование в романе ведётся от имени главного героя, самозванца и авантюриста по имени Феликс Круль, сына разорившегося винодела из Рейнской области. Феликс легко обманул призывную комиссию, избежав службы в армии, и перебрался во Францию. Здесь он устраивается на работу в престижный отель, сначала лифтёром, затем официантом. Ловко используя своё природное обаяние, смазливую внешность и тонкий ум, молодой человек легко завоёвывает сердце богатой писательницы, завладевая частью её денег. Позже Круль знакомится с молодым маркизом де Веноста и берётся помочь аристократу в любовных делах. Феликс заменяет собой маркиза в мировом турне.

***

         ***       

Томас Манн

ПРИЗНАНИЯ АВАНТЮРИСТА ФЕЛИКСА КРУЛЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

Сейчас, когда я взялся за перо, чтобы на досуге и в полном уединении (я, кстати сказать, еще здоров, хотя и чувствую себя усталым, очень усталым, так что писать придется понемногу, с передышками), итак, когда я собрался четким, красивым почерком, который мне дан от бога, поверить долготерпеливой бумаге свою исповедь, меня вдруг взяло сомнение — достаточно ли я просвещенный и образованный человек, чтобы справиться с этой задачей. Но поелику я собираюсь рассказывать о своей собственной жизни, своих собственных страстях и заблуждениях, то материал, разумеется, мне знаком досконально, и сомневаюсь я лишь в своем умении с должным изяществом и тактом излагать события; хотя тут, по-моему, законченное образование играет меньшую роль, нежели прирожденные способности и светское воспитание. А таковое я получил, ибо происхожу, из, что называется, «хорошей», хотя и непутевой, бюргерской семьи. Я и моя сестра Олимпия довольно долгое время находились под присмотром гувернантки из Веве, которой впоследствии пришлось покинуть наш дом по причине чисто женского соперничества, возникшего между ней и моей матерью. Дело касалось моего отца. Мой крестный Шиммельпристер[1], с которым меня связывали самые дружеские отношения, был весьма уважаемым художником, и в нашем городишке его неизменно величали господином профессором, хотя этот почетный титул вряд ли был официально ему присвоен. Отец же мой, несмотря на свою тучность, отличался удивительной легкостью движений и очень заботился об изысканной ясности своей речи. В его жилах текла унаследованная от бабки французская кровь; годы учения он провел во Франции и уверял, что знает Париж как свои пять пальцев. Ему нравилось вставлять в разговор словечки вроде: «c'est ca», «epatant» или «parfaitement»[2], — произношение у него было великолепное; любил он и обороты вроде «О, я это гутирую» — и до конца своих дней оставался любимцем женщин. Но возвращаюсь к моим врожденным стилистическим способностям; на них я полагался всю свою жизнь и думаю, что могу положиться и сейчас, при этом первом своем выступлении на литературном поприще. Вообще же свои заметки я буду писать с полнейшим чистосердечием, не страшась упреков ни в тщеславии, ни даже в бесстыдстве, ибо что проку в воспоминаниях, ежели они не откровенны!

Я родился в Прирейнской области, в благословенном краю, где мягок не только климат, но и рельеф местности не знает резких переходов, в краю густонаселенном, обильном веселыми городами и деревушками и едва ли не самом очаровательном на земле. Здесь, в сиянье полуденного солнца, защищенные рейнскими горами от суровых ветров, цветут и зеленеют селенья, при одном имени которых радостно бьется сердце бражника: Рауэнталь, Иоганнисберг, Рюдесгейм; здесь же приютился и почтенный городок, где за несколько лет до славного основания Германской империи я впервые увидел свет. Расположенный чуть западнее колена, образуемого Рейном у города Майнца, и знаменитый своими шипучими винами, он насчитывает около четырех тысяч жителей и является главным местом стоянки пароходов, снующих вверх и вниз по течению.

До веселого Майнца оттуда рукой подать, так же как и до прославленных курортов Висбадена, Гамбурга, Лангеншвальбаха, а до Шлангенбада и вовсе не больше получаса езды по узкоколейке. В погожие дни мои родители, сестра и я часто совершали поездки в экипаже, на пароходе или по железной дороге в направлении всех стран света, ибо красоты природы привлекали нас не меньше, чем достопримечательности, созданные рукой человека. Как сейчас вижу отца: в клетчатом просторном костюме он сидит вместе с нами под навесом какой-нибудь харчевни, довольно далеко от стола — брюшко мешало ему придвинуться ближе — и с наслаждением уписывает крабов, запивая их золотистым вином. Крестный Шиммельпристер тоже частенько ездил с нами и сквозь круглые очки зорко вглядывался в местность и в людей, равно принимая великое и малое в свою артистическую душу.

Мой бедный отец был владельцем фирмы «Энгельберт Круль», выпускавшей шипучее вино марки «Лорелея экстра кюве», ныне уже позабытой. Погреба фирмы находились на берегу Рейна, неподалеку от причала. Мальчиком я нередко бродил под их сумрачными сводами, погруженный в задумчивость, прохаживался меж высоких стеллажей и рассматривал полчища бутылок, которые в наклонном положении громоздились одна над другой до самого верху. «Вот вы лежите, — думал я (хотя, конечно, в ту пору еще не облекал свои мысли в столь точные слова), — лежите, окутанные сумраком подземелья, а в вашей утробе потихоньку зреет колючий золотистый сок, который со временем участит биение многих сердец, заставит просветлеть не одну пару глаз. Сейчас вы нагие, невзрачные, но придет день — и, великолепно разубранные, вы покинете подземный мир, чтобы на празднике, на свадьбе, в отдельном кабинете задорно выстрелить пробкой в потолок и вселить в захмелевших людей радостное безрассудство». Мальчиком я и вправду говорил что-то в этом роде и не без основания: фирма «Энгельберт Круль» придавала огромнейшее значение внешнему виду своих бутылок, то есть тому, что на языке виноделов называется «прической». Пробки, окрученные серебряной проволокой и позолоченными веревочками, были залиты красным лаком; мало того, сбоку на золотом шнуре болталась торжественная круглая печать, как на папских буллах или старинных имперских грамотах; горлышко щедро обертывалось станиолем, а ниже красовалась золотообрезанная этикетка, эскиз которой, по заказу фирмы, сделал крестный Шиммельпристер. На ней, кроме многочисленных гербов и звезд, вензеля моего отца и вытисненного золотыми буквами названия «Лорелея экстра кюве», была еще изображена женщина, всю одежду которой составляли браслеты и ожерелья. Закинув ногу на ногу, она сидела на утесе, держа гребень в высоко поднятой руке, и чесала свои золотые волосы. Надо сказать, что качество вина не вполне соответствовало этому блистательном оформлению.

— Круль, — говаривал отцу крестный Шиммельпристер, — я не хочу вас огорчать, но полиции следовало бы запретить ваше вино: неделю назад я соблазнился, раскупорил полбутылки, и вот мой организм еще и по сей час не оправился от этой авантюры. Скажите на милость, какую дрянь вы туда добавляете — керосин или сивуху? Короче говоря, вы отравитель. Бойтесь правосудия!

Мой бедный отец конфузился: он был слабый человек и пасовал перед резкой критикой.

— Вам легко насмешничать, Шиммельпристер, — отвечал он, по привычке поглаживая свое брюшко кончиками пальцев, — а мне надо выпускать дешевый товар. Очень уж у нас сильно предубеждение против отечественной продукции. Одним словом, я потчую людей тем, чего они от меня ждут. Вдобавок меня еще и конкуренция душит, я уж и так едва держусь. — Вот что обычно отвечал мой отец.

Мы жили в одной из тех очаровательных вилл, что во множестве лепятся по отлогим берегам Рейна и так красят прирейнский ландшафт. Сад наш, спускавшийся к реке, был щедро изукрашен гномами, грибами и прочими искусно сделанными из фаянса фигурками; среди них на постаменте покоился большой блестящий шар, уморительно искажавший лица. Кроме того, в саду имелись эолова арфа, несколько гротов и фонтан, струи которого мудрено сплетались в воздухе и ниспадали в бассейн, где резвились серебристые рыбки.

Внутри наш дом, в согласии со вкусом отца, был убран изящно и весело. Уютные ниши и эркеры так и манили к отдыху; в одном из них даже стояла настоящая прялка. На бесчисленных этажерках и плюшевых столиках каких только не было безделушек: стаканчики, раковины, полированные шкатулки, флакончики с ароматическими веществами; по диванам и кушеткам были разбросаны подушечки, пестро расшитые шелками, — отец любил понежиться; карнизы на окнах имели форму алебард; в дверных проемах висели легкие занавеси из тростника и разноцветных бисерных нитей — те, что на первый взгляд кажутся сплошной стеной, но при первом прикосновении расступаются с чуть слышным стуком и шелестом, чтобы тотчас вновь сомкнуться за вошедшим. В прихожей над входными дверями у нас имелось хитроумное устройство: покуда дверь, сдерживаемая особым пневматическим приспособлением, медленно закрывалась, оно тоненько выводило начало песни «Жизни возрадуйтесь!»


Фамилия Шиммельпристер состоит из двух немецких слов: Schimmel — плесень и Priester — пастырь, священник.1


это так; удивительно; чудесно (франц.)2

1

Перейти к описанию        Следующая страница

 

            ***

***                           Источник :  https://www.youtube.com/watch?v=a-SV6aBT6NQ

***    *** *** ***      

Желтухин автор Дина Рубина читает Дина Рубина

Желтухин

Время звучания: 16:38:11

Цикл «Русская канарейка»

1. Желтухин

2. Голос

3. Блудный сын

Кипучее, неизбывно музыкальное одесское семейство и — алма-атинская семья скрытных, молчаливых странников... На протяжении столетия их связывает только тоненькая ниточка птичьего рода — блистательный маэстро кенарь Желтухин и его потомки.

На исходе XX века сумбурная история оседает горькими и сладкими воспоминаниями, а на свет рождаются новые люди, в том числе «последний по времени Этингер», которому уготована поразительная, а временами и подозрительная судьба.

«Желтухин» — первая книга трилогии Дины Рубиной «Русская канарейка», красочной, бурной и многоликой семейной саги...

  https://knigavuhe.ru/book/zheltukhin/    

***

***

Стихия. Вращение. - 01.jpg

На острове Монтекристо в море Средиземном (1).jpg

В заливе Пханг Нга. Андаманское море. Таиланд .jpg

ОКТЯБРЬ. х м.20х30.Георгий Мкоян 2017.jpg

  

На Природе, в Северной Ирландии, фото из интернета (4).jpg

В горах.jpg

Пейзаж места сурового, но прекрасного.jpg

В горах Патагонии (3).jpg

На планете Ледовой, в миры параллельные ... .jpg

Вечер, цветы, среди гор

Канада. Национальный парк Банф.jpg

Встреча нового дня.jpg

Вечер над Каракольскими озерами httpsok.rualtayenergyalbum54651988344853 httpsok.ruprofile578625980428.jpg

Природа, пейзаж, из интернета, август 2016 (20).jpg

Якутия. Река Синяя. - 01.jpg

Природа, пейзаж, фото из интернета (238).jpg





Дорога в Гималаях (10).JPG

 

***

***

***

*** 

Рекомендуем

Иван Голубец - буксир и человек - 30 Августа 2015 - Персональный сайт

Иван Голубец - буксир и человек - 30 Августа 2015 - Персональный сайт

***

Персональный сайт - Фото5(Одиночный велопробег по Ясенской косе

Персональный сайт - Фото5(Одиночный велопробег по Ясенской косе

Гарри Поттер и Узник Азкабана. Глава 19. Слуга лорда Вольдеморта - 15 Декабря 2015 - Персональный сайт

Гарри Поттер и Узник Азкабана. Глава 19. Слуга лорда Вольдеморта - 15 Декабря 2015 - Персональный сайт

Персональный сайт - Фото. (Живопись)

Персональный сайт - Фото. (Живопись)

Экскурсия по Русскому музею 007 - 28 Апреля 2018 - Персональный сайт

Экскурсия по Русскому музею 007 - 28 Апреля 2018 - Персональный сайт

 

***

Просмотров: 274 | Добавил: iwanserencky | Теги: аудиокниги, Роман, писатель, автор, книги, Томас Манн, Плутовской роман | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: