Главная » 2017 » Июль » 11 » Драгоценная моя женщина!
13:56
Драгоценная моя женщина!

           ***        

НА ИЗЛЁТЕ ЖИЗНИ /история жизни Н.Заболоцкого/

Зацелована, околдована, 
С ветром в поле когда-то обвенчана, 
Вся ты словно в оковы закована, 
Драгоценная моя женщина! 

Не веселая, не печальная, 
Словно с темного неба сошедшая, 
Ты и песнь моя обручальная, 
И звезда моя сумасшедшая. 

Я склонюсь над твоими коленями, 
Обниму их с неистовой силою, 
И слезами и стихотвореньями 
Обожгу тебя, горькую, милую. 

Отвори мне лицо полуночное, 
Дай войти в эти очи тяжелые, 
В эти черные брови восточные, 
В эти руки твои полуголые. 

Что прибавится - не убавится, 
Что не сбудется - позабудется... 
Отчего же ты плачешь, красавица? 
Или это мне только чудится?

Николай Заболоцкий - "Признание"

Николай Носков – Очарована, околдована

До 1957 года, именно в тот года Заболоцкий создал свой цикл «Последняя любовь», любовная лирика ему была чужда вовсе. И вдруг на излёте жизни этот дивный лирический цикл. После его прочтения может показаться, что написано оно было влюблённым юношей с пылким взором. Но на самом деле написал его серьёзный 54-летний  серьезный педант с манерами и внешностью бухгалтера.  В юности он стал студентом Питерского института имени Герцена, и будучи  студентом стал участником группы ОБЭРИУ. Отношение к женщинам у обэриутов было чисто потребительское, и сам Заболоцкий был среди тех, кто «ругал женщин яростно».  Пренебрежительное отношение к 
противоположному полу Заболоцкий пронес почти через всю жизнь и в 
любовной лирике замечен не был.

Несмотря на такие жизненные подходы брак  Николая Алексеевича сложился удачно и был весьма прочным.                         С женой и дочкой.                                                                                                                                                                          Он женился на 
однокурснице Екатерине Васильевне Клыковой – стройной, темноглазой, немногословной, которая стала прекрасной женой, матерью и хозяйкой. Екатерина Васильевна без всякого преувеличения была ангелом-хранителем поэта. Без мысли о ней он бы в лагерях просто не выжил. Но что за жизнь ей выпала! После ареста мужа она зарабатывала вязаньем. В блокадном 1942-м в квартиру попал снаряд, она и дети уцелели только чудом; в эвакуации ей тоже досталось сполна. 
Но едва только мужа отпустили на поселения в Кулундинской степи, как 
она, бросив все (и вопреки его совету), кинулась к нему с детьми, 
Никитой и Наташей.     Вот уж, действительно, есть женщины в русских 
селеньях... «Всегда ровная, в горе и в радости...».   Но в 1956 году 
случилось то, чего Заболоцкий никак не ожидал –  жена ушла. Женщина, 
перенесшая с ним тяготы ссылки, не оставившая его, когда он был в 
тюрьме. 48-летняя Екатерина Васильевна, жившая многие годы ради мужа, ушла к писателю и известному сердцееду Виталию Гроссману. «Если бы она проглотила автобус, — пишет сын Корнея Чуковского Николай, — Заболоцкий удивился бы меньше!»

Семья Н.Заболоцкого /Е.В.Клыкова и дочь/                                                                                                                                   ***                                                                                                                                                                                                  Одиночество привело его к Наталье Роскиной – 28-летней одинокой и умной женщине. Ухаживать он не умел до смешного: повез в ресторан, потчевал и почти ничего не мог сказать. Назавтра – то же. И прямо здесь, в ресторане – на второй день знакомства – он сделал ей предложение. Как? Написал на клочке бумаги: «Я п. В. б. м. ж.»! Вымолвить не решился. 
Роскина, всё сразу понявшая, сперва отказывалась, но потом уступила – из  уважения к поэту, из жалости к раздавленному человеку, находившемуся между жизнью и смертью. 
 Цикл лирических стихов «Последняя любовь» вышел в 1957 году, 
«единственный в творчестве Заболоцкого, один из самых щемящих и 
мучительных в русской поэзии» посвящен именно ей.
 Примечательно, что лирическая героиня цикла была едина в двух лицах — в  некоторых стихах угадывается Клыкова,  в других — Роскина.  Екатерина Васильевна вернулась к мужу в 1958-м.  Пережить радость соединения им было не суждено: поэта постиг второй инфаркт. Спустя полтора месяца, 14 октября 1958 года, он умер.

 

Н.Заболоцкий с Н. Роскиной.                                                                                                                                                                      По-настоящему Заболоцкий пришёл к читателю только в 1980-е годы.

Михаил Звездинский – Очарована, околдована  7

***             Александр Малинин – Очарована, околдована  

         *** https://ok.ru/group53968690020472/topic/67046329712760

***            

***               Никола́й Алексе́евич Заболоцкий  (Заболотский) (24 апреля [7 мая1903Кизическая слобода, Каймарской волости Казанского уезда  Казанской губернии — 14 октября 1958Москва) — русский советский поэт, переводчик.

***  

Со стихотворения «Меркнут знаки зодиака» начинается таинство зарождения главной темы, «нерва» творческих поисков Заболоцкого — впервые звучит Трагедия Разума. «Нерв» этих поисков в дальнейшем заставит его обладателя уделить куда как больше строчек философской лирике. Через все его стихотворения пролегает путь напряжённейшего вживания индивидуального сознания в загадочный мир бытия, который неизмеримо шире и богаче созданных людьми рассудочных конструкций. На этом пути поэт-философ претерпевает существенную эволюцию, в ходе которой можно выделить 3 диалектические стадии: 1926—1933 гг.; 1932—1945 гг. и 1946—1958 гг.

Заболоцкий читал много и с увлечением: не только после публикации «Столбцов», но и раньше он читал труды ЭнгельсаГригория Сковороды, работы Климента Тимирязева о растениях, Юрия Филипченко об эволюционной идее в биологииВернадского о био- и ноосферах, охватывающих всё живое и разумное на планете и превозносящих и то, и другое как великие преобразовательные силы; читал теорию относительности Эйнштейна, приобретшую широкую популярность в 1920-е годы; «Философию общего дела» Николая Фёдорова.

К публикации «Столбцов» у их автора уже была собственная натурфилософская концепция. В её основе лежало представление о мироздании как единой системе, объединяющей живые и неживые формы материи, которые находятся в вечном взаимодействии и взаимопревращении. Развитие этого сложного организма природы происходит от первобытного хаоса к гармонической упорядоченности всех её элементов, и основную роль здесь играет присущее природе сознание, которое, по выражению того же Тимирязева, «глухо тлеет в низших существах и только яркой искрой вспыхивает в разуме человека». Поэтому именно Человек призван взять на себя заботу о преобразовании природы, но в своей деятельности он должен видеть в природе не только ученицу, но и учительницу, ибо эта несовершенная и страдающая «вековечная давильня» заключает в себе прекрасный мир будущего и те мудрые законы, которыми следует руководствоваться человеку.

В 1931 году Заболоцкий познакомился с работами Циолковского, которые произвели на него неизгладимое впечатление. Циолковский отстаивал идею разнообразия форм жизни во Вселенной, явился первым теоретиком и пропагандистом освоения человеком космического пространства. В письме к нему Заболоцкий писал: «…Ваши мысли о будущем Земли, человечества, животных и растений глубоко волнуют меня, и они очень близки мне. В моих ненапечатанных поэмах и стихах я, как мог, разрешал их».

***   

Сборник «Стихотворения. 1926—1932», уже набранный в типографии, не был подписан в печать. Публикация новой поэмы «Торжество земледелия», написанной в какой-то степени под впечатлением «Ладомира» Велимира Хлебникова (1933), вызвала новую волну травли Заболоцкого. Угрожающие политические обвинения в критических статьях всё более убеждали поэта, что ему не дадут утвердиться в поэзии со своим собственным, оригинальным направлением. Это породило у него разочарование и творческий спад во второй половине 1933-го года, 1934, 1935 годах. Вот тут и пригодился жизненный принцип поэта: «Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач ещё впереди, сколько разочарований и сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется — песня его спета. Вера и упорство. Труд и честность…» И Николай Алексеевич продолжал трудиться. Средства к существованию давала работа в детской литературе — в 30-х годах он сотрудничал с журналами «Ёж» и «Чиж», которые курировал Самуил Маршак, писал стихи и прозу для детей (в том числе пересказал для детей «Гаргантюа и Пантагрюэля» Франсуа Рабле (1936))

Постепенно положение Заболоцкого в литературных кругах Ленинграда укреплялось. Многие стихи этого периода получили одобрительные отзывы, а в 1937 году вышла его книга, включающая семнадцать стихотворений («Вторая книга»). На рабочем столе Заболоцкого лежали начатые поэтическое переложение древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве» и своя поэма «Осада Козельска», стихотворения и переводы с грузинского.                                       Заболоцкий Николай Алексеевич.jpg
                                                                                                                                                                                                                    Николай Заболоцкий, 1948 год

***   https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

***   Бегство в Египет (Н.Заболоцкий)

Ангел, дней моих хранитель,
С лампой в комнате сидел.
Он хранил мою обитель,
Где лежал я и болел.

Обессиленный недугом,
От товарищей вдали,
Я дремал. И друг за другом
Предо мной виденья шли.

Снилось мне, что я младенцем
В тонкой капсуле пелен
Иудейским поселенцем
В край далекий привезен.

Перед Иродовой бандой
Трепетали мы. Но тут
В белом домике с верандой
Обрели себе приют.

***          Белая ночь (Н. Заболоцкий)

Гляди: не бал, не маскарад,
Здесь ночи ходят невпопад,
Здесь от вина неузнаваем,
Летает хохот попугаем.
Здесь возле каменных излучин
Бегут любовники толпой,
Один горяч, другой измучен,
А третий книзу головой.
Любовь стенает под листами,
Она меняется местами,
То подойдет, то отойдет...
А музы любят круглый год.

Качалась Невка у перил,
Вдруг барабан заговорил -
Ракеты, выстроившись кругом,
Вставали в очередь. Потом
Они летели друг за другом,
Вертя бенгальским животом.

Качали кольцами деревья,
Спадали с факелов отрепья
Густого дыма. А на Невке
Не то сирены, не то девки,
Но нет, сирены,- на заре,
Все в синеватом серебре,
Холодноватые, но звали
Прижаться к палевым губам
И неподвижным, как медали.
Обман с мечтами пополам!

***   В этой роще берёзовой  (Н.Заболоцкий)

В этой роще березовой,
Вдалеке от страданий и бед,
Где колеблется розовый
Немигающий утренний свет,
Где прозрачной лавиною
Льются листья с высоких ветвей,—
Спой мне, иволга, песню пустынную,
Песню жизни моей.

Пролетев над поляною
И людей увидав с высоты,
Избрала деревянную
Неприметную дудочку ты,
Чтобы в свежести утренней,
Посетив человечье жилье,
Целомудренно бедной заутреней
Встретить утро мое.

Но ведь в жизни солдаты мы,
И уже на пределах ума
Содрогаются атомы,
Белым вихрем взметая дома.
Как безумные мельницы,
Машут войны крылами вокруг.
Где ж ты, иволга, леса отшельница?
Что ты смолкла, мой друг?

***   Во многом знании — немалая печаль,
Так говорил творец Экклезиаста.
Я вовсе не мудрец, но почему так часто
Мне жаль весь мир и человека жаль?

Природа хочет жить, и потому она
Миллионы зерен скармливает птицам,
Но из миллиона птиц к светилам и зарницам
Едва ли вырывается одна.

Вселенная шумит и просит красоты,
Кричат моря, обрызганные пеной,
Но на холмах земли, на кладбищах вселенной
Лишь избранные светятся цветы.

Я разве только я? Я — только краткий миг
Чужих существований. Боже правый,
Зачем ты создал мир, и милый и кровавый,
И дал мне ум, чтоб я его постиг!
(Н.Заболоцкий)

***   Вопросы к морю  (Н.Заболоцкий)

Хочу у моря я спросить,
Для чего оно кипит?
Пук травы зачем висит,
Между волн его сокрыт?
Это множество воды
Очень дух смущает мой.
Лучше б выросли сады
Там, где слышен моря вой.
Лучше б тут стояли хаты
И полезные растенья,
Звери бегали рогаты
Для крестьян увеселенья.
Лучше бы руду копать
Там, где моря видим гладь,
Сани делать, башни строить,
Волка пулей беспокоить,
Разводить медикаменты,
Кукурузу молотить,
Деве розовые ленты
В виде опыта дарить.
В хороводе бы скакать,
Змея под вечер пускать
И дневные впечатленья
В свою книжечку писать.

***    Голос в телефоне (Н.Заболоцкий)

Раньше был он звонкий, точно птица,
Как родник, струился и звенел,
Точно весь в сиянии излиться
По стальному проводу хотел.

А потом, как дальнее рыданье,
Как прощанье с радостью души,
Стал звучать он, полный покаянья,
И пропал в неведомой глуши.

Сгинул он в каком-то диком поле,
Беспощадной вьюгой занесен...
И кричит душа моя от боли,
И молчит мой чёрный телефон.

***  Голубиная книга (Н.Заболоцкий)

В младенчестве я слышал много раз
Полузабытый прадедов рассказ
О книге сокровенной... За рекою
Кровавый луч зари, бывало, чуть горит,
Уж спать пора, уж белой пеленою
С реки ползет туман и сердце леденит,
Уж бедный мир, забыв свои страданья,
Затихнул весь, и только вдалеке
Кузнечик, маленький работник мирозданья,
Все трудится, поет, не требуя вниманья,—
Один, на непонятном языке...
О тихий час, начало летней ночи!
Деревья в сумерках. И возле темных хат
Седые пахари, полузакрывши очи,
На бревнах еле слышно говорят.

И вижу я сквозь темноту ночную,
Когда огонь над трубкой вспыхнет вдруг,
То спутанную бороду седую,
То жилы выпуклые истомленных рук.
И слышу я знакомое сказанье,
Как правда кривду вызвала на бой,
Как одолела кривда, и крестьяне
С тех пор живут обижены судьбой.
Лишь далеко на океане-море,
На белом камне, посредине вод,
Сияет книга в золотом уборе,
Лучами упираясь в небосвод.
Та книга выпала из некой грозной тучи,
Все буквы в ней цветами проросли,
И в ней написана рукой судеб могучей
Вся правда сокровенная земли.

*** Стихотворения Заболоцкого

***   О красоте человеческих лиц
Обводный канал
Облетают последние маки
Одинокий дуб
Одиссей и сирены
Осенние пейзажи
Осенний клен
Осень
Отдых
Офорт
Пекарня
Петухи поют
Подмосковные рощи
Поздняя весна
Полдень
Портрет
Последняя любовь
Посредине панели...
Поэма весны
Поэт
Предостережение
При первом наступлении зимы...
Признание (Зацелована, околдована...)
Противостояние Марса
Прохожий
Прощание с друзьями
Прощание
Птицы
Разве ты объяснишь мне - откуда...
Рыбная лавка
Самовар
Свадьба
Светляки
Север
Седов
Сентябрь
Сказка о кривом человечке
Сквозь волшебный прибор Левенгука
Слепой
Смерть врача
Соловей
Старая актриса
Старая сказка
Старость
Стирка белья
Тбилисские ночи
Творцы дорог
У гробницы Данте
Уступи мне, скворец, уголок
Утро
Футбол
Ходоки
Часовой
Человек в воде
                                                                                                                                             Формы тела и ума
Кто рубил и кто ковал?
Там, где море-каурма,
Словно идол, ходит вал.

Словно череп, безволос,
Как червяк подземный, бел,
Человек, расправив хвост,
Перед волнами сидел.

Разворачивая ладони,
Словно белые блины,
Он качался на попоне
Всем хребтом своей спины.

Каждый маленький сустав
Был распарен и раздут.
Море телом исхлестав,
Человек купался тут.

Море телом просверлив,
Человек нырял на дно.
Словно идол, шел прилив,
Заслоняя дна пятно.  
   ***
Чертополох
Читайте, деревья, стихи Гезиода
Читая стихи
Шакалы
Это было давно
Я воспитан природой суровой...
Я не ищу гармонии в природе
Я трогал листы эвкалипта
Я шел сквозь рощу. Ночь легла...

***      

Меркнут знаки Зодиака
Над просторами полей.
Спит животное Собака,
Дремлет птица Воробей.
Толстозадые русалки
Улетают прямо в небо,
Руки крепкие, как палки,
Груди круглые, как репа.
Ведьма, сев на треугольник,
Превращается в дымок.
С лешачихами покойник
Стройно пляшет кекуок.
Вслед за ними бледным хором
Ловят Муху колдуны,
И стоит над косогором
Неподвижный лик луны.

Меркнут знаки Зодиака
Над постройками села,
Спит животное Собака,
Дремлет рыба Камбала,
Колотушка тук-тук-тук,
Спит животное Паук,
Спит Корова, Муха спит,
Над землей луна висит.
Над землей большая плошка
Опрокинутой воды.  
      (Николай Заболоцкий. Меркнут знаки зодиака)                                        

***          

О лицах и образах Заболоцкого

  • 12 июля, 2017 год 

О красоте человеческих лиц... Нидерландский художник Якоб Кристиан Поэн де Вийс (Jacob Christian Poen de Wijs)Фрагмент картины ..jpg
 

Есть лица, подобные пышным порталам,

Где всюду великое чудится в малом.

Есть лица - подобия жалких лачуг,

Где варится печень и мокнет сычуг.

Читать дальше... )
 


                                                                                                                                                                                                           

 

Метки:

*** 

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 615 | Добавил: iwanserencky | Теги: песня, Драгоценная моя женщина!, история жизни Н.Заболоцкого, видео, стихи, НА ИЗЛЁТЕ ЖИЗНИ, Николай Заболоцкий | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: