Главная » 2023 » Июль » 7 » Дерзкий наследник рода. Влад Эмм. 002
23:21
Дерзкий наследник рода. Влад Эмм. 002

***

***

===
Глава 4
Это был тощий мужчина высокого роста. Точней сказать, даже почти что старик. Думаю, лет восемьдесят по меркам моей планеты. Он был немного сутулым, одет в темные брюки и синий китель с золотистыми потертыми пуговицами. Напоминал собой то ли солдата на пенсии то ли некого полицейского, то ли вообще бродягу.
Лицо незнакомца было немного вытянутым. Взгляд серых глаз чуть потерянный, но без злости. Морщинистая физиономия не выражала эмоций. Хотя, мне показалось, что незваный гость был готов рассмеяться.
На приспешника толстяков не похож. Интуиция подсказала, что бояться старикана не стоит. Но в бою нельзя верить даже своим глазам, не говоря уж о внутренних чувствах. Поэтому я отошёл чуть назад, поднял руки, готовясь сражаться, и грубо (ага, с таким детским голосом?) вскрикнул:
— Стоять! Кто такой? Говори, иначе лишишься башки!
Дархс, что за бред? Настолько привык к боевым операциям, что разучился нормальной речи. В таком теле угрожать кому-то расправой просто нелепо.
К счастью, мужик не расслышал. Он был каким-то странным. Радостным или слишком пьяным. Его рот расплылся в широкой желтозубой улыбке, длинные руки с корявыми пальцами разошлись в разные стороны, будто дядя хотел объятий.
— Артёмка, А-а-артем! — раздался хрипловатый возглас. — Ну наконец-то, я уж думал все плохо!
Сказав это, незнакомец сделал шаг в мою сторону. Так, это что мой отец? Могло быть и лучше. Но хорошо, что родители вообще есть. Хотя бы в полной семье поживу...
Я смутился, отходя дальше. Обниматься с мутными стариками в планы пока не входило, пусть даже мы близкие родственники.
— О, ты чего? Не боись, дружок, все нормально. Сейчас домой пойдем, не тушуйся, — ласково пропел дядька.
Я ахнул, ощутив головную боль. Часть новых воспоминаний Артема стала резко доступна. Это никакой не отец, а слуга! Что-то вроде моего телохранителя и водителя. Так, у меня есть слуги, отлично! Значит жизнь, считай, удалась. Хотя, качество самих слуг... вызывает большие вопросы.
Ведь такой пыльный телохранитель защитит меня разве что от стаи бродячих котов. Ну да ладно, критика сейчас ни к чему. Лучше получить информацию, вжившись в новую роль. А дальше уже разберемся.
— О, все нормально! Я и не собирался бояться. Просто решил пошутить, — пожал плечами, пытаясь как можно сильнее походить на подростка.
— Правда? — удивлённо выпалил мой слуга, поднимая дряблые веки. — А братья Говоры как? Они с тобой ничего не творили?
Речь шла о тех толстяках, которые меня истязали. Что ж, нельзя рассекречивать данные раньше времени. Применю оперативную легенду...
— Кто? А, те ребята! Они ушли домой, вот. Им надо было сегодня пораньше, — сказал с лёгкой улыбкой, желая отправиться прочь.
Но старик меня резко остановил.
— Погоди, господин, как же так? Ты можешь мамку дурить, но меня провести не удастся! Эти Говоры черту подобны. Им надо ноги вырвать да спички вставить! Заманили тебя в лес, как всегда. Небось, дружбу обещали и помощь в школе. А сами теперь посмеяться, да подраться двое на одного, — протараторил слуга, сжимая костлявый кулак.
Добродушные глаза тут же налились темнотой, а брови собрались в кучу от гнева.
— Вообще дааа, — протянул я. — Они хотели меня побить вроде бы.
— Вот нелюди! Супостаты! Давно говорил госпоже Ольге, надо их засудить. Прям в совет дворянства идти и добиться, чтоб их семейку... — повышая тон и трясясь всем телом, завопил дед.
— Стоп, стоп, стоп. Не гони. Я сказал хотели. Но не побили, — подмигнул в ответ.
— Это как? — раскрыл рот слуга.
— Сами подрались, так-то. Старший вроде младшего оскорбил и пошло...
— Во! А как же...
— Я понял, что к чему, и сбежал.
— Нет, ну так это странное дело.
— В нашей жизни все слишком странное. Бумага в сортире и та закручена, как говорил мой ротны... не важно. Пойдем уже домой, а? А то есть захотелось.
Старик не был готов к такому ответу. Он резко открыл рот, и закрыл его с помощью ладони, будто там что заело. Затем, молча кивнул и быстро поскакал прочь, что для его возраста было похвально.
— Да уж, и что они тебе в этот раз посулили? Эти Говоры чёртовы! Помню прошлым летом в пруду чуть не утопили. Весной вон с холма столкнули, так, что ты руку сломал. Нелюди, самые настоящие нелюди! Им лишь бы над кем поглумиться. Зря старший Говор в детстве их пичкал. Ух, зря! Выпестовал двух подонков. С такими наследничками и врагов не надо, — спустя какое-то время, «запел» мой слуга, и продолжал болтать минут десять, пока мы шли через лес.
Да уж, не лучшая информация. Я сразу понял, что толстяки те ещё твари. Зачем повторять по сто раз? Куда важнее другое. Только как расспросить старика? Ведь я попросту не мог забыть свою мамку, состав семьи, устройство мира и прочее. Вопросы подобного характера сразу навлекут подозрения.
Потому слушал, скрипя зубами, умоляя всех богов Абсолюта, чтоб дорога закончилась поскорее.
— Ну вот, а ещё эти Говоры котов убивают для видео всяких. Сам видел, как взяли раз кошку с помойки, привязали к ней палку и... — бубнил дед вот уже минут двадцать.
— Хватит! — не выдержал я. — С этими олухами все понятно. Может есть чего поважнее? — Воскликнул, остановившись среди дороги.
— Что? А, ну да, — замялся мужик, почесав длинный нос. — Важней тоже есть, барин. Здоровьице твое, например. Я ж почему так побег?
— Почему? — прищурился я, чувствуя, что «ветхий воин» готов сказать нечто важное.
— Хех, потому что нельзя тебе нервничать, драться и вообще всяко разно. Доктора же сколько раз говорили! Чем больше волнений, тем сильней будут приступы! До этой может дойти... Аж до смерти! — сказал слуга, с ужасом закатив глаза и деловито подняв палец вверх.
Конечно, я понимал, что показывать свою суть нежелательно. Надо быть полным хлюпиком хотя бы первое время, чтоб у окружающих не было шока. Но этот трухлявый пень перешёл все границы.
Приступы, нервы, болячки! Такое чувство, что я в теле дохлой собаки, а не молодого мужчины. Я не мог больше это терпеть, и, сам того не ожидая, нарушил оперативную легенду.
— Эй, погоди! Давай сразу определимся! — выпалил, тыкая пальцем в слугу. — Я не нервный, не припадочный и не калечный! Общайся со мной, как с мужчиной! А не как с больной бабкой. Понятно?
— О, кхе-кхе... Ты прям расхрабрился сегодня, — немного краснея промямлил слуга. — Но у тебя же это... диагноз стоит.
— Запомни раз и навсегда! В моей власти убить любую болячку. Даже сидя в каменном мешке без еды и воды я мог с помощью тайных практик без труда совершенствовать свое тело. А тут...
Я настолько разошелся, что забыл кем являюсь. Заметно повысил голос, наступая на опешившего слугу. К счастью, понял, что это неправильно и замолк. В тот момент, в горле образовался комок. Кашлянул, попытался сглотнуть. Бесполезно.
— Ха, хорошая речь, Артемий! Это ты из какого фильма запомнил? Ладно, пойдем уже к дому. Я недалеко тут припарковался, — снисходительно махнул рукой старикан.
Хотел сказать: «Да», но с этим возникли проблемы. У меня полностью отказала речь. Перед глазами запрыгали черные точки. Воздух стал каким-то пустым. Я дышал, но не мог надышаться. А ноги при этом жутко тряслись.
— Что? Ой, ладно хорош! Я боюсь. Настоящий лесной разбойник, хе-хе, — произнес слуга, затем резко нахмурился и поднес палец ко рту. — Артёмка? Барин? Ты что это так? Ох, ядрен кардан, что же делать! Я ж тебе говорил!
Да, это был чертов приступ. Мальчик и правда болен. Странно, не почувствовал, когда попал в его тело. Видно, болезнь затихает на время и проявляет себя только в стрессовых ситуациях. Ну что ж, ерунда. Практики секретных магических подразделений справятся с этим на раз.
Понимая, что медлить нельзя, постарался наладить дыхание. Дархс побери, не выходит! Техника расслабления тела. Методика очистки телесных чакр. Резкая мобилизация мозговых резервов. Ничего не работает!
Меня стало трясти все сильнее. Зубы предательски застучали, а ноги вдруг подкосились. Не успел ахнуть, как свалился на землю. Другой бы на моем месте мог испугаться. Но меня скорей терзал стыд. Ведь с Таким уровнем подготовки глупо не справиться с лёгкой нервной болячкой.
Наверняка парнишка так трясся, когда его привязали. Приступ оказался настолько тяжёлым, что душа покинула тело. В тот самый момент, меня выбросило из моего мира. Теперь кое-что проясняется. Хотя это лишь капля в море. Черт, все... отрубаюсь. Темно.
Богатый боевой опыт подсказывал, что это всего лишь обморок. К тому же рядом старик. Значит, мне точно помогут. Хотя, это все равно ненормально. Мало того, что я слабый и презираемый всеми, так ещё валюсь без сознания каждые три секунды.
Да, черт возьми, работы предстоит многовато. Тут ускоренной учебкой не отделаешься.
* * *
Я понял, что вновь могу думать, спустя какое-то время. Сначала вернулось осязание. Ощутил, что в спину уперлось нечто твердое, ровное — наверняка больничный топчан. Затем появился слух. Я отчётливо различил тиканье часов, приглушённый шум ветра, чьи-то шаги вдалеке.
Дальше в нос врезался запах лекарств, какой-то травы и пыли. На больницу не очень похоже. Тогда я с трудом отрыл тяжёлые веки, кашлянул и кое-как осмотрелся.
Точно, больницы тут явно не наблюдалось. Какое-то полутёмное помещение со скрипучими полами, потолком без отделки, грязными окнами. Я лежу на скамье, покрытой старыми тряпками. Рядом находятся стеллажи с пузырьками, артефактами и частями мелких животных в стеклянных капсулах.
«Логово чернокнижника, даракас раздери!» — мысленно вскрикиваю я и пытаюсь подняться, но понимаю, что тело слишком тяжёлое.
Так стоп, на руках вроде нету веревок. Окна не закрыты решетками или магическим полем. Дверь вроде тоже не заперта. К тому же, приступ прошел, значит меня подлечили.
Фу-ух, отлегло! Это не козни кровавого колдуна. Тогда что? Неужели в этом мире с медициной все так печально, что госпиталь напоминает сарай?
В голове сильно шумело, сознание Артема было нарушено. Приходилось продираться через него, как сквозь дебри, чтоб извлечь хоть какие-то мысли. Попытался подвигать ногами. Они стали тяжёлыми, будто окаменели!
«Надо срочно отступать. Это все не к добру», — подумал, разглядывая оскал головы волка, что висела на дальней стене.
— О-хо-хо, ну и день... Суматоха! Только и бегаешь, как... бегун. Стебли сон-травы поспевают. Ещё зелье новое пора заговаривать. Ох, покой нам только снится. На старости лет! — послышался мужской голос неподалеку.
В помещении была ещё одна комната, где находился хозяин дома, больницы, госпиталя? Или где я вообще нахожусь?
Не успел моргнуть глазом, как откуда-то из темноты вышел мужик средних лет. У него были слегка кудрявые волосы и тонкая борода. Мужик отличался сединой, но выглядел куда свежее, чем тот водитель, который... телохранитель.
На незнакомце красовался белый балахон с зелёными вставками, а в руках был увесистый посох, сделанный из корявой палки.
Сначала я малость напрягся. Мысль о кровожадном чернокнижнике снова встревожила мозг. Но память Белозерова дала приятные образы.
Артем совсем не боялся этого чудака, даже напротив, любил бывать у него и делился секретами. Жаль имя и воинское звание узнать сложно. Слишком рваные потоки информации, будто клочки подгоревшей бумаги.
— О, наследник дома Белозёровых соизволил очнуться! — театрально поклонившись, произнес маг, глядя на меня с лёгкой улыбкой.
— А?! Что??? Где я? Ты кто? — промямлил ему в ответ, закатив глаза и вздрагивая всем телом, будто приступ ещё не прошел.
Задавать такие вопросы в здравом уме будет странно. А если списать на горячечный бред... Лёгкая безотказная хитрость!
— О, духи лесных болот! Погоди! Только не пытайся вставать. Ещё рано... — взволнованно закричал маг, оказавшись возле меня в два прыжка. — Чшшш, чшш-чшш, это я. Доктор Нил Родин, твой друг. Все нормально, все, как всегда. Тебя Прокофий принес. У тебя приступ был, но прошел. Чшш-чшш-чш, все в порядке, — словно старая нянька запел мужик, положив большую горячую ладонь мне на лоб.
Я сразу ощутил мощные импульсы. Мозги как-то встали на место. Отличная медицинская сигма! Кем бы ни был этот чудак, но врачевать он умеет.
— Ах, да, извини. Я просто не понял, где нахожусь. Когда встал, — смущённо промямлил в ответ, на что Родин лишь рассмеялся.
Он прочитал лекцию о том, что с моей болезнью нельзя подвергаться волнению. Сказал, что использовал мощное зелье. Поэтому мне надо слегка отлежаться. Спросил, как дела в школе и даже пытался поболтать по душам. Но последнее мне было не нужно. И доктор вскоре вышел на улицу, сказав, что быстро вернётся.
Оказалось, он друг семьи. Точней, уже моей матери. Ведь отец у Артема отсутствовал. Не знаю, куда он пропал. Но воспоминания были только о маме.
Так вот, Нил был кем-то вроде отшельника. Жил в лесу и помогал всем, кто к нему обращался, используя нестандартные методы. Моя болезнь была плохо изучена официальной наукой. Лекарства от нее слабо действовали, а стоили больших денег. Поэтому Родин был настоящим спасением. Лишь благодаря его странным методам Артем ещё не стал овощем.
Да, хорошо иметь таких верных помощников. Но от болячки лучше избавиться. Я не из тех, кто любит натирать задницей лазаретные койки! Обязательно займусь излечением, как только приду в себя. Даже слабого сигма контура хватит, чтоб себя подлатать. Научиться бы его применять в этом теле...
Немного одумавшись, провел легкую медитацию. Как ни странно, эта грязная комнатушка отлично располагала к духовным практикам.
Применив специальную дыхательную гимнастику, я заставил организм восстановиться быстрее. Уже спустя минут пять ноги налились силой, давление слегка поднялось, мозг полностью перешел к бодрствованию.
Еще какое-то время я рылся в памяти Белозерова, расставляя мысли по полкам. Нила все еще не было, и мне стало скучно.
Решив, что валяться бревном теперь глупо, поднялся с лежанки и слегка осмотрелся. Внимание привлек предмет наподобие канцелярского пенала, где вместо карандашей или ручек стояли небольшие кристаллы.
«Хм, полевые медикаменты. Помню, нам их давали», — подумал, взяв один шестигранный стержень. — «Достаточно приложить к ране, и ее края сразу стянутся. Такие малыши спасли много жизней»
Я криво улыбнулся, крутя кристалл в правой руке. Тот загорелся зеленым сиянием, а на конце появилась оранжевая точка.
«Да уж, медицина здесь почти как у нас», — подумал, продолжая рассматривать медикамент.
Тут входная дверь громко скрипнула. Я бросил кристалл на место, чтоб не вызывать лишних вопросов и подозрений.
— Ооо, Артёмка, ты уже встал! Молодец! Твой организм сильнее, чем мне казалось! — воскликнул лекарь, резко врываясь в комнату.
— О, да... Мне уже лучше. Ладно, пойду домой. А то еще занятия по уставу. В смысле по урокам. Ну ладно, — протараторил я, глуповато почесав голову.
— Конечно! Иди, я тебя не задерживаю! — расплылся в улыбке мой лекарь. — Погоди, что ты делал только что там, у стола? — Вдруг добавил он, став серьезнее.
— Я? Не знаю. Ничего, просто так. Здесь много разных штуковин. Например, вон та крыса в колбе. Есть на что посмотреть, прям как в логове Эндрийского расчленителя девственниц. Ладно, спасибо за все! Империя тебя не забудет!
С этими словами я быстро направился к выходу. Казалось, удалось забить голову Нилу, и можно не беспокоиться.
Но его длинная костлявая рука схватила меня за одежду. А слабый, но настойчивый голос, спросил еще раз, на полном серьезе:
— У тебя в руках светился магический артефакт! Я это точно видел. Скажи мне, как это вышло?
После этих слов брови лекаря поднялись, на щеках проступили скулы. Отлично, Онни, ты провалил операцию!
Сам того не ожидая, активировал артефакт полем Сигмы. Скорей всего, эта энергия неизвестна местным магистрам. Теперь Нил решит, что я одержим или еще что похлеще.
Кто б мог подумать, что бывалый разведчик проколется на такой мелочевке!
— Отвечай, мне! Я должен знать! — напрягаясь, повторил вопрос белобрысый, дархс его раздери.
Я замер, присмотрев на столе тяжелую емкость с заспиртованным кротом. Нельзя выдавать свою тайну. Надо как-то вырваться из капкана...

* * *


===
Глава 5
— Ой, знаешь, скорей всего, тебе показалось, — глуповато улыбнулся я и медленно освободился из захвата.
При этом шагнул к столу, взяв колбу с несчастным животным.
— Не дури, Артемий! Сейчас не до игр! — воскликнул Нил, громко стукнув посохом о ветхие доски пола.
— А, ну тогда, знаешь, что? — я слегка замахнулся стеклянной штукой... поставив ее в дальний угол. — Ты, наверное, колдовал артефактами. В них осталась часть Сигмы.
— Чего?
— То есть твоей врачебной магии, понимаешь? Когда я взял этот камень, то немного его встряхнул. Остатки си... лы и вышли, — после этих слов пожал плечами и рассмеялся.
Нужно быть максимально Артемом, чего бы это не стоило. Прокофий и так теперь что-то подозревает, те жирные упыри — и подавно. Не хватало еще раскрыть себя перед лекарем. Тогда уж проще повесить на лоб табличку: «Я сигма-маг Вершитель из другого мира, живу в теле вашего пацана».
Нет уж, я не настолько тупой. Значит, буду применять навыки маскировки, пока не настанет пора раскрыть карты.
— Хмм, вот оно что... Но я давно ими не пользовался, если так. Хотя на прошлой неделе, — прикусив губу, промямлил мой доктор.
— Пользовался, нет, я понятия не имею. Сам знаешь, у меня магии — ноль. Так что камень загорелся случайно. Ладно, пойду домой. Всего доб...
Не успел закончить, как цепкие руки вновь схватили меня, словно щупальца земляного осьминога.
— Погоди-ка, Артем! Вдруг в тебе пробудилась сила? — улыбаясь во весь рот, прокричал Нил. — Мы можем сейчас же проверить. Я всегда говорил, что твои каналы забиты из-за болезни. Но они вполне могут восстановиться... в любое время.
— Да... Это так... На недельке как-то зайду. И мы вместе меня просканируем. А сейчас... — выдавил я, пытаясь отстранить врачевателя.
— Не понял! Ты всегда мечтал пробудить в себе дар. Осаждал мою хижину целыми днями. Иногда даже плакал... А теперь, когда шанс появился, решил сбежать? — сказал Нил с таким видом, будто я на его глазах покарал самого Императора, явившись в старом обличии.
Вот же гребанный дархс! Притвориться обычным подростком сложнее, чем командиром вражеской армии. Магическая проверка может показать мою суть. Но отказываться от нее тоже глупо.
Какого рагса все так?! И почему я не вселился в солдата на поле боя или в кровавого палача!
— Ох, я волнуюсь. Просто твое зелье такое сильное. Да и приступ был только что, — произнес, не зная, как отвертеться.
— Ничего! Проверка полностью безобидна! Садись вот сюда и дыши полной грудью. Кто знает, вдруг я имею честь говорить с новоявленным магом? — выпалил чертов Нил, резко бросившись в угол.
Не успел опомниться, как меня усадили на стул, вокруг которого положили разноцветные камни. Потом лекарь взял некий прибор, подсоединил ко мне странные провода, а сам принялся читать заклинания.
Сначала я был напряжен. Нужно было вырубить колдуна, если он увидит то, что не следует. Я, конечно, мечтал обрести семью и нормальную жизнь. Но в случае раскрытия легенды готов снова стать одиночкой. Благо, опыт имеется...
Прошло томительных тридцать секунд, затем минута, вторая... К счастью, чары Родина имели слабую ауру. Беляк смог проникнуть в духовные контуры Белозерова, не добравшись до сознания Онерда.
Пацан по-прежнему оставался пустым, что печалило Нила. Он возился с проводами и камушками, становясь с каждой секундой мрачнее. Я же наоборот воспрял духом, готовясь к прекращению процедуры.
Казалось бы, все хорошо. Мне можно не опасаться разоблачения. Только тут случилось кое-что странное. То, что заставило меня ахнуть, сорвав провода с правой руки.
Нет, это была не боль и не воздействие на мою Сигму. Ритуал тут вообще не причем. Просто во время проверки заметил, что на полу лежит кусок тонкой бумаги.
Сначала не обратил внимания, но потом... Потом рассмотрел крупные буквы «Газета Святодольского уезда».
— Девушка с луны. Ее обнаружили утром на ферме семейства Дибровых. Она заявляет, что полностью потеряла память, — гласила большая надпись.
А ниже этих букв красовалось огромное фото Иридии. Той самой чудовищной стервы, что мучила меня много лет, заставляя предать идеалы.
Выходит, при взрыве мы вместе перенеслись в другой мир. Мое тело было сильно повреждено, и я вселился в этого парня. А сучка осталась такой же. Вылитая посланница дьявола! Только бластера с бронником не хватает. Короткое платье да напуганный взор несчастной овечки. Но я-то знаю, что скрывается за всем этим...
— А! Боги леса! Я же просил не дергаться. Понимаю, что кожу щиплет, но зачем сразу рвать? Ты меня огорчаешь, дружище! — запричитал Нил, прерывая свой ритуал.
— Нет. Не в том дело, — тут же выпалил я. —То есть, я просто увидел... — Указал пальцем на газету, лежащую возле стула.
— Что? Это что ли? Да уж, мы дожили. Современный подросток испугался обычной газеты. Не знаю... Я люблю печатную информацию. В интернете полно мусора, знаешь ли, — отчеканил Родин, поднимая бумагу с пола. — Хотя и здесь тоже бред. Одни желтые новости. Выдумают же тоже, глупцы.
— Это да, с новостями сегодня не очень, — промямлил, отсоединяя оставшиеся провода.
— Эй, ты чего! — возмутился лесной врачеватель. — Хотя ладно, иди. Результат все равно нулевой. Жаль, я уж думал...
— Ну да. Будем ждать, надеяться и рвать супостатов! — торжественно подытожил я, с облегчением направляясь к двери.
— Погоди, ты куда? То есть, так быстро. А, ладно. Молодежь нынче слишком шустра, — послышалось у меня за спиной.
Было уже как-то плевать. Я не хотел болтать со странным отшельником до заката. Нужно прийти в казарму и разузнать обстановку. А с этим медлить нельзя.
Потому я бодро шагал через лес, не отвлекаясь на посторонние мысли. Память парня помогла мне узнать дорогу. Так что с этим проблем не возникло.
Единственной моей сложностью была чертовка Иридия. Если она, правда, переместилась, то ничего хорошего ждать не стоит. Но если стерва все-таки лишена памяти, то у меня есть немного времени. Значит, лучше заняться собой, отложив встречу со «старой подругой» на будущее.
Вскоре впереди показался ветхий забор. Точнее фрагменты забора: столбы и куски дощатого полотка, которые почти развалились.
Так, усадьба семьи Белозеровых. Условное название места на карте. Ведь настоящей Усадьбой здесь даже не пахло.
Я был выходцем из обнищавшей дворянской семьи, которая раньше имела огромный вес в городе. Теперь мы были простолюдинами, у которых остался формальный титул да несколько старых слуг, которым некуда уходить.
Как показывала память Артема, в этом мире идет постоянная битва. Дворянские кланы пытаются друг друга теснить, лишать денег и статуса, а иногда убивать.
Пока глава семейства был жив, мы отлично с этим справлялись. Наш род входил в мощную коалицию. И даже самые хитрые враги не могли ничего с нами сделать.
Но как только отца не стало, наше объединение развалилось. Одни друзья тут же стали врагами, другие попросту отвернулись. Слабая женщина не смогла удержать территорию, деньги и предприятия.
В итоге, нас раскатали, оставив самую малость на жизнь. И то в честь памяти об отце, которого многие уважали.
«Не люблю, когда слабых давят. Придется гребанным заговорщикам ощутить меч Справедливости своим брюхом!» — подумал, читая воспоминания Белозерова.
На сей раз сознание парня неплохо раскрылось. Информация лилась плотным потоком. Поглощая ее, я немного задумался, отчего не заметил корягу, споткнулся и чуть не свалился на землю.
К счастью, парень был устойчивым на ногах. Вместо падения, пробежал пару метров, будто таранил головой стену. Потом остановился, врезавшись в... грудь местной дамы, которая возникла из неоткуда.
— А! — вскрикнул я, понимая, что это не очень пристойно.
Но вместо визга и обвинений женщина прижала меня лишь сильнее. Голова полностью утонула меж двумя внушительными полушариями. Нежная гладь молодой кожи и щелк роскошного платья обласкали мое лицо. А дурманящий запах духов, казалось, проник в мозги, как сильнейший секретный яд.
Может, в этом мире все не так уж и плохо! Меня любят красотки с пышными формами. Хоть какая-то компенсация за слабость и за болезнь.
Подумав так, я случайно (или не совсем) положил руки на крупные ягодицы женщины. Постарался отстраниться от нее, чтоб увидеть лицо. Но жалобный голос дамы нервно воскликнул:
— Артемочка! Сыночек, ну ты чего? Я же просила тебя не сбегать... Видишь к чему приводит непослушание? Ты получил сильный приступ, впервые с прошлого месяца. Да и теперь один ходишь по лесу. Где этот негодник Нил Родин? Он же обещал тебя проводить...
— Что??? Сыночек? — выпалил я, силой освобождаясь от женских объятий.
Черт, это мама Артема. Память дала четкий сигнал, отчего стало немного стыдно.
Посреди лесной тропинки стояла женщина лет... не могу сказать сколько точно, но еще вполне молодая. Ее пышные черные волосы красиво падали на лицо. Точеные черты лица напоминали древнюю королеву. Тонкая нежная шея как у подростка, то же самое можно сказать и о талии.
Лишь слегка полные бедра да крупная грудь выдавали в ней некую «взрослость». Иначе б я принял дамочку за сестру парня, настолько хорошо она сохранилась.
Достоинства фигуры дополнял рост. Длинные ноги хорошо сочетались с простеньким платьем, делая из дешевого наряда изысканный образ.
«Да уж, с мамой мне повезло!» — подумал, приоткрыв рот.
Несмотря на кровавую работенку всегда бы ценителем женщин, особенно таких зрелых красоток, которые в самом соку.
Правда, эта красотка родила... мое тело. К тому ж вела себя как старая бабка, причитая над сыночком, будто он уже умер.
— Артем, ты плачешь? Что с тобой? Ну скажи хоть слово, сынок? Тебе правда не плохо? Голова не болит? Температуры нет? Кушать не хочешь? А пить? — твердила мама (кажется, ее звали Ольга), теребя меня тонкими пальчиками, как тряпичную куклу.
На секунду впал в ступор от такой мощной заботы. Теперь ясно, почему Артемка так слаб. С ним просто общались как с маленьким, не давая ступить даже шагу. Что ж, начать воспитательную работу еще не поздно.
Когда Ольга в очередной раз хотела потрогать мой лоб, нос или другую часть тела, я резко перехватил ее руку.
— Ой, ты чего? Это ж я. Неужели маму не узнаешь? — ахнула женщина, хватаясь свободной рукой за сердце.
— Узнаю. Но проблема в другом, — процедил сквозь зубы, отпуская материнскую руку. — Я больше не маленький мальчик, которого нужно пичкать! Понятно?
— Что? Я и не думала...
— Тихо! Мне уже восемнадцать, значит я взрослый парень. Согласна? — холодно продолжил, глядя в синие глаза опешившей мамочки.
— Да, но ты...
— Я больной. Это так. Но не немощный! Могу принимать решения, обслуживать себя, учиться, заниматься спортом. По лесу в одиночку гулять. Понимаешь?
— Конечно, сыночек. Только вдруг тебя кто побьет, — выдавила со скорбью мама, сглотнув слюну.
— Побьют? — передразнил ее я. — Значит сам виноват.
— Но как же...
— Ни как.
— Но что же...
— Ни что! Теперь мы пойдем домой, где я приму пищу, займусь уроками и физической подготовкой, — отчеканил, направившись вперед бодрым шагом.
— Что? Физической, сладкий? Ну это как бы опасно, — послышалось у меня за спиной.
Мама говорила еще какую-то чушь. Просила меня надеть шапку, потому что в лесу вечно дует, заявляла, что можно не ходить в школу пока «полностью не восстановлюсь после приступа» и многое другое.
Когда мы подошли к дому, женщина наконец-то замолкла. Холодное спокойствие сделало свое дело. Ольге пришлось принять, что ее сын больше не размазня. Прежний Артем умер и никогда не вернется. Настала пора встретить нового Белозерова, который решает задачи, а не прячется под юбкой у мамочки.
Дом семейства отлично подходил к ограждению территории, тоже ветхий и старый. Когда-то был отличным особняком с тремя этажами. Теперь верхние окна были забиты досками. Всюду отваливалась краска, части мраморной лепнины, куски бетона.
На крыльцо было страшно ступать. Ведь оно напоминало руины после обстрела из полковой артиллерии.
Ничего, мы это точно исправим. Нужно узнать, что мешает развитию. У нас не осталось возможностей зарабатывать? Или возможность есть, но надо налаживать производство, торговлю. Чем мы там вообще занимаемся?
Я замер на крыльце, думая об этом. Тогда сзади послышался робкий вопрос моей мамы.
— Артемочка, кхма-кхе, в смысле, Артем! Ты есть-то хоть будешь сегодня? — аккуратно спросила она, боясь, что я опять скажу нечто резкое.
— Во! Это да... Это мы как раз без проблем. Только положу себе сам. Хорошо? — бодро откликнулся я, ведь с момента попадания сюда крошки во рту не держал.
— Да, как раз сам. У нас с прислугой проблемы. Сегодня даже тетя Шура не вышла. Я сама приготовила кое-что, — удрученно сказала Ольга, видимо, скучая по былому величию.
— Ничего, ты лучше любой тети Шуры! Сейчас оценю, — воскликнул, хлопнув в ладоши и опрометью ворвался в дом.
Обстановка внутри была неплохой, я б сказал даже величественной. Мама смогла сохранить картины, зеркала, статуэтки и прочую утварь. Поэтому дом не выглядел голым.
Правда, многие вещи уже истрепались и выцвели. Панели на полу кое-где треснули, потолки пожелтели. Да и мебель была старомодной. А обои так вообще, превратились в дырявые тряпки, остро нуждавшиеся в обновлении.
Обязательно этим займусь! Только решу первичные боевые задачи. Нельзя запускать такой дом. Он, слишком красив, чтобы превращаться в руины.
Память парня безотказно вела вперед. Я прошмыгнул на кухню, где ждал теплый ужин. Не желая загружать маму, сам взял еду и занял обычное место у окна за высоким резным столом.
По меркам местных аристократов моя пища была очень скромной. Но для узника Башни Ночи — это был просто рай.
Дымок от жареной картошки медленно поднимался наверх, лаская рецепторы носа. Я чувствовал тонкий запах приправ и самого искусно приготовленного корнеплода. Кусок курицы покрывала поджаристая глазированная корочка.
Мягкое, но не распаренное, мясо манило своей нежной сочностью. Его запах смешивался с картофелем вызывая водопад желудочного сока у меня в животе.
Понимая, что терпеть дальше глупо, я приступил к трапезе. Пришлось сдерживать себя изо всех сил, чтоб не заглотить кусок курицы целиком и не набить рот картошкой до отказа в первую же секунду.
Вместо этого, ел довольно культурно, используя вилку и нож.
— Уммм, — то и дело вырывалось из моего рта, а глаза закрывались от удовольствия.
— О, ты действительно голоден, — в какой-то момент, послышался голос мамы.
Раньше Белозеров требовал, чтоб за ним бегали, так еще и есть не хотел. Но с сегодняшнего дня будет все по-другому.
— Ом-ням, оумнм, то есть да, — улыбаясь заявил я.
— Прости, что снова картошка, — виновато пожала плечами Ольга. — Сегодня тетя Шура не вышла. Да и вообще, сам видишь, продуктов у нас маловато.
— Мам! — строго сказал я, сглотнув очередную порцию обеда. — Прошу тебя, не оправдывайся! Меня все устраивает. А если нет, то я сам должен...
— Дзы-ы-ы-ынь, дзынь, дзынь, — странный звук разорвал тишину старого дома. Показалось, что это у меня в голове после перемещения и нервного приступа.
Но нет, Ольга тоже насторожилась и даже ахнула.
— Дзынь, дзы-дзынь! — снова врезалось в уши. Потом раздался крик чем-то похожий на «А-а-а-ай ой-йо-ооо».
— Что за паршивый дархс?! — выпалил, вскочив с места, и зажав нож в руке.
— Ой, Артемчик, не нервничай, это снова Милена. Звонит в свой колокольчик! Просила ж ее так не делать... Вот опять тебя напугала. Надо отнести ей еду, пока окончательно не взбесилась, — нервно выпалила Ольга, всплеснув руками.
— Погоди, какая еще, — я не успел спросить, потому что головная боль заставила сесть на место.
У меня была младшая сестренка, как показали воспоминания Белозерова. Но не миленький ангелок, которого нужно оберегать, а скорее наглая бестия, державшая Белозерова в страхе.
У нее тоже были проблемы в плане здоровья, но приобретённые, после травмы. Она использовала свое положение, чтобы портить кровь всем подряд.
Вот и сейчас шумела как ненормальная, не давая покоя. Ей нравилось доводить домочадцев. Она вечно была недовольна, и скандалила целыми днями.
Что ж, для меня это лучший подарок. Обожаю учить дисциплине личный состав. По своей... особой методике.

Глава 6
— Миленочка, дочечка, успокойся. Сейчас! Я уже бегу, дорогая, — со страхом твердила мама в телефонную трубку.
Да, здесь не было инфо кристаллов. Люди использовали громоздкие куски пластмассы для связи. Но это сейчас мне не важно.
— Да! Обезжиренное пирожное принесу тоже. Я для тебя специально купила. Конечно... Ты только не волнуйся, ага, — закончила разговор мама, положив трубку.
— Стой! — поднялся с места я. — А можно сегодня я поухаживаю за любимой сестренкой? Знаешь ли, родственные чувства проснулись. Так и хочется ее угостить... как следует...
— Ого-у! — мама вытаращила глаза и вскрикнула так, что от ее вопля зазвенели чашки на полке. Я лишь нахмурился, не понимая, как реагировать. Тогда женщина взяла себя в руки и кое-как пояснила: — Артем, сыночек, но вы же с ней не особо... — Краснея и наигранно улыбаясь выдавила из себя мать.
— Вот! Я про то же. Давно пора наладить отношения с родной сестрой! — выпалил, изображая восторг.
— Кхе-кха, она же... двоюродная.
— Тогда тем более, мам. Надо как следует породниться!
Я поднялся из-за стола и похлопал по плечу Ольгу, отчего та изменилась в лице.
— Значит она голодна. Ну отлично. Собираем сухой паек, согласно общевойсковой норме, — промямлил под нос, бодро бросаясь к плите.
Так, берём кусок курицы, немного картошки. Тряпку, чтоб руки вытереть, кружку воды.
— Артем, погоди. Она же не кушает это! — взволнованно вскрикнула мама, показав пакет майонеза.
— О, универсальная приправа головорезов! — подмигнул я. Взял пакет из рук матери и ловко выдавил половину его объема в картофель.
— Ай, сына!!! — взвизгнула женщина, чуть не падая в обморок. — Это ж был ее йогурт. Любимый, диетический, однопроцентный.
— Правда? — нахмурился я. Взял кусочек картошки, обмакнул в «майонез» и отправил в рот. — Отлично. Теперь его жирность повышена до нужных пределов.
— А... картофель...
— А в нем нормализована концентрация йогурта. Вопросы есть? Вопросов нет. Я пошел.
С этими словами пулей выскочил из кухни, держа поднос с едой, словно заправский официант.
— Артем, погоди! Стой ты не... Боже, она тебя убьет, — послышался за спиной голос Ольги, но я уже не прислушивался.
Вместо этого напряг память носителя, пытаясь обнаружить место дислокации его родственницы. Вскоре это удалось сделать. Я прошел коридор, поднялся по скрипучей деревянной лестнице и увидел приоткрытую дверь.
— Эй, ну где ты там? Ольга, ты что издеваешься! Взяла меня к себе в дом, чтоб морить голодом? Так и скажи! — слышались занудные девичьи вопли из-за двери.
— Ой, иду, иду, милочка. Несу все что надо. Не нервничай, — пропел, пародируя маму.
— Что? Слизняк, это ты что ли прешься?! — прорычала сестрёнка.
— Да, дорогая, любимая красотка. Несу тебе прием пищи, согласно войсковому уставу казарменной службы, — продолжил кривляться, заходя в комнату.
— Слышь, дебил! Ты там чё, совсем обкурился?! — взвизгнула Милена.
Я оказался в полутемном помещении, окно которого было завешано плотной шторой. В комнате было все, что нужно для жизни. Информационный экран на стене, стол с монитором и кнопками, кровать. По стенам висели плакаты, где изображались мрачные монстры, либо, напротив, розовые приятные существа. Царил небольшой беспорядок, но в целом казарма вполне себе чистая.
На кровати лежала девушка лет шестнадцати. Лицо ее было совсем молодым, хотя грудь уже перла вовсю, немного вздымая толстовку. Потому девчонка смотрелась старше Артема, и возможно, чувствовала свое превосходство.
Волосы сестры были рыжего цвета, при этом две пряди окрашены в синий и зелёный оттенки, словно назло природе или кому-то еще.
Сестренка смотрелась довольно мило. Артем мог бы ее полюбить, если б не вздорный характер. По крайней мере, парень считал ее привлекательной, и даже немного завидовал, ведь смотрелся куда более стремно на ее фоне.
Последнее я планировал скоро исправить. А с сестрой разберусь прям сейчас. Хорошее воспитание, как упор лежа — достаточно пары минут. Так говорил ротный в далекие годы, и был полностью прав.
— Эй, недоумок, ты куда прешь? Ты чего, дятел комнатный? А? Я к тебе обращаюсь! — продолжала выкрикивать девушка, пока я с каменным лицом шел через всю комнату.
Потом поставил еду на тумбочку у кровати и холодно произнес «Вот».
Милена открыла рот, нахмурила веснушчатое лицо, затем посмотрела в тарелку, а потом на меня.
— Блин, говорила же, чтобы Ольга пришла! Нет, послала кретина... — ядовито прошипела сестренка. — Я не ем тяжелую, калорийную, жирную дрянь! Сколько можно вам повторять??? — Завопила она так, что комната аж затряслась.
— Все полезно, что в рот полезло. Это раз! И ты тут не в ресторане. Это два! Вопросы есть? Вопросов нет. К приему пищу приступить! — отчеканил я, но на всякий случай отошел от кровати подальше.
— Че? — круглое лицо Милены слегка вытянулось, а глаза увеличились вдвое.
— Лямку спецпакета через плечо, — тут же выдохнул я, глядя девчонке в глаза.
Она этого явно не ожидала. Ведь Артем обычно пялился в пол, боясь сказать лишнее слово.
— Ах ты, гадкий слизняк! Я тебе щас! — выдохнула сестрица.
Она ловко схватила мягкую игрушку, что лежала рядом с подушкой. Та тут же растворилась в пространстве, будто сгорела.
Я даже ахнул от такой неожиданности. Конечно, знал, что Милена владеет магией. Но это весьма редкий дар даже для нашего мира.
Не успел толком удивиться, как мягкий медведь появился прямо перед лицом и неприятно ударил по лбу. Я отскочил назад и чуть не упал. Но все же поймал игрушку, сжав ее в кулаке.
— Ха, так-то вот! Забирай свои помои с майонезом, пустышка! И чтоб через десять секунд у меня была нормальная (!) диетическая еда! — завизжала Милена, тыкая в меня тощим пальчиком с зеленым маникюром.
На прежнего Артемку это б сразу подействовало. Но я только криво улыбнулся. Не успела сестра толком закончить, как ее «плюшевый снаряд» полетел назад с новой силой.
Я попал девушке по пухлой губе. Дархс, как стыдно! Целился в рот, но промазал. Хотя, эффект все равно был огромным.
Милена тут же заткнулась, не понимая, откуда у зашуганного брата нашлось столько храбрости.
Пока она была в ступоре, я применил единственное преимущество нового тела — скорость. В два прыжка подобрался к кровати, запрыгнул на нее, как шкодливый кот и протянул руку к лицу девчонки.
Та настолько обалдела от моей дерзости, что даже почти не мешала. И вот, мой палец уперся в точку между верхней губой и маленьким вздернутым носом этой чертовки.
— Ааа, ты что творишь, гад? — взвизгнула Милена, пытаясь мотнуть головой.
— Не двигайся, а то пожалеешь! — тихо прохрипел я, что заставило девушку замереть. — У тебя ноги больные, не так ли? Ходить сама не можешь, верно?
Насчет болезни сестры информации было мало. Но когда я вошел в комнату, то увидел странные штуки в виде «механических сапог из металла». Видно, это специальные поддерживающие устройства, чтобы девушка могла перемещаться сама.
Еще стояла каталка в сложенном состоянии. Наверняка это аналог платформы, на которой я когда-то парил. Просто их мир слишком отсталый. Здесь все еще используют колесо, как в нашем средневековье.
— Ууумм, ты чего? Издеваешься? Я уже шесть лет с вами живу, — промямлила Милка.
— Да или нет? — грозно выпалил я.
— Да, дебил! После аварии с родителями, недоумок!
— Отлично, так вот... — процедил, улыбаясь в лицо чертовке, которое стало бледным от страха: — Я могу сделать так, что у тебя еще руки откажут. Если нажать на точку под носом чуть посильнее, то двигательные функции тела могут заметно нарушиться.
— Бред! — вспылила Милена.
— Да, но лучше все же проверить, — хихикнул, надавив пальцем.
— А-а-ай, нет не надо! Дебил! Опять своих сериалов тупых насмотрелся! Я Ольгу сейчас позову...
Мила старалась говорить бодро, но в ее глазах блеснули слезинки, а голос заметно дрожал.
— Хех, звони хоть начальнику штаба. А я пока отключу твои руки... — произнес как можно более холодно.
— Не, стой! Погоди! Чего тебе вообще надо?
Во-о-т, это другой разговор. Я слегка улыбнулся, ослабив давление. Конечно, это был блеф. Но мне приходилось действовать четко, чтоб девчонка не догадалась.
— Знаешь, общение, — глуповато выпалил я.
— И ф-ф-ф-все? — простонала Милена.
— Да. Пока что. Обещаешь общаться нормально?
— Д-да, я поп-робую. Хватит, прошу. Отпусти, — девушка чуть не плакала, вцепившись в мою руку.
Тогда убрал палец от ее губ и резко спрыгнул с кровати.
— Фух, так-то лучше, — сказал, хлопая рука об руку. — Итак, почему ты лежишь? У тебя есть плат... каталка и эти штуки. Могла бы сама пойти на обед.
— Пошел ты! — выпалила Милена, став красной от злости. При этом ощупала верхнюю губу, будто я что-то там повредил.
— Эээ, ты же мне обещала! — поднял бровь, разглядывая мелкую стерву.
— Ой, хорошо! Фиг с тобой. Коляска — это полный зашквар. Я сразу сказала, что не буду на ней телепаться. А «ходоки» заряжать надо. Они на магии работают. Нужны специальные капсулы, а их нет.
— Почему?
— Блин, тебе ли не знать! Твоя Ольга опять все деньги потратила. Говорит: «До следующего месяца потерпи». Блин, короче, капец, — с этими словами девчонка надулась и отвернулась к стене. Скорей всего, не хотела, чтоб я видел, как она плачет.
Да уж, ситуация не из лучших. Значит, нужны батареи для специальных сапог, чтоб Милена смогла ходить. А у нас тупо нет денег. Это не очень-то справедливо. Надо скорей разобраться, как только слегка обживусь. Пока пусть немного помучается. Может дисциплине научится.
Я задал еще пару вопросов, на которые сестра отвечала сквозь слезы. Стало ясно, что ее злость — это просто защита от кучи проблем, с которыми пришлось столкнуться.
В чем-то я ее понимаю, сам таким раньше был. Но перегибать палку тоже не стоит. Увечье — не повод становиться придурком. Может, как-нибудь помогу. Но это будет потом.
Понимая, что болтать дальше глупо, я снова приблизился к койке и решил взять еду.
— Стой, ты чего? — нервно воскликнула девушка.
— Как? Ты же это не ешь, — недоуменно пожал плечами.
— Да. Но оставь. Я сама это, выкину... позже, — промямлила Мила.
— Хех, ну давай. Приятного выкидывания. Если что, позовешь, — подмигнул я и резко вышел за дверь.
Не успел сделать пары шагов, как дом снова затрясся от воплей сестры.
— Ааа, придурок! Это же йогурт! Йогу-у-у-рт, ой блин!!! — завизжала она.
— Всегда пожалуйста, можешь не благодарить, — крикнул в ответ и направился дальше.
— Не зря тебя в школе бьют! Бьют, и щемя-а-а-ат! Ой, ф-у-у-у, пипец!
«Так стоп, точно. Школа! Мне предстоит выполнить первое боевое задание уже утром. Ух, не могу дождаться. Отлично! Обожаю запах свежего... учебника на рассвете!»
Думая так, я немного обрадовался. Если те в лесу хотели надо мной поглумиться, то есть и другие враги. Скорей всего, они встретятся в школе. Все и сразу; не придется проводить разведку и кого-то выискивать. Что может быть лучше для бывалого воина?
Жаль, только драться пока не могу. Тело требует тренировок, прежде чем можно будет применять приемы рукопашного боя, не боясь себе навредить. Но это все ерунда. Главное, есть задача. А решение как-нибудь подберём.
Решив так, я заперся в своей комнате. Там до самой ночи изучал устройство нового мира. Учился пользоваться большим информационным блоком, под названием Компьютер и маленьким под названием Телефон.
Память Белозерова хорошо поддавалась. Потому больших проблем не возникло. И вскоре я многое понял, став настоящим подростком этого мира.
Конечно, оставались нюансы. Некоторые слова сленга пока не запомнил. Я не знал, как общаться с друзьями Артема. Да и новый материал по учебе оказался словно в тумане. Но это не самое главное.
Чтоб не зацикливаться по мелочам, решил немного позаниматься. Отработал кое-какие приемы с ударами перед сном, затем повторил еще утром.
Тело паренька оказалось не таким уж и хилым. Оно было больше запущено, ведь его никто не гонял. Ничего, это можно исправить, если как следует взяться.
Вечер прошел очень быстро, ночь пролетела секундой. Я проснулся от лучей яркого солнца. Казалось, оно здесь мощнее, чем в моем мире. Улыбнулся новому дню, и решил сразу подготовиться к школе, начав с внешнего вида.
В учебном заведении не было школьной формы. Были лишь только рамки, запрещающие яркие или неформальные вещи. В остальном, как говорится, анархия.
Потому я решил сменить образ, раз уж возможность была. Артем вечно чего-то стеснялся, одеваясь как местный бродяга.
Но сегодня я отказался от потертых штанов, которые больше на три размера, чем задница парня, и выцветшей футболки непонятного цвета.
Вместо этого нашел в шкафу парадный костюм, который Артема заставляли носить по праздникам. Парень боялся такой одежды. А по мне так лучший вариант, чтоб создать новый образ.
Я тут же взял черные, чуть зауженные брюки с элегантным ремнем, которые хорошо шли Артёму. Затем надел белоснежную рубашку с запонками. Воротник оставил слегка расстёгнутым.
Вместо пиджака подобрал легкий бежевый свитер, облегающий фигуру парня. Белозеров считал, что тот делает его слишком тощим. А по мне, вполне ничего. Все лучше, чем кофта-мешок, в которую вечно прятался школьник.
Воротник рубашки пустил наружу, рукава свитера чуть закатал. Потом как мог уложил растрёпанные волосы. И вот... вместо загнанного зверька перед зеркалом оказался вполне симпатичный подросток, с огоньком в глазах и дерзкой улыбкой.
Да, не мешает слегка подкачаться. Но в целом, на человека похож. Настоящий воин Возмездия во время увольнения в город.
Я немного покрутился у зеркала. Потом надел лакированные туфли и вылил на себя чуть ли не полфлакона духов. Их, кстати, парень тоже стеснялся использовать. А зря!
Решив, что надо прийти пораньше, я быстро покинул комнату. В коридоре меня встретила мама, которая чуть не упала, спросив, куда это я иду в ТАКОМ виде.
— В школу, — спокойно подмигнул ей.
— Ого, у вас там что, праздник какой-то? — отрешенно спросила женщина.
— Учеба для меня — всегда праздник! — отшутился в ответ.
Затем отправился на кухню, где немного перекусил. После непродолжительного завтрака вызвал такси, решив, что лучше не тратить силы на пешую прогулку, ведь они мне еще пригодятся.
У Артема было немного карманных денег. На машину до школы хватило, но дальше надо что-то решать. Потому что быть нищим среди сверстников не хотелось.
Как никак, учусь вместе с аристократами, значит надо им соответствовать.
Дорога прошла очень быстро. Провел ее за изучением складок местности и архитектуры этого мира. Выйдя из машины, заметил стайки подростков, ручейками текущие к четырехэтажному замку. Увидев меня, некоторые открыли рты, а один парень даже споткнулся на ровном месте.
Но это только начало. Я ждал куда большей реакции, потому не обратил внимания.
Чтоб добраться до школы нужно было пройти через сад, где гуляли, носились и тусовались подростки. Это было отличное испытание, которое я готов был исполнить!
Не успел пройти метров десять, как рядом послышался девичий хохот. Заметил стайку учениц моего возраста, которые активно ржали, тыкая в меня пальцами.
— Слышь, Белозеров, привет, — туповато (с явным сарказмом) помахала мне ручкой одна.
— Здравствуй, — нехотя процедил сквозь зубы, не проявляя большого интереса.
— А ты куда это вырядился? — спросила она, с трудом сдержав смех. Подруги тоже приготовились ржать, словно лошади.
— Хах, никуда. Тебя снять на вечер хочу, — бросил, глядя в накрашенное лицо юной стервы.
— Чего-о-о??? — выпалила та, чуть не свалившись на траву.
— Как чего? Ты ж уже возбудилась! Смотрю, наброситься сразу готова, — ответил с легкой улыбкой.
— Э, лох печальный! Да ты попутал... — изменившись в лице, начала девушка.
Но ее перебил смех подружек, которые начали тыкать пальцами и визжать, как припадочные.
— А-ха-а-а! Смирнова на Белозёрова запала!
— Ооо, когда свадьба, ребят?!
— Наташ, а ты с ним прямо тут, или вы отойдете хи-хи? — послышались крики девчонок.
— Я не... Отстаньте! Фу, дуры! Я пошла, у меня сейчас математика!
Крутой выскочке пришлось убегать от нападок. А я деловито поправил воротник рубашки и пошел дальше.
— Э, Белик, ты штаны что ль у бати подрезал? — крикнул быдловатый пацан.
— Да! А ты у своей мамаши! — резко бросил в ответ.
Хулиган подавился слюной, пытаясь на меня броситься. Его тут же схватили за плечи, со смехом оттаскивая в сторону.
Болтать языком интересно. Но это только начало. В скором времени на дороге показалась толпа школоты. Сразу стало понятно, что это крупная рыба.
Главарь мини банды был рослым, накачанным парнем и выглядел вполне угрожающе. Он вышел вперед с легкой ухмылкой, показывая серьезный настрой. Наверняка видел, как я огрызаюсь, решив меня обломать.
Что ж, посмотрим чей клинок крепче. Вызов, дархс побери, принят...

Читать  дальше   ...

***

***

Источник : https://coollib.net/b/611946-vlad-emm-derzkiy-naslednik-roda-si/read

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 124 | Добавил: iwanserencky | Теги: Фэнтези, Роман, Дерзкий наследник рода. Влад Эмм, из интернета, попаданцы, Бояръ-Аниме, боевое фэнтези | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: