Главная » 2021 » Август » 7 » Слово и слово, и снова - слово, знак препинания с ним...
17:36
Слово и слово, и снова - слово, знак препинания с ним...

***

***

***

  • ВИКИПЕДИЯ

  •  

***


  • Бард-рок - это жанр, ставший одной из форм проявления молодёжного протеста на художественном, прежде всего словесном, языковом уровне, предлагающий свои принципы мировосприятия и модель поведения. Основные  его черты, очевидно, следует искать в специфике образа мышления и мироощущения автора.

    «Если бы у Джона Леннона спросили, кто он, то прославленный битл, наверняка, бы ответил: «Я музыкант!». Сид Барретт, Лу Рид, Марк Болан, Том Уэйтс, Том Йорк и прочие кумиры сказали бы, скорее всего, тоже самое»,- такова точка зрения музыкальных критиков. 

    Однако с русской рок-поэзией все иначе. 
    Феномен ее  в том, что вряд ли русский рок занял бы такое прочное место в умах поклонников, если бы сами авторы текстов не позиционировали себя как поэты. Но часто ли с ними приключалась такая напасть? С какого момента она начала происходить? Это вопросы, на которые еще предстоит ответить.

    И ещё одно, на чем стоит остановиться. Текст песни и стихотворение это далеко не одно и то же. Это разные поэтические формы со своими особенностями. Текст песни немыслим без музыки, музыка даёт ему дополнительную ритмическую основу, хребет. Звукоряд дополняет смысловую нагрузку текста, помогает расставить акценты. Да и вообще структуру композиции задаёт именно музыка. 
    Стихотворение же– самодостаточно, оно со своей внутренней логикой. И далеко не всегда из хорошего стихотворения может получиться хорошая песня. И наоборот.

    До появления бард-рока как сплава авторской песни и рок-музыки никто, пожалуй, не утверждал, что текст главнее музыкального сопровождения.
    Рок-поэзия становится новым явлением в русской культуре, в ней обнаруживается слияние разных стилей и эпох, сплетение фольклорных элементов  и городского романса, модернизма Серебряного века, античных  и библейских мотивов.

    Бард-рок представляет собой сложившуюся систему ценностей и координат во взаимоотношениях человека с окружающим миром, с другими людьми, с миром. Это ярко выражено в поэтическом творчестве Андрея Изюмского.
    Как лингвисту, когда-то защитившему кандидатскую, мне очень интересен формат оформления стихов Андреем Изюмским. Но хочу предупредить читателя, что мои выводы могут не совпадать с вашим восприятием. Эти рассуждения сугубо субъективны.

    С первых строк поражает  динамичный и совершенно непривычный нам стиль стихотворного  дизайна. Первое, что бросается в глаза, - практически полное отсутствие знаков препинания.
    Макс Батурин, томский поэт, так комментировал  это явление: «Такое письмо чрезвычайно организует внутренний голос. Сначала трудно, ведь мы привыкли к порядку, к правилам. Знаки как будто тебя ведут за руку по ритму, по размеру. А когда знаков нет, любой сбой будет мгновенно выявлен. 
    Читатель невольно сам внутренне собирается и читает уже по внутреннему слуху. Это как петь со слухом или без. 
    Так вот, к чтению без знаков привыкаешь настолько, что уже внутренней интонацией сам расставляешь их.
    А  когда поэт пишет без них, то его внутренний слух дает ему безошибочно выбирать ритм и размер, не сбиваясь в ударных и безударных слогах».

    Отказ от знаков препинания - новаторский приём, он помогает поэту продемонстрировать свою инаковость мышления и  восприятия мира.

    Для начала попытаемся  ответить на вопросы: «Почему? Зачем?»

    Еще раз отмечу, что ОТСУТСТВИЕ ЗНАКОВ ПРЕПИНАНИЯ В ПОЭЗИИ НУЖНО РАССМАТРИВАТЬ КАК СТИЛИСТИЧЕСКИЙ ПРИЁМ, способ выражения (или усиления?) идеи или формы написанного текста, вместе с намеренной сбивкой ритма, сочетанием разных размеров в одном стихотворении, отсутствием размера, отсутствием рифм … 

    Попробуем разобраться. 
    Вдумайтесь в словосочетание: «знаки препинания». Дословно со старославянского: остановить, задержать в движении. 
    Синоним к «препинанию» - препоны, т.е. препятствия, преграды. 
    Знаки препинания разделяют предложения, создают законченность мысли, это преграды внутри предложений. Они подсказывают отношения между словами, необходимые паузы, эмоциональную окраску мыслей. 
    Многие произведения Изюмский пишет в так называемой «технике потока сознания». В чистом виде мы ее можем видеть в текстах без использования прописных букв и знаков препинания.

    надо мною только облака и звезды 
    подо мною  грифы змеи дюны
    а по дюнам медленно проходят
    изредка с поклажею верблюды

    и ни разу не остановились
    что ж понятно
    и своих забот хватает

    только Ра мне салютует в полдень
    но его так скора колесница

    Или же другой вариант с использованием этой же техники, где поэт выделяет запятыми только лишь обращения, подчеркивая этим значимость своего собеседника - одинокого волка:

    Вчера один мой друг одинокий волк
    отгрыз у коня судьбы все копыта ног
    на быстрых лап надеясь торжество
    кромсают мир секиры глаз его

    кипя шумит московский океан
    он одинок клыкастый среди стран
    о, бедный, нам ли не простить его
    прощай, один мой друг одинокий волк

    жульё ворон тебе укажет путь
    каким тебе от ловчих ускользнуть
    теперь тебе чужбиною бежать
    до крови лап дорогою ножа

    теперь шумит московский океан
    он одинок клыкастый среди стран
    о, бедный, нам ли не простить его
    прощай, один мой друг одинокий волк

    Подумайте: возможно, если  автор хотел, чтобы читатель терялся в тексте без ориентиров, как герой теряется в своем внутреннем или окружающем его мире? В этом случае отсутствие знаков препинания вполне уместно.

    Отсутствие знаков препинания даёт своеобразный шарм и возможность по- своему прочувствовать вкус стиха.

    Крупные поэтические формы А.Изюмский также исполняет в «технике потока сознания». Примером могут служить поэмы «22 и 1/3 оборота против эклиптики /посещение псково-печерской обители/» или же  «Поэма на песке». 

     Текст представляет собой некий быстропроизносимый массив без пауз, читается речитативом. Как песнь акына. Без переходов.
    Знаки препинания помогают придать тексту эмоциональную окраску, отсутствие же оных создает еще один интересный эффект – стихотворение читается на одной ноте, читатель переносится в атмосферу, сравнимую с прослушиванием механического голоса.

    Такая передача информации сама по себе физиологически способствует введению в транс. В поэзии А. Изюмского  это чувство совмещается с ощущением движения в пространстве и времени. Здесь мы имеем дело с проявлением синестезии (от греч. «соощущение»), связанной с переходом возбуждения, вызванного ощущением, из одной модальности в другую. Это интереснейший психологический прием не только в литературе, но и в музыке!

    Самым распространенным видом синестезии считается «цветной слух» (он наблюдался у Римского-Корсакова, Скрябина, Кандинского, Набокова и др.). Уникальность воздействия синестезии на сознание и состоит в том, что она активно подключает телесность. 

    Синестези́я — нейрологический феномен, при котором раздражение в одной сенсорной или когнитивной системе ведёт к автоматическому, непроизвольному отклику в другой сенсорной системе человека.
    Воздействуя на сознание через телесность, стихотворение идет в обход рационального сознания, подключает читателя (слушателя) непосредственно. Таким образом, отсутствие знаков препинания и актуализация синестетических ощущений многократно усиливают друг друга! В этом и есть  эффект воздействия на подсознание.

    Наверное, лучше сказать так: отсутствие знаков препинания в стихотворении позволяет особенным образом развернуться многим другим художественным приемам воздействия на читателя.  Феномен синестезии проявляется в измененных состояниях сознания очень ярко. И то, что искусство в целом (и поэтическое творчество в частности) глубоко синестетично, лишний раз говорит о том, что состояние творческого вдохновения – является измененным состоянием сознания. 

    О синестетических ощущениях писал еще в начале прошлого столетия Велимир Хлебников - реформатор поэтического языка, экспериментатор в области словотворчества: «…есть величины с изменением которых синий цвет василька (я беру чистое ощущение), непрерывно изменяясь, проходя через неведомые нам, людям, области разрыва, превращается в звук кукования кукушки или в плач ребенка, станет им».

    В произведениях Андрея Изюмского  сенсорные модальности проявляют себя необычно. Например, слуховая. Повтор слов – одно из самых эффектных средств суггестии в арсенале поэзии – прежде всего свойство акустики – акустики пространства, отражающего звук, отвечающего эхом …:

    Я люблю 
    Гулять по ветреной осени
    Я люблю
     Море зонтиков в мокрый день
    Я люблю
    Когда клены одежду сбросили

    Синестезия – психосоматическое явление, основанное, как известно, и на свойствах сознания, и на свойствах тела, поэтому синестетическое словоупотребление выводит читателя (слушателя) в пространство смысла, находящегося в области невысказываемого, и позволяет на языковом уровне как бы пережить его телесно.

    Стихотворение состоит из слоев, каждый из которых составляет отдельную – смысловую, цветовую, звуковую – оболочку. Эти слои переходят друг в друга по принципу ленты Мёбиуса. 

    Рациональное сознание пасует перед множественностью смыслов – их одновременно не удержать логикой. Выстраивая их в линию, умертвишь живорожденное стихотворение и все равно ничего не поймешь в нем. Это подобно тому, что в анатомическом театре едва ли вам ответят на вопрос о местонахождении души.

    Интонация неадресованности, звучащая в поэзии традиций бард-рока, лучше всего ложится как раз на текст без знаков препинания. При актерском чтении стихов, игнорирующем ритмическую организацию текста и, следовательно, ритмичность дыхания, возможность передачи измененного состояния сознания резко снижается.

    Кстати, Владимир Маяковский писал без знаков препинания и заглавных букв, ему их расставляли другие. Ю. Карабчиевский отмечает: «Взгляните на рукопись любого стиха Маяковского: там нет ни одной запятой (мы же знаем, он их ненавидел). Все знаки препинания в его произведениях, начиная с 16-го года, расставлены Бриком. Черновик всякой новой вещи он прежде всего отдавал Брику: «На, Ося, расставь запятатки». Говорят, что строй лесенкой был им придуман специально для замены традиционной системы пунктуации, которой он так и не выучился».

  • Итак, отсутствие знаков препинания – это ЗНАЧИМОЕ ОТСУТСТВИЕ.
     Оно сродни «плюс - минус приемам поэтически условной речи», о которых писал Лотман, имея в виду большую эстетическую сложность прозы по сравнению с поэзией. Это отсутствие не до, а после, со следами того, что существовало.

    Но прежде всего отсутствие знаков препинания – это одно из многочисленных свидетельств измененного состояния сознания (по старинке называемого вдохновением), в котором находится поэт, когда пишет стихотворение, поскольку оно является косвенным свидетельством отключения детектора коррекции ошибок  (по Бехтеревой). Это  во-первых.

    Во-вторых, отсутствие знаков препинания – это основание для более независимого и многовалентного взаимодействия слов. 
    И в стихотворении, которое было изначально написано без знаков препинания, невозможно безболезненно их расставить. Это абсурд.

    В-третьих, отсутствие знаков препинания создает эффект беспрепятственного течения речи (вспомним: препинание – препона, преткновение)
     В-четвертых, техника потока сознания становится фоном для других приемов (включая бессознательное) и усиливает их.

    Наконец, такая организация стиха работает на  поэтическую традицию прочтения текста – поскольку синтаксическое членение естественным образом упраздняется, остается только ритмическое.

    С отсутствием знаков препинания в творчестве Андрея Изюмского разобрались. Теперь впору поговорить о присутствующих в его поэзии знаках.

  • Знаки препинания являются основой графической системы русского языка (наряду с буквами). Первые знаки появились в нашем языке примерно в 1480-е годы.
    В русском языке всего 10 знаков препинания: точка, запятая, точка с запятой, двоеточие, многоточие, восклицательный знак, вопросительный знак, тире, кавычки, скобки. 

    Любимым знаком препинания, по- моему, для Андрея Изюмского было тире.
    Тире относится к более поздним знакам. В печати оно появляется в 60 е годы XVIII века. Считалось, что его ввел в употребление Н. М. Карамзин, широко им пользовавшийся, но на самом деле знак тире под названием «молчанка» описан еще в «Российской грамматике» (1797) А. А. Барсова. Карамзин лишь способствовал его распространению.

    Обратимся к поэзии А. Изюмского:
    На гребне горя - горят года.
    По струнам гребня - бредут стада
    Молчи мой мальчик - не быль не сталь
    Каким ты станешь - в полёте стай
    Ни зреть ни видеть - стократ сокрыт
    Коран и Веди - иврит санскрит
    Страна без мысли - полна забот
    Прозрели лисы - проходит год
    Вот снова вижу - потерян след
    Ты станешь ближе - Набат, привет!

    Обратим внимание: тире -  в каждой строке. Это чисто интонационный знак, как бы факультативный. Но он способствует выделению. Без него слова не прозвучали бы так весомо. Поэту нужно это усиление звучания, это логическое ударение. Тире — частый гость в стихах рок- поэта, это любимая форма его мысли, жест его широкой души. Андрей Владимирович как будто стеснен избытком эмоций и не в состоянии последовательно идти рука об руку с грамматикой и синтаксисом, он то и дело хватается за любимый знак.

    Сто преград - сто тяжелых оков
    Это ад - превращается в новь
    Это ложь – превращается в смерть
    Я смолчу - чтобы снова запеть

    Проанализируем? 
    В 1-й строке тире  соответствует правилам пунктуации
    Во 2-й и 3-ей строчках  тире обозначает смысловую паузу.
    В 4-й строке если заменить тире запятой (согласно правилу русского языка о пунктуации в  сложноподчиненном предложении), отношения слов изменятся, смысл исказится. Тире здесь играет роль временнОго обстоятельства причины.

    Или же ещё:

    Хлеб - вот он насущный не боле
    Вечные истины - райского сада врата
    Тысячи неб - вечная, вечная воля
    Не берегись ты - металла не помнит металл

    Здесь тоже в каждой строке выделительные тире. Если  эти стихи лишить тире, по законам  авангардизма, то выделения не будет, интонация станет ровно-безразличной, при этом звучать будет только ритмическая монотония. Смысл, указанный поэтом при помощи этого знака, будет заглушен. 

    Тире — поэтический знак. Оно врезается в стиховую ткань с каким-то своим молчаливым смыслом. Осмысленная «молчанка»! Иногда связывает, объединяя части смысла, как бы обнимая их. Но и разделительное тире, отстраняющее, соблюдающее дистанцию — тоже не редкость. Этот знак, как хамелеон, приобретает различный смысл в зависимости от контекста: то это распахнутые объятья, то — отстраняющий жест.

    Нужно при этом отметить, что поэтом не везде знаки поставлены согласно классическим правилам пунктуации русского языка. Во многих случаях они являются авторскими (причем это относится не только к тире, но и к другим знакам препинания). 

    Пунктуация в стихотворной речи — не совсем та, что в речи прозаической. У поэта в большей степени есть возможность так называемого авторского знака. Иногда это постановка запятой там, где автор хочет обозначить паузу, иногда это пропуск необходимой в прозе запятой навстречу ритмической монотонии.

     Особые, я бы сказала, привилегии у тире. Не надо забывать, что в стихах происходит постоянное противостояние двух разных интонационных типов, и иногда следует сделать уступку стиховой интонации в ущерб фразовой. 
    Корректор, правящий стихотворный текст по законам прозаического, может наломать немало дров, исказив стихи. Именно поэтому родители Андрея Владимировича при издании его стихов настояли на сохранении авторской пунктуации и стилистики.

    Авторские знаки могут быть неожиданными. Тут придется вспомнить Маяковского. Его «лесенка» — несомненный авторский знак. Это выделение каждого слова, непривычно твердая поступь стихотворной речи, протест против мелодичного легато русской классической поэзии.
     Кстати, А.Изюмский  довольно часто пользовался «лесенкой Маяковского»:

    Чуть - чуть о себе.

    Ушёл
             Корабль мой
                      В плаванье
                      Последним.
    Исчез бесследно.
    Мне говорят
                       «Ты слишком
                       болен
                       ленью»
    Да. К сожаленью.
    В себе самом
                       Сижу
                       Как в яме
                       Пленный.
    Зимой и летом.
    Качаюсь в дрейфе
                       Среди склок
                       И лести
    Что козырь? Крести?
    И жизнь моя
                      Висит на серой
                      Леске
    А перерезать?

    В «игноре»  у нашего поэта осталось  двоеточие. Этот знак в его текстах, кстати, тоже часто  замещен вездесущим тире.

    (Двоеточие как разделительный знак начинает употребляться с конца XVI века, оно упоминается уже в первой русской грамматике доломоносовского периода (1731). В стихах (как и в прозе) двоеточие используется для уточнения смысла, раскрытия его, а также для передачи прямой речи; двоеточие — своеобразные воротца, открытые для поясняющего смысла. Но это так, для общего развития. Вне контекста А.Изюмского)

    Поговорим о многоточии. Наш автор использует его на практике. Этот наиболее поздний знак под названием «знак пресекательный» отмечается в 1831 году в грамматике А. Х. Востокова, хотя его употребление на письме встречается раньше. В стихах этот знак используется значительно чаще, чем в прозе. 
    (См. стихотворения А Изюмского «Акробат», «Письмо к Марии Магдалине»)

    Как будто прерывается жизнь, как будто на нее нет сил… Невозможность охватить и понять этот мир выражается в многоточии Изюмского. Многоточие говорит, что есть что-то невыразимое в словах, что-то тайное, скрытое, несказанное. Оттого этот знак был так любим символистами. Многоточие обрывает речь, как бы говоря, что сказано не все, что есть какое-то продолжение. Иногда оно передает прерывистую от волнения речь. 

    Поэтическая речь — взволнованная речь, и этот знак чувствует себя в стихах как рыба в воде. 

    Многоточие Изюмского — провал в бездну, ощущение страха, неуверенности, недоумения и тоски. Оно многозначно и, можно сказать, многоцветно, выражая разные оттенки смысла.

    Встречаются случаи, когда многоточие как будто поддерживает пустоту, являясь многозначительным намеком неизвестно на что (см.«Пролог в девяти главах с эпилогом»)

    Что сказать о точке с запятой? Это как бы служебный знак между точкой и запятой. Не точка, но и не запятая. Он обычно отделяет друг от друга распространенные предложения, в которых присутствуют запятые. Но не только. Этот знак непосредственно связан со звучанием. В текстах Андрея Изюмского он крайне редок. Наверное, от того, что собственно и запятые редки в его стихах.  

    Особое внимание обращает на себя отточие, к которому прибегал рок-поэт.
    Например, в стихотворении «Акробат»:

    Он сидит в задрипанной каморке
    Пол-лица в еще не смытом гриме
    Он о чем-то думает и морщится
    …Проволока…каморка…карты…пиво…
    И чего-то он не понимает
    И понять пытается упрямо
    ……………………………………………..
    Он заснул
    И снились все кошмары
    Девочка глазастая со шляпой...

    В  крупножанровых  произведениях  целые главы даны отточием, обозначающим, вероятно,  течение времени. (см. «Пустые окна в саду камней» из Венка сонетов)

    Обратимся к точке. Точка — самый первый знак препинания, он находил себе место в рукописных изданиях, еще не делящих речь на слова. «Этот знак похож на вбитый гвоздик», он утверждает, не оставляет места для колебаний и вопросов. 
    Он, мне кажется, у Изюмского связан с каким-то горьким непреложным знанием, поэтому редок в стихах.

  • Зато стихотворная речь Андрея Владимировича наполнена вопросами и восклицаниями.

    Эти знаки перебивают повествование, выводят речь как бы в другой регистр, другую интонацию, и это очень нужно стихотворной речи — монотонной, потому что ритм осязается при помощи монотонии. Мелодия стихотворной речи требует перемены звучания. Безусловный чемпион по частоте употребления у Изюмского – это знак вопроса.

    Речевые интонации осмысленны. Они что-то выражают. Монотонное бормотание стиха напоминает молитву. Вопросы убедительнее всего отсылают к этому источнику. Они адресованы мирозданию, Творцу, приобретая особый, можно сказать, космический характер. Любой вопрос в стихах поэта-барда  интонационно связан с вечными безответными вопросами бытия, сопровождающими человеческую мысль.

    Наши чувства мелодичны в душевной глубине. Музыка — тому доказательство. Сама по себе она бессодержательна, но она взывает к эмоциям. Лингвисты считают, что метрически организованные вопросы в высшей степени музыкальны: метрикой они связаны с музыкой, а посредством лексики и грамматики окрашены конкретным чувством.

    Вопрос предполагает адресата, он — элемент общения. При помощи вопросов автор приглашает читателя (слушателя) к соработничеству: заставляет задуматься, поразмышлять над заданной проблемой. 
    Вопрос нельзя увидеть глазами, не услышав его в воображении. В вопросах всегда присутствуют голос и связанные с ним эмоциональные оттенки смысла. И потому в них так нуждается настоящая поэзия

     

  • «Знаки препинания — это мимика души и запись голоса. Предпочтение какого-то одного знака похоже на излюбленное мимическое движение, непроизвольный жест» (Елена Невзглядова).

    Слова действительно здесь срастаются по иным законам, чем в обычной линейной речи, полнее реализуют свои валентные возможности. 
    И это избирательное сродство иного порядка не отменяет прежнего, но усложняет его, поэтому у читателя рационального склада, к тому же привыкшего к определенным канонам, возникают естественные сложности.

     Но  (хочу подчеркнуть!) это сложности читателя, а не стихотворения. 
    В стихах без знаков препинания  внутренние связи слов, глубинные пласты смысла предельно обнажены, в них читателю виднее, как все устроено, так как внешнее отодвинулось : наш оптический аппарат меняет фокус, и то, что в поэзии от поэзии, берется крупным планом! 

    Именно поэтому Андрей Изюмский на вопрос отца: «Почему без знаков?» -отвечал: «Читатель сам разберется. Ему виднее». Именно поэтому смысл песни «Они двигают камни»  каждый слушатель (читатель) находит по-своему.

    Текст, которому неотъемлемо присущи знаки препинания, существенно отличается от того, который возник без них (а стихотворению всегда самому виднее, каким быть – это известно практически каждому, кто пишет)
    «Голосом, голосом работают стихотворцы», — сказал однажды Осип Мандельштам. 

    А голос рок-поэта — это работа души.

    Какие бы языковые эксперименты, опираясь на авангардную, постмодернистскую и другие поэтические традиции, ни проделывала русская рок-поэзия, ее главная задача изначально заключается не в том, КАК сказать, а в том, ЧТО сказать. Наиболее важную роль играет в ней именно мировоззренческое сообщение.

    Попробуем допустить, что в течение жизни поэт высекает какую-то одну-единственную, только ему известную поэтическую “скульптуру”, то есть постепенно, шаг за шагом, идет к своей главной творческой цели, к своему самому главному ХУДОЖЕСТВЕННОМУ ВЫСКАЗЫВАНИЮ, отсекая все второстепенное. 

    Так вот, возможно, Андрею Изюмскому оставалось убрать совсем немного. Скульптура  его поэзии уже угадывается – это мятеж и свободный полет….

    «В ПОЭЗИИ НЕОБХОДИМО ПРЕБЫВАТЬ -
    ЕЕ НЕЛЬЗЯ СТРОИТЬ РАССУДКОМ:
    ВСЕ ПОЛУЧАЕТСЯ ПЛОСКО»,-
                                                       
    Андрей Изюмский

***

P.S.  В общем-то, размышления мои по большей части вышли полемическими. Но, может быть, это и хорошо?                      Источник :  https://ok.ru/sergey.svistunov1/statuses/153052283635841   https://ok.ru/profile/581641419984/statuses/153881627618256    ЯЗЫКОВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ РОК-ПОЭЗИИ АНДРЕЯ ИЗЮМСКОГО  Шаталова Наталия

 ***

Владимир Изюмский

В книге "Ступени храма" в биографических заметках я писал:" К сожалению ни я, ни жена не можем выполнить анализ творчества  Андрея. Для этого требуются специальные знания и способности. И, о Боги!,такой человек наконец то нашелся чему мы безмерно рады.Лингвистический анализ творчества Андрея поражает своей глубиной и широкомасштабностью и за это мы безмерно благодарны Наталии Митрофановне.

***

Шаталова Наталия

Спасибо за признание.  Я старалась. Очень тронута. Приятно.

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 

Читайте, читайте
Друзья,
Между строк…
В любви
Получаем,
Большой, мы,
Урок.
В несчастье -
Уроков получим
Аж  два.
И, други мои,
Выбирайте слова…
Словами, мы,
Люди,
Творим этот мир.
Зачем нам сказали
Словцо «господин»…
Ведь «раб» нам
Не нужен,
«Лакей» и «палач»
И, рифма простая,
Конечно же, «плач»…
Всегда, можем слово,
Как вещь, выбирать,
Мы можем,
С любовью,
Сказать слово «мать»…
Ругательством злым
Изменяется мир,
Война возникает
Со словом «кумир».
… Враждуем,
Оружия, тьма!
И есть «генерал»,
«Лейтенант»…
«Кутерьма»,
«Угроза»,
Слова «Божий дар»,
«Стратегия»,
«Злость»,
«Превентивный удар».
Добра мы хотим,
Но не можем понять -
Не нужно,
Себе,
У других,
Отбирать…
Коль ты человек,
То не мучай зверьё,
Забудь слово «мясо»,
И будет «добро».
И «дичь» позабудь,
Уж если на звёзды
Проторен наш путь!
Есть слово «душа»,
А мы о «еде»…
Ищите улыбку,
В седой бороде…

Выбор есть...

Иван Серенький

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 221 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: