Главная » 2022 » Декабрь » 22 » Свинцовый закат. Роман Глушков. 06
22:55
Свинцовый закат. Роман Глушков. 06

---
 – Что ж, Мракобес, ты сел на правильный камень, – ухмыльнувшись, молвил Куприянов. – Похоже, он действительно волшебный. Когда-то и я сидел на нем, терзаемый подобными сомнениями. Но в итоге напрочь изгнал их из головы, встал и отправился в путь с надеждой, что Вера непременно за мной вернется. А теперь, выходит, пришла твоя очередь узреть свет в конце тоннеля… Вызывай Бармена. По громкой связи.
- На кой черт?
- Узнаешь. Делай, что говорят. А когда установишь коннект, поинтересуйся, лежит ли у него в хранилище черный контейнер с цифрой «пять» на крышке.
Я вынул из чехла ПДА, открыл адресный справочник, активировал в нем нужную ссылку и включил опцию «Голосовая связь». Обычно занятой Бармен ответил практически сразу, как будто давно ждал от меня весточки.
- А, Мракобес! – долетел до нас сквозь потрескивание помех его обрадованный голос. - Приятно узнать, что ты еще жив! Как делишки-то?
- Терпимо, – ответил я, значительно умалив остроту висящего надо мной дамоклова меча. – Пока идем с отрывом, но трасса богата на сюрпризы.
- Ну, дык, разве тебе, чертяке, привыкать?.. А бродяги тут на вас с одноруким парнем ставок понаделали, - доложил хозяин «Ста рентген». – Про их соотношение я вам, пожалуй, говорить не буду, дабы не расстраивать, но ежели что, знай: я на тебя поставил.
- Весьма польщен, однако сроду не подумал бы, что ты настолько рисковый игрок, – отшутился я. – Ладно, некогда болтать, я вообще-то по делу звоню. Есть у меня к тебе один важный вопрос. Об оставленном в твоем хранилище черном ящике с «пятеркой» на крышке. Имеется такой?
- Хм… – замялся Бармен. – Дык полно у меня там ящиков. Разве все упомнишь? Может, есть тот, о котором ты толкуешь, а может, нет… Слушай, Мракобес, хоть ты мне и друг, но порядок есть порядок. И раз уж я его ввел, стало быть, для чего-то он нужен, верно? Что лежит у меня в хранилище, является частной собственностью сталкеров, информацию о которой я не вправе выдавать даже Воронину. Не думаю, что тебе понравится, сообщи я кому-нибудь об оставленном тобой на хранение хабаре. Признаться, я удивлен, что ты до сих пор не знаком с этим правилом.
 – Да знаком я, знаком! Успокойся, – раздраженно бросил я, покосившись на Кальтера. Этот мерзавец явно не преминул проверить, насколько верны слухи о том, что Бармен хранит чужие тайны не хуже швейцарского банка. Надо думать, результат проверки майора вполне удовлетворил. – Просто подумал, может, владелец того ящика дал тебе какие инструкции на случай, если я вдруг о нем поинтересуюсь. Ну раз нет, значит, нет. Извини.
- Да без проблем… Еще о чем-нибудь желаешь спросить?
- Скажи ему, что однорукий дал тебе код на получение его хабара, – попросил Тимофеич.
- А сразу об этом нельзя было сказать? – огрызнулся я, прикрыв микрофон ладонью. После чего вновь взял дружелюбный тон и вернулся к разговору с Барменом: – Проклятье, чуть не запамятовал впопыхах: ведь однорукий сообщил мне код, по которому я смогу получить его ящик!
- Ну дык с этого и надо было начинать! - воскликнул хранитель сталкерского добра. - А что с твоим татуированным приятелем стряслось? Неужто с дистанции сошел?
- Другой тропой подался, чтобы следы запутать, - соврал я. - А добро свое мне завещал на случай, если я выберусь, а он нет. Вот и хочу проверить, как там мое вероятное наследство поживает и существует ли оно вообще, а то сам знаешь: однорукий - тип скользкий.
- Что верно, то верно… Надеюсь, ты точно код запомнил? Уж больно он мудреный. Погоди, сейчас файлик с договором открою, а то наизусть я такие коды не заучиваю… Давай, говори. Я сейчас один, поэтому не дрейфь: никто тебя здесь не услышит. Да, и вот еще что учти: там порядок слов нужно строго соблюдать. Поэтому ежели чего напутаешь - пеняй на себя.
- Урд. Верданди. Скульд, - четко, с расстановкой произнес Кальтер.
Я в точности передал его слова Бармену. Проверка кода наверняка заняла у того считаные секунды, но прежде чем ответить, он нарочито выдержал полуминутную паузу. Дабы закрепить для меня урок, что порядок должен быть порядком, а проверка - скрупулезным, не терпящим спешки процессом.
- Все правильно, - отозвался наконец Бармен. - Лежит у меня в подвале такой ящичек. Без описи, поэтому опломбирован не мной, а лично клиентом. И положил он свой хабар по моей настоятельной просьбе в самый дальний угол хранилища. Вопрос на засыпку: почему?
- Чтобы у тебя задница меньше зудела, когда ты в свои казематы спускаешься? - предположил я.
- Чересчур грубо, зато в самую точку! - хохотнул Бармен. – Как однорукий сюда свой чемодан волок – ума не приложу. На веревке, что ли, тащил? В трех шагах от него не только задница, а все тело так чесаться начинает, что хоть святых выноси. Хорошо хоть безвредная та чесотка, а иначе сроду бы не взял у этого бродяги хабар на хранение. Да и парень не из скупых оказался – с такими всегда приятно дело иметь. Скорее бы кто-нибудь из вас это барахло отсюда унес. Боюсь, как бы ваш ящичек ненароком не подмочил репутацию моему заведению… Не хочешь шепнуть по секрету, что все-таки за дрянь однорукий у меня припрятал?
 – Урд, Верданди, Скульд, – сказал я.
 – И на каком это языке? – осведомился радетель за неприкосновенность частной собственности.
 – На старогренландском, – вновь соврал я. – Означает: «Не спрашивай меня о том, чего я сам не знаю…» Ладно, старик, спасибо за исчерпывающую консультацию. Словами не передать, как я тебе благодарен.
 – Дык словами и не надо, – ответил Бармен. – Ими желудок не набьешь и с кредиторами не рассчитаешься. А вот от сувенирной безделушки из Припяти я б не отказался. Главное, чтобы от твоей благодарности потом ничего нигде не чесалось… Бывай, Мракобес! Да смотри понапрасну на рожон не лезь. Черепановцы – ребята лихие; будешь зевать – живо тебе башку отстрелят…
 – Значит, пока мы торчали на базе, Полынный Слиток все время находился у тебя, но ты решил мне его не показывать! – возмутился я, прервав связь. И пускай Кальтер фактически сам признался в том, что он опять мне солгал, это не оправдывало его в моих глазах.
 – Я не хотел, чтобы ты впал в искушение и совершил какую-нибудь глупость, – ответил майор. – Мне неведомо, насколько сильно ты жаждешь заполучить Слиток, поэтому я решил подстраховаться. Так что там насчет твоей чайки? Теперь ты ее видишь?
 – Черт бы тебя побрал! – Я в негодовании хлопнул ладонью по камню. А чайка моей надежды в это время сидела на мачте, чистила перышки и ехидно поглядывала на меня свысока.
 – Всему свое время: когда-нибудь да поберет, – пообещал Тимофеич. – Но если у тебя еще остались сомнения, попроси Бармена подойти к моему контейнеру и мысленно сконцентрироваться на одной из своих болячек. Помнится, он трепался, что на днях его мучил хондроз. Вот пусть на собственном примере и докажет тебе, что я не лгу.
 – А потом добрая душа Бармен тайком приведет к Слитку своих больных друзей, те – своих, а когда я вернусь, там будет стоять очередь длиннее, чем к долбаному доктору Айболиту! – фыркнул я. – А в Баре соберется целая прорва ублюдков, которые только и будут ждать, когда я вынесу свое сокровище за пределы завода. Нет уж, хрен им, а не панацея!.. Кстати, а кто такие эти Урд и Скульд? У твоей Веры что, есть братья?
 – Точнее сказать, сестры. Но не у моей Веры, а у той Верданди, что из области мифологии… Однако ты уходишь от темы, Мракобес. Итак, что скажешь? Дядя Костя явил чудо, которое ты требовал, или мне для полного счастья еще кролика из шляпы вытащить?
 – Это не чудо, а наглый обман! – набычился я. – Ты твердил о взаимном доверии, а сам прятал от меня Слиток, боясь, что я его выкраду!
 – Называй это как хочешь, – пожал плечами Кальтер, – но факт остается фактом: теперь ты в курсе, где я прячу твою награду, и можешь получить ее, как только вернешься в Бар. Клятва, о которой ты давеча заикался, мне, в принципе, не нужна. Вера любит требовать их, потому что насмотрелась сериалов про Дикую Зону и думает, что раз хороший сталкер дал клятву, значит, он ее непременно исполнит. Но мы-то с тобой знаем истинную цену сталкерским обещаниям, верно? Поэтому вполне обойдемся без них. Давай просто отринем все колебания, возьмем свои ранцы и пойдем в Припять. Договорились?

Майор поднялся и протянул мне ладонь, предлагая скрепить договор рукопожатием. Я несколько секунд с недоверием взирал на нее, словно она была пропитана тем ядом, каким компаньон обрабатывал свой кинжал, но потом все-таки пожал ее, хотя и понимал, что жест Кальтера – всего лишь обычная дипломатическая уловка. Борцы вон тоже пожимают друг другу руки перед поединком, но это вовсе не гарантирует, что оба они будут вести себя на ковре по-джентльменски. А в сталкерском обществе подобное лицемерие встречается сплошь и рядом. Норма здешней жизни: в мире, разбитом на десятки враждующих кланов и группировок, нельзя дружить со всеми. Такое мог позволить себе лишь прохиндей Тишка-Барыжка, да и то, как выяснилось, до поры до времени…
 Однако едва мы замели следы нашего короткого привала и напялили ранцы, как ПДА Кальтера взялся беззвучно, но настойчиво вибрировать, извещая хозяина о поступившей на его адрес информации. За сутки, что я провел в компании майора, это был первый случай, когда кто-то пытался с ним связаться. В то время как мне текстовые сообщения от приятелей приходили практически ежечасно. Все они спрашивали, по сути, об одном и том же: как дела? Я отвечал на их послания запрограммированным на автоответчике двустишием: «Жив, здоров, хабара – пресс. Дядя Леня Мракобес», для отправки коего требовалось нажать всего одну кнопку. Кому в данный момент понадобился Тимофеич, было очевидно. Наверняка это Бармен спешил удостовериться, что сдавший ему на хранение вещички клиент не привязан к дереву и я не вытребовал у компаньона словесный код под пытками.
 Впрочем, со своими догадками насчет Кальтера я опять угодил пальцем в небо. Вместо того чтобы отвечать на вызов, майор насторожился и, присев за валявшуюся поблизости опору Небесного Паука, жестом велел мне сделать то же самое. И только потом расчехлил ПДА и взглянул на дисплей.
 Никто компаньона, как оказалось, не вызывал. Виброзвонок его коммуникатора сигнализировал о некой опасности – это было понятно по мерцающему на экране красному предупреждающему значку и надписи под ним: «Активный радар».
 – Проблемы, Тимофеич? – вполголоса поинтересовался я, обеспокоенный неведомой, но, судя по реакции Кальтера, отнюдь не шуточной угрозой.
 – Пока нет, но хорошего тоже мало, – ответил тот, после чего приказал: – А ну быстро вырубай свою электронику! Всю, какую есть: детектор аномалий, подсветку прицела и даже часы, если они работают на батарейке!
 – Как скажешь. – Я нажал сенсор отключения ПДА, дождался, когда погаснет дисплей, и спрятал коммуникатор в карман. Затем вырубил электропитание цифрового бинокля. Майор в это время задрал рукав комбинезона и обесточил свою механическую руку. И кроме нее – ничего, хотя у него электронных прибамбасов было явно побольше, чем у меня.
 – Мое оборудование защищено от пеленга, – уточнил он, перехватив мой вопросительный взгляд. – Все, кроме протеза. А твое – нет. Отключил игрушки, ничего не забыл?
 – Вроде бы так. А кто нас пеленгует? И чем?
 – Говори потише!.. – Кальтер перешел на шепот. – И попытайся вспомнить, есть ли у Черепанова какое-нибудь антиснайперское или другое современное поисковое оборудование?
 – Вообще-то от нас они уходили налегке, – ответил я. – Но «Долг» получил информацию, что после этого в Зону для «Буяна» однажды переправлялась партия оружия. Что именно заказывал из-за Кордона Череп, нам неизвестно.
 – Плохи дела, – заметил Куприянов, продолжая получать данные на свой «стелс»-ПДА. – Судя по типу радара, противник пытается засечь нас при помощи переносной противопехотной установки «Хотрейн». Сканирование ведется… я так и думал: с холма… Назад!
 Услыхав про холм, я решил было тихонько высунуться из-за укрытия и, переключив бинокль в обычный режим, поискать через просветы в сосновых кронах, откуда за нами ведется наблюдение. Грозный шепот компаньона вынудил меня вмиг ретироваться на место, а его ледяной взор уже без слов намекнул, чтобы впредь я не проявлял без спросу подобную инициативу.
 – Радар «Хотрейна» – комплексный и вычисляет не только электронику, – пояснил майор. – Движущиеся объекты, тепловое излучение, оптика, звук – диапазон сканирования достаточно широк… Давай за мной.
 Мы отползли левее – туда, где пробивающийся сквозь ветви луч солнца успел нагреть ржавую поверхность паучьей ноги. Не трогая бинокль, компаньон краем глаза выглянул из-за нее, приподняв голову точно над освещенным солнцем пятачком. После чего вновь припал к земле, пробыв на виду от силы пару секунд. За столь короткий срок вражеский радар вряд ли зафиксировал на фоне теплового излучения опоры новую инфракрасную помеху. А если и зафиксировал, дозорному приходилось держать под наблюдением обширное, покрытое лесом пространство, где аналогичные помехи возникали чуть ли не ежесекундно.
 – Вот почему сигнал радара такой отчетливый! – подбил Тимофеич итог своей блиц-разведки. – Стрелок засел на верхушке антенны. И знаешь, что хуже всего? Мой детектор не умолкает. Кажется, те парни успели нас обнаружить. По крайней мере, теперь их верхолаз пристально следит только за этим сектором леса. Уверен – неспроста.
 – И как сукин сын не побоялся взобраться на такую верхотуру, да еще с базукой! – в бессильной злобе проворчал я. – Что предлагаешь делать? Зарыться в землю или сверкать пятками?
 – Многое бы отдал за то, чтобы у него была обычная базука или, на худой конец, снайперская винтовка, – сказал Кальтер, не сводя глаз с дисплея ПДА. – От осколков и пуль в лесу еще можно скрыться. От «горячего дождя» – весьма проблематично.
 – Признайся, ты нарочно стращаешь меня время от времени, чтобы я не расслаблялся, да? – осведомился я.
 – Зачем мне лишний раз пугать человека, который и так едва не рванул на попятную? – открестился от упрека компаньон. – То, что я сказал, будто под обстрелом «Хотрейна» проблематично уцелеть, – это, наоборот, верх моего оптимизма. На самом деле уцелеть там невозможно.
 – Тогда чего ты разлегся, а не уносишь отсюда ноги, пока есть время?
 – Выжидаю, когда переменится ветер, и молюсь, чтобы стрелок не выстрелил раньше.
 – Может, он все-таки не выстрелит, – робко понадеялся я. – Пошарит-пошарит радаром по лесу, решит, что наше присутствие ему почудилось, да угомонится.
 – Слишком рискованно уповать на это. Потому что если верхолаз выпустит ракету при невыгодном нам порыве ветра, можно будет даже не вставать с этого места… Внимание: кажется, восточный ветер стихает!.. – Кальтер подобрался и, упершись руками в землю, приготовился вскочить с земли. – Если сейчас подует северный – подрываемся и что есть мочи несемся к той луже, которую видели, когда по пути сюда «жарку» обходили… Соберись: на все про все у нас с тобой будет около двадцати секунд…
 Ждать пришлось еще полминуты. Томительные полминуты, за которые мое взбудораженное воображение успело нарисовать мне в красках столько горячих смертей, сколько их, наверное, существует в природе. Какая из моих фантазий была ближе всего к реальности? Кальтер знал ответ на мой вопрос, но я поостерегся задавать его майору в эту ответственную минуту. Как говорит мой приятель Вовчик Холера, много будешь знать – скорее рехнешься.
 Долгожданный – а иначе, сидя на раскаленной сковороде, не скажешь – северный ветер дунул нам в лица упругим порывом, и Тимофеич, скомандовав «бегом марш!», припустил на северо-восток в своей резвой бесшумной манере. Несмотря на то что я стартовал сразу за компаньоном, дистанция между нами начала быстро увеличиваться. Впрочем, проигрывал я не за счет темпа, а по вине собственной неуклюжести. Обегая деревья, Кальтер умудрялся не сбавлять при этом скорость, в то время как я, уступая ему в проворстве, терял драгоценные мгновения на каждом таком вираже. А мгновения эти складывались в секунды, коих у нас в запасе, со слов майора, имелось всего ничего.
 Даже по приблизительным расчетам, бежать до нужного озерца требовалось дольше, нежели треть минуты – ровно столько времени, надо понимать, должно было пройти между выстрелом «Хотрейна» и поражением ракетой цели. Вот тут нам и подыграл северный ветер, подаривший мне и Кальтеру на старте хорошую фору. Он дул навстречу не только нам, но и целившемуся в нас верхолазу, чем и воспользовался майор, выяснивший, какое оружие враг затащил с собой на антенну.
 Он так же пристально следил за направлением ветра, тем более что автоматика ракетной установки обладала соответствующим датчиком и предупреждала стрелка о невыгодных либо вовсе опасных для него условиях стрельбы. Поэтому грохот выпущенной ракеты раздался с запозданием, хотя радар противника наверняка засек нас сразу, как только мы и покинули укрытие. Ветер в момент выстрела вновь дул с востока и благоприятствовал уже не нам, а верхолазу, только что шарахнувшему по мне и компаньону зарядом, мощности которого хватило бы для уничтожения целой вражеской роты.
 – Двадцать секунд! – не оборачиваясь, крикнул Кальтер. – Поднажми! Потом делай, как я!
 По пути к Пауку мы провели беглую визуальную разведку местности и отметили на картах обнаруженные очаги аномалий. Но это не давало нам гарантии, что, носясь по Рыжему Лесу как угорелые, мы не вляпаемся в какую-нибудь из них. Впрочем, удуманное майором купание в озере выглядело куда большим безрассудством. Он не уточнял, зачем мы бежали к заросшему илом водоему, но это и без подсказок было понятно. Кальтер рассчитывал, что холодная вода спасет его от «горячего дождя», и хорошо, если так оно и будет. Однако не стоило забывать, какие опасности могли таиться в мутных водах подобных озер, разбросанных по всей болотистой Зоне. Кабы не грозившая нам неминуемая смерть, черта с два я нырнул бы добровольно туда, откуда можно не вынырнуть, даже будучи чемпионом мира по экстремальному дайвингу.
 Ракета промчалась по-над кронами сосен и, не снижаясь, разорвалась с громким хлопком чуть севернее нас. Я успел досчитать лишь до пяти и теперь усиленно гадал, позволит нам «Хотрейн» прожить оставшиеся секунды или компаньон попросту ошибся в расчетах. В просветы между крон было заметно, как на месте взрыва образовалось большое ярко-фиолетовое облако, фосфоресцирующее даже при дневном свете. Оно быстро расплывалось по небу, истончаясь и бледнея, но пялиться на него было совершенно некогда. Впереди наконец-то замаячило озеро, в которое вот-вот должен был плюхнуться Кальтер. Что ж, пускай дерзает, раз сам предложил искупаться. А я посмотрю, что у него из этого выйдет. Вот только как мне быть, если Тимофеич возьмет и сиганет в пасть какой-нибудь твари? Экая, блин, неразрешимая дилемма передо мной тогда встанет…

Кальтер не стал кидаться с разбегу в воду, а дождался меня и отдал последнее распоряжение:
 – Набери побольше воздуха! Вынырнешь, когда я подам знак! И сразу же противогаз – на морду! Вперед!..
 Небо над нами теперь обрело цвет разбавленной марганцовки, а в кронах слышалось шуршание начинающегося дождя. Бросив последний взгляд вверх, я тут же чертыхнулся от боли – упавшая мне на щеку капля была обжигающей, как расплавленный гудрон. Ее пока что редкие сестрицы падали, оставляя в прохладном воздухе росчерки тонких струек пара. Причем не обычного, а такого же марганцевого оттенка, как облако, откуда падали первые капли «горячего дождя».
 Зрелище было неимоверно красивым, но я уже получил урок, что скрывается за этой дьявольской красотой. Бросив напоследок «да пропади все пропадом!», я решительно шагнул в озерцо – глубина в нем была всего по грудь, – по примеру Кальтера набрал полные легкие воздуха и погрузился с головой в мутную, но, к счастью, еще не застоявшуюся воду. Компаньон нырнул на расстоянии вытянутой руки от меня, так что когда он решит подать сигнал ко всплытию, майору не придется тратить время на мои поиски.
 Наверняка вам доводилось купаться летом во время ливня и, ныряя, слушать бурление падающих в реку капель. Горячие потоки, которые обрушились на Рыжий Лес, хлестали по воде так же, как обычный дождь. Я нырнул как можно глубже и лег на дно, а усиленный кевларовыми пластинами комбинезон, автомат и прочая амуниция позволяли не тратить силы на то, чтобы удержаться в этом положении. Наверняка тренированный диверсант Кальтер способен вытерпеть без воздуха дольше меня, поэтому для майора это испытание – сущие семечки. Главное, не забыть о предупреждении и не начать дышать раньше, чем у меня на лице окажется противогаз. Поэтому будет не лишне заранее его подготовить. Что ни говори, а давненько мне не доводилось нырять на выносливость. Сегодня и не припомню, каков был мой личный рекорд в этом упражнении, которое мы частенько практиковали с друзьями в юности, когда ходили на тренировки в бассейн.
 Ливень между тем над нами разыгрался нешуточный. Вызванный искусственно над небольшим участком местности, он явно не грозил затянуться надолго. Но вот его последствия могли изрядно подпортить нам здоровье и нервы. Спустя примерно минуту, когда отсутствие воздуха еще не причиняло мне сильных неудобств, вода в озере заметно потеплела. Я с опаской подумал, что продолжай она нагреваться с такой скоростью, на третьей минуте нашего погружения мы начнем вариться заживо. Но, хвала создателям «Хотрейна», все обошлось. Через несколько секунд дождь быстро пошел на убыль, и не успел я ощутить себя вареным раком, как бульканье капель на поверхности умолкло. После чего температура в озере также прекратила повышаться, замерев на уровне «горячо, но терпимо».
 Я потерял счет времени, но был уверен, что вряд ли выдержу без кислорода более трех минут. Мысль о всплытии свербела в мозгу, усиливаясь прямо пропорционально жжению в легких. В конечном итоге я уже не мог думать ни о чем, кроме воздуха, и не чувствовал ничего, кроме его болезненного отсутствия. Опасаясь, что у меня не хватит сил надеть противогаз, я решил не испытывать судьбу, подтянул колени к груди и, оттолкнувшись ото дна, вынырнул на поверхность. Не открывая глаз и с трудом сдерживаясь, чтобы не вдохнуть, я вытряхнул воду из маски, вырвал резиновую пробку из бачка-фильтра и приложил маску к лицу. И только затем совершил жадный вдох, больше похожий на предсмертный хрип агонии.
 Отдышаться в противогазе после такой нехватки кислорода было нелегко, и я компенсировал глубину вдохов-выдохов их частотой. В первые мгновения я не видел и не слышал ничего, что творится вокруг, поэтому, окажись сейчас поблизости враг, он мог подобраться ко мне не таясь и прикончить меня голыми руками. Когда же мое состояние мало-мальски пришло в норму и радужные круги перед глазами исчезли, я первым делом закрепил маску на затылке, а уже потом осмотрелся.
 Кальтер, судя по всему, вынырнул сразу за мной, но уже успел напялить противогаз и брел к берегу, по пути вытряхивая воду из автоматного ствола. Он не стал бранить меня за то, что я не дождался сигнала, – очевидно, мое самовольное всплытие почти совпало по времени с плановым. Мне оставалось лишь порадоваться своей выдержке, которая если меня и подвела, то не фатально.
 После пролившегося на Рыжий Лес искусственного дождя в окрестностях озера стояла сильная жара, а от земли и сосен исходили фиолетовые испарения. Ступив на сушу, Тимофеич извлек из кармана похожий на авторучку приборчик, снял с него колпачок-пробирку, зачерпнул им пробу воздуха и, насадив колпачок обратно, нажал кнопку на другом конце анализатора. Мы ощущали себя словно в парной бане, но компаньон не спешил улепетывать из обработанного «Хотрейном» леса. Вставив анализатор в специальное гнездо на ПДА, Кальтер дождался, когда на дисплее появятся данные, и только ознакомившись с ними, махнул мне рукой и двинул на север.
 Метров через сто заметно посвежело, но идти в мокром комбинезоне все равно было зверски неудобно. Спустя еще немного мы покинули зону выпадения осадков – это стало понятно по царившей здесь сухости и отсутствию фиолетового тумана. Компаньон повторил забор воздуха и, когда мы вышли на северную опушку леса, снял противогаз.
 – Эту дрянь изобрели в Штатах, – пояснил Кальтер, пристегивая маску к комбинезонному зажиму и утирая взмокшее лицо. – Особый химический состав, который сначала распыляется в атмосфере, а затем, быстро впитав влагу, превращается в высокотемпературный токсичный коктейль. Отсюда и двухсотградусный дождик, и ядовитые испарения. А как этот раствор остывает, так за пару минут бесследно нейтрализуется. Два года назад в Ираке один мой сослуживец едва не угодил под «Хотрейн». Тогда американцы распыляли его в окрестностях Тикрита, выкуривая мятежного шаха Хафиза из его логова.
 – Не помню, чтобы об этом говорилось в новостях, – заметил я, вдыхая полной грудью первые глотки прохладного воздуха и созерцая открывшуюся с опушки Рыжего Леса панораму. Отсюда до юго-западной окраины Припяти оставалось не более трех километров. Чуть левее, за редким березняком, находились корпуса радиозавода «Юпитер», за ними виднелся неровный ряд плоских крыш городских многоэтажек, а прямо у нас на пути торчала каланча пожарной части. Ее главное здание и гаражи также просматривались сквозь лесок, и как только мы до них доберемся, то можно считать, что достигли Припяти.
 Сильный удар, лязг и гул раздались у нас за спиной столь внезапно, что я от неожиданности аж присел, а майор вскинул винтовку и нацелил ее на оставшуюся позади радарную станцию. Раскатистое эхо прокатилось и стало затухать над опустевшими от мутантов землями. Лишь гул, напротив, с каждой секундой все нарастал. Что-то огромное, рассекая небеса, стремительно летело над Рыжим Лесом в нашем направлении. И это нечто было покрупнее ракеты «Хотрейна».
 Значительно крупнее…

 

---


Глава 10                
 
Не сговариваясь, мы с Кальтером припустили через поле прочь от опушки, чтобы стена сосен не загораживала от нас торчащую над ними вершину холма. Такой гром и скрежет могла издать лишь разрушающаяся железная конструкция огромных размеров, и я почти не сомневался, что вот-вот увижу, как падают знаменитые на всю Зону антенны радарной станции… Но что это за махина несется по воздуху? Неужто падающий самолет с заглохшими двигателями, который и зацепил брюхом антенные верхушки?
 – Ложись! – скомандовал майор. Он бросился бежать чуть раньше меня, так же раньше обернулся и потому первым выявил источник стремительно приближающегося шума.
 Давно уяснив, что приказы Тимофеича лучше не обсуждать, я без вопросов плюхнулся на траву вслед за компаньоном. А в следующий миг над нами пронеслась большая тень. Только это оказался не самолет и не вырванное из земли дерево, полетом которого меня уже нельзя было удивить. Стальной обломок, похожий на опору высоковольтной ЛЭП, грохнулся на поле в сотне метров впереди нас, взрыл дерн и разлетелся от удара на несколько фрагментов. Самый крупный из них кувыркнулся в воздухе и, вонзившись в землю под углом, стал напоминать издали покосившийся могильный крест. И на этом кресте, кажется, был кто-то распят, причем вверх ногами. Но явно не мутант – разодранный и залитый кровью комбинезон на прикованной к обломку жертве выдавал в ней сталкера.
 Больше ничего на наши головы не низверглось, и мы, поднявшись на ноги, пробежали еще немного, пока наконец отчетливо не увидели вершину холма и все, что на ней происходило.
 Нет, антенный комплекс вовсе не развалился, в чем только что хотело убедить меня мое разыгравшееся воображение. Обрушившийся на него удар снес лишь половину крайней башни – той самой, на которой сидел вражеский «творец погоды», а верхушки двух соседних антенн…
 Невероятно! Нет, мне не почудилось: они действительно были перекручены между собой, как витая двужильная проволока! И более того – продолжали скручиваться с душераздирающим скрежетом! Отчетливо слышалось, как на деформируемых конструкциях лопаются перемычки, а сами они сплетаются все туже и туже, становясь практически единым целым – этакой уменьшенной модернистской копией Вавилонской башни.
 Вершина разорванной пополам антенны валялась сейчас поблизости от нас вместе с пристегнутым к ней стрелком. Его страховочный пояс выдержал каскад исполненных верхолазом не по своей воле трюков. Чего нельзя было сказать о нем самом. Целые кости в его изувеченном теле можно было, наверное, пересчитать по пальцам. Если, конечно, сначала вы не поленитесь отыскать эти кости в кровавом месиве, которое сейчас представляло собой вражеское тело. Оно не распадалось на части лишь благодаря прочному сталкерскому обмундированию, удерживавшему его, как пирожок начинку. Кровь лилась из всех имеющихся в комбинезоне летуна прорех, а его болтавшаяся на свернутой шее голова напоминала полураздавленный арбуз – сплющенный, лопнувший, с торчащей из трещин мякотью, но пока не рассыпавшийся на куски.

Однако, несмотря на истерзанный вид мертвеца, можно было опознать, что перед нами – боец полковника Черепанова. Кто именно, неизвестно. Но шеврон «Буяна» на рукаве вражеского комбинезона не давал усомниться в том, что на станции засели все-таки не монолитовцы, а раскольники. А в целом и покойник, и прилетевший с ним по воздуху обломок антенны, и воцарившийся на холме хаос служили визитной карточкой другого нашего врага, с которым мы лоб в лоб еще не сталкивались.
 – Скульптор! – стиснув кулаки, проговорил я. – Да что это за тварь такая? Неужто ему сейчас работы мало, раз он решил за Черепа взяться?
 Земля под ногами дрогнула, а за холмом вздыбилась к небесам гигантская стена пыли, протянувшаяся с запада на восток почти на полкилометра. Можно было подумать, что тот участок леса подвергся обстрелу из ракетно-залпового орудия или бомбардировке с воздуха. Вместе с пылью ввысь взметнулись каменные глыбы, вырванные с корнем сосны и множество мертвых тел. Я вперился в бинокль: нет, человеческих среди них вроде не заметно, хотя поди разберись в такой мешанине. Скульптор шествовал по Зоне, выкашивая все живое направо и налево, и теперь этот монстр возвращался на север. Туда же, куда направлялись мы. Худшего попутчика сыскать было нельзя.
 Раскольники, коих я так надеялся узреть воспарившими в поднебесье, были пока живы-здоровы и попирали ногами земную твердь, что, разумеется, не доставило мне радости. Разве только я мог утешиться, злорадно глядя, как выжившие головорезы Черепа спасаются бегством, улепетывая в панике по склону холма в Рыжий Лес. Несмотря на понесенные потери, «буянов» все еще было довольно много. «Двадцать три плюс-минус двое», – успел сосчитать зоркий Кальтер, когда эта бегущая шайка промелькнула в поле нашего зрения. Определить, жив ли ее вожак, Тимофеичу не удалось. Но я предполагал, что раз наши преследователи до сей поры не повернули вспять, значит, Борис все еще стоит во главе своего войска. В противном случае я сомневаюсь, чтобы у раскольников хватило энтузиазма гоняться за нами по этим проклятым землям. Вряд ли пришедший на смену Черепу новый лидер стал бы жертвовать бойцами ради глупой мести за своего предшественника и его алчного братца. По крайней мере, других таких маньяков, как полковник Черепанов, я в «Буяне» не знал.
 – Не уверен, что раскольники задержатся в лесу, – сказал майор, пронаблюдав, как враги чуть ли не кубарем скатываются с холма и исчезают среди сосен. – Нам тоже будет нелишне поторопиться. Надо до темноты найти себе в Припяти укромный уголок, где можно затаиться и пересидеть до завтрашнего вечера. Или, на худой конец, хотя бы ближайшую ночь. Двинули!..
 Между Рыжим Лесом и росшим на южной окраине города редким березняком раскинулось широкое поле, вытоптанное прошедшей здесь недавно волной мутантов. Раньше, когда мне доводилось пересекать его, высокая, почти в рост человека, трава позволяла двигаться пусть медленно, зато почти незаметно. Теперь же мы были отовсюду видны, как на ладони. Единственной нашей защитой оставались кочки, ямки да редкие клочки непримятой травы, за которыми можно было в случае чего спрятаться. Правда, при условии, что мы первые заметим врага. Но если глазастее окажется он, прятки нас не спасут и придется принимать бой в открытом поле. Что ни мне, ни Кальтеру не сулило никаких перспектив.
 Не останавливаясь, я включил ПДА и перво-наперво проверил связь с Баром. Она отсутствовала, что, в принципе, было нормально – такое в центре Зоны случалось и раньше. Затем я открыл карту и изучил все нанесенные на нее предупредительные метки. Ими я и прочие ходившие в Припять долговцы регулярно фиксировали как аномалии, так и места, где могла таиться потенциальная угроза. Через полкилометра мы должны были наткнуться на «пепельницу» – примерно ар рыхлой серой почвы, ступив на которую человек начинал необратимо высыхать до состояния сигаретного пепла, причем не весь сразу, а постепенно, начиная с ног и выше. Лично мне такую кошмарную смерть наблюдать не приходилось, но судя по рассказам – мерзкое зрелище. Самая жуть состояла в том, что жертва «пепельницы» абсолютно не чувствовала боли, и до тех пор, пока у сохнущего заживо человека работало сердце, он наблюдал собственную смерть, находясь в полном сознании. Короче говоря, не приведи вам Господь сунуться в эту гуманно убивающую аномалию. По мне, так уж лучше вытерпеть перед смертью сильную, но кратковременную боль, нежели перед этим пару часов сходить с ума, наблюдая, как твое тело безболезненно превращается в прах и развеивается по ветру.
 – Повидал я в Зоне владеющих телекинезом мутантов, но ни один из них не был способен на подобные выкрутасы, – заметил я, все еще пытаясь смириться с увиденным. Скульптор на холме угомонился, но у меня до сих пор стояли перед глазами сплетенные в косичку высоченные антенны, а в ушах слышался стон и скрежет гнущегося металла. – Даже целой колонии бюреров такое не под силу, а эта тварь мало того что невидима, так еще может танк на околоземную орбиту зашвырнуть! И где нам от нее спрятаться? А ведь по городу еще вдобавок сверкающий демон разгуливает!.. Интересно, а гранаты или разрывные пули Скульптора возьмут? Согласись, Тимофеич, раз при такой силище монстр вовсю использует камуфляж, значит, у него наверняка есть ахиллесова пята.
 – Возможно, – не стал спорить Кальтер. Я подумал было, что он не расположен к разговору, но майор нашел затронутую мной тему актуальной и не отказался обсудить ее. – Не знаю, какое слабое место Скульптора ты имеешь в виду, но будь уверен: эту брешь мы точно не обнаружим. Однако кое-какая прореха в защите у этой твари существует. Но не на теле, а здесь.
 Компаньон постучал себя пальцем по виску.
 – А голова – не тело, что ли? – недопонял я.
 – Разум, Мракобес! – просветил меня Кальтер. – Скульптор, как ты, наверное, заметил, не лишен иронии, причем весьма своеобразной. А ее наличие свидетельствует о явной разумности этого существа.
 – Ну ты и сказанул! – усмехнулся я. – Да где ж это видано, чтобы разум был у хищника ахиллесовой пятой!
 – Видел когда-нибудь, как кошка выкладывает в рядок на постели хозяина задушенных ею мышек? – спросил Куприянов.
 Я недоуменно изогнул бровь: мол, а это здесь при чем?
 – А слышал, чтобы подобное чувство юмора было замечено, к примеру, у крокодила? – вновь полюбопытствовал майор. И, не дожидаясь ответа, продолжил: – То-то и оно, что нет. Крокодил туп и из века в век использует одну-единственную тактику охоты. Кошка же хитра, изобретательна, обладает исключительными чутьем и терпением. Поэтому она заслуженно считается умнейшим хищником планеты. Но у нее есть свои слабые стороны. Она чересчур осторожна и может спасовать в тех условиях, в каких тот же крокодил никогда не спасует. Все дело в кошачьем разуме, ибо у кого он развит, у того развит и инстинкт самосохранения. А он отнюдь не всегда является благом. Иногда, чтобы выжить, приходится идти на смертельный риск. Иными словами, поступать решительно, но неразумно…
 – Что-то не врублюсь, куда ты клонишь, – признался я.
 – Сейчас врубишься, – пообещал компаньон. – Боязнь необычной жертвы – вот чем страдают почти все высокоразвитые хищники. Когда во время охоты им порой попадается жертва, которая ведет себя неадекватно, охотника начинают одолевать сомнения, не больна ли она какой заразной болезнью? Поэтому большинство хищников предпочитают таких жертв не трогать – мало ли чем это может обернуться? Дабы не быть голословным, расскажу тебе о случае, что приключился с моей бабкой. Жили они с дедом в Хабаровском крае, в маленьком поселке у реки Амгунь. И вот однажды пошла бабка в тайгу за жимолостью. Собирает, значит, она ягоду и вдруг замечает неподалеку от себя притаившегося в кустах тигра. Матерый амурский амба, под три центнера весом и клыки что мой кинжал. Ты, небось, такую кошку лишь в цирке да зоопарке и видел. А тут нет никаких решеток – вот он, зверюга, сидит в пяти шагах от тебя, затаился и хвостом себя по ребрам охаживает. Что у него на уме? Один Бог ведает. В округе фактов нападения тигра на человека с голодных военных лет не припомнят, но где гарантия, что так и дальше будет продолжаться? Может, бабка просто-напросто спящего амбу потревожила, и он спросонок ошалел, может, был ранен и потому зол, а может, полосатый отморозок и впрямь решил на человека поохотиться, мало ли? Только бабуле тогда совершенно не до разгадывания тигриных намерений было…
 – Уж надо думать! – невольно вырвалось у меня.
 – Выронила она от страха ведро, а ноги с места не сойдут – онемели. – Кальтер пропустил мою реплику мимо ушей. – Бабка и рада бы убежать, да не может, а лишь стоит, будто парализованная, в тигриные глазищи смотрит и понимает, что конец ей пришел, причем тогда, когда она его совсем не ожидала. А амба уже переднюю лапу поджал – еще секунда-другая, и прыгнет…
 Тимофеич закашлялся, после чего снял с пояса фляжку и отхлебнул из нее. Было заметно, что он не привык много говорить, но уж коли мы прямо на ходу взялись обсуждать животрепещущий вопрос, значит, майор чувствовал себя обязанным довести свою краткую лекцию до конца.
 – Бабка так и не поняла, что за шлея попала ей в тот момент под хвост, – продолжил майор, промочив першившее горло. – Не завопила, не стала звать на помощь, а вдохнула поглубже, руки развела да ка-а-ак грянет на всю округу: «Эй, мороз, мороз! Не морозь меня!..» Ну и так далее. А голосище у бабули был дай Бог каждому – не зря солисткой в церковном хоре всю жизнь пропела. И откуда, как она потом удивлялась, силы на пение тогда взялись? Однако была уверена, что если бы заблажила или побежала, тигр непременно бы на нее кинулся. Но он настолько ошалел от бабкиного фортеля, что, с ее слов, аж на задницу от неожиданности плюхнулся. Потом, правда, зарычал, но не напал, а попятился, будто хлыстом по носу получил и – деру, только кусты затрещали. Ну а бабка… – Кальтер не сдержал скупую ухмылку. – Она так в раж вошла, что пока песню до конца не допела, не угомонилась. С тех пор в том краю, наверное, не то что тигры повывелись, но и жимолость вся завяла. Такие вот дела… В общем, надеюсь, ты врубился, зачем я тебе все это рассказал, да?

– Отчего ж не врубился? Все вполне доходчиво, – ответил я. – Кроме одного нюанса. С чего ты взял, что подобный фокус сработает с долбаным Скульптором? Он ведь не тигр и даже не мутант, а хрен поймешь кто такой, пускай при этом разумен и обожает шутки шутить.
 – Разве я сказал, что при встрече со Скульптором ты отделаешься от него при помощи какой-нибудь экстравагантной выходки? – полюбопытствовал в ответ компаньон. Я лишь пожал плечами. – Наоборот, я почти убежден, что подобные выкрутасы не окажут на эту тварь никакого эффекта. Но давай поставим себя на место всех ее прежних жертв и задумаемся над тем, чего обычно она от них ждет.
 – Паническое бегство?
 – Бегство, страх, крики… Возможно, контратака, если мутант впал в смертельное отчаянье. Нормальная реакция слабой жертвы при столкновении с более сильным хищником. Но вот чего Скульптор от нее точно не ждет, так это песен. Или акробатических номеров. Или… Да неважно, чего именно, главное, чтобы он испытал удивление. А уж как он поступит после, зависит от того, насколько сильным оно будет и на какие выводы натолкнет. Впрочем, в случае со Скульптором надо учитывать один фактор, который сводит на нет все преимущества такой тактики спасения. Наш мастер телекинеза охотится не ради пропитания, поэтому явно не испугается подцепить от неправильной жертвы какую-нибудь заразу.
 – Короче говоря, подивится, поаплодирует, а в итоге все равно размажет о землю, как любую из сотен предыдущих жертв, – мрачно резюмировал я. – И зачем, спрашивается, перед ним распинаться, раз конец так и так известен?.. Однако теория твоя, Тимофеич, все равно любопытная. Смотрел я до армии один фильм, «Кинг-Конг» называется. Это он мне после истории про твою бабку вспомнился. Там ведь тоже гигантская горилла наверняка откусила бы блондинке голову, не сообрази девка вовремя, что ей надо не орать, как дуре, а цирк перед чудовищем разыграть… Один момент! – Я непонимающе уставился на экран ПДА. – Позвольте, а куда делась «пепельница»?
 – О чем ты?
 – Раньше здесь посреди поля всегда торчала гигантская аномалия, – уточнил я. – Разведчики, с которыми мы потеряли связь два дня назад, успели доложить, что миновали «пепельницу» и приближаются к Рыжему Лесу. А сегодня детектор помалкивает, будто воды в пищалку набрал… Или, может, он и впрямь черпанул водички в том болоте и теперь глючит?..
 Я осмотрел ПДА со всех сторон, но не отыскал на его влагонепроницаемом корпусе ни трещин, ни иных видимых дефектов. Кальтер тем временем в очередной раз огляделся по сторонам и обнаружил нечто гораздо более любопытное.
 – Там какая-то здоровая яма, – известил он меня, ткнув стволом винтовки туда, где прежде находилась «пепельница». – Ты не ее случайно ищешь?
 Я прекратил карябать ногтем стыки на корпусе детектора в надежде выявить протечку и уставился в указанном направлении. После чего, не веря своим глазам, подошел поближе, чтобы рассмотреть найденную компаньоном яму. Будучи почти идеально круглой, она уходила в глубину на добрый десяток метров. Вся поверхность этого рва была оплавлена и блестела как антрацит, а сам он походил бы на воронку от миниатюрного ядерного взрыва, кабы не отсутствие вокруг него вала выброшенной из эпицентра земли. Все это и близко не напоминало прежнюю «пепельницу» – покрытую рыхлой серой субстанцией проплешину, почти не выделяющуюся на фоне здешнего ландшафта.
 – Черт-те что творится! – пробормотал я после того, как брошенный в яму болт отскочил от ее остекленевшего склона и, подпрыгивая, скатился на дно, не вызвав в перерожденной аномалии никаких возмущений. Да и на перерождение это тоже мало походило. Скорее некая сила взяла и попросту вырвала из земли «пепельницу», как хирург вырезает у пациента бородавку. Тем более что с одним обладателем подобной силы мы были уже знакомы.
 – Это работа определено не Скульптора, если ты вдруг решил его подозревать, – выразил Кальтер несогласие с моими мыслями так, словно умудрился их прочесть. – Мы шли по тем землям, где он проходил до нас, и не видели, чтобы этот шутник уничтожал за собой аномалии. Могу предположить, что ими занимается Искатель – тот, кто по совместительству служит еще и загонщиком у Скульптора.
 – Хочешь сказать, у них разделение труда? – хмыкнул я.
 – Может, и так, – ответил майор. – Один перемалывает на фарш мутантов, второй пожирает аномалии, а третий – Буревестник – подчищает дерьмо за ними обоими. Однако не уверен, что это разделение слишком строгое. Столкнись мы, не приведи Господь, с Искателем, вряд ли он откажет себе в удовольствии поджарить нам пятки.
 – Кто бы спорил, – согласился я и добавил: – И чем только думала твоя Вера, когда назначала нам свидание в Припяти на неделе Великого Очищения? Почему, например, не солнечным деньком у Небесного Паука – там, где вами каждая кочка вдоль и поперек изучена?
 – Могу поспорить: это наверняка неспроста, – твердо заявил Тимофеич. – Нельзя взять и наобум перепрыгнуть из будущего в прошлое. А особенно в такое опасное прошлое, как Дикая Зона. И раз Вера назвала мне именно эти координаты, значит, какие бы страсти ни бушевали сегодня в Припяти, в урочный день и час для таймбота Верданди там будет самое безопасное место. Не нам, отсталым людям, спорить с наукой будущего, Мракобес.
 – Для таймбота, может, и безопасно, а вот для нас – еще как посмотреть. Ученые, Тимофеич, тоже могут ошибаться. Даже в далеком будущем. Так что на месте Веры я не стал бы целиком и полностью полагаться на их расчеты. – Я поморщился и, бросив последний взгляд на шрам, оставшийся в земле после исчезновения «пепельницы», двинул дальше.
 Раскольники возникли на опушке Рыжего Леса, когда мы находились примерно на полпути между ямой и березняком. Начатое в панике, теперь отступление банды Черепа протекало более или менее организованно. Разбившись на группы, она двигалась за нами тремя параллельными колоннами – примерно как утром, когда мы покинули Бар и отправились на север. Сейчас нас разделяло около километра открытого пространства, и хоть мы постоянно оглядывались назад, преследователи заметили меня и Кальтера первыми. О чем тут же известили, взявшись стрелять по нам одиночными выстрелами.
 Мы были вынуждены пригнуться и начать петлять. Несмотря на приличную дистанцию и то, что улепетывающим от Скульптора врагам приходилось вести огонь на ходу, кому-нибудь из них все равно могло повезти сделать меткий выстрел. Кальтеру, да и мне тоже, страсть как хотелось остановиться, чтобы хорошенько прицелиться и тоже выпустить по «буянам» несколько пуль. Но любая, даже кратковременная задержка превратила бы нас в статичные мишени для двадцати с лишним стрелков, поэтому момент для вымещения ответной злобы был не самый подходящий.
 Предположения компаньона насчет гастрономических пристрастий Искателя, кажется, подтвердились. Отмеченная на карте нашими пропавшими без вести разведчиками еще одна редкая аномалия – «Ледяной Гейзер» – также отсутствовала. Вместо бьющего из-под земли приблизительно трижды в час фонтана ледяного пара, который мы непременно должны были увидеть, остался лишь пятачок окаменелой растрескавшейся почвы, в центре коего зияла узкая скважина. Раньше оттуда между извержениями, помнится, всегда струилась туманная дымка, а теперь от нее не осталось и следа. Такое впечатление, будто Искатель взял и высосал до капли тот подземный источник, что питал «Ледяной Гейзер», оставив в земле отметину, похожую на шрам от выдавленного чирья.
 Пули с противным посвистом стегали над нами воздух, но, судя по их разбросу, главной задачей «буянов» сейчас являлось скорейшее отступление, а не стремление не дать нам добраться до Припяти. Раскольники палили на бегу, явно не сомневаясь, что Скульптор все еще их преследует. На чем, хотелось бы знать, основывалась их уверенность? Неужто они слышали его шаги или видели то, чего пока не видели мы?
 Огонь по нам прекратился, как только мы вбежали в березняк. Последние пули срезали у нас над головами листву и отстучали по стволам деревьев, после чего окружающий мир вновь погрузился в безмолвие. Прямо по курсу у нас маячили корпуса радиозавода «Юпитер», и я уже начал высматривать, где расположена та брешь в бетонном заборе, через которую в позапрошлом рейде мы с товарищами проникали на заводскую территорию, как вдруг путь нам преградило серьезное препятствие. Причем такое, какое было нереально преодолеть с наскока.
 Внушительный – порядка десяти метров в глубину и в три раза большей ширины – дугообразный ров отрезал нас от Припяти. Он тянулся со стороны Новошепеличей, пролегал вдоль завода, гаража пожарной части и, изгибаясь, уходил к двухэтажному зданию «фабрики-кухни», расположенной в начале южной окраинной улицы Леси Украинки. Самое примечательное в этой траншее было не то, что она появилась здесь накануне (позавчера наши разведчики, покидая Припять, ничего такого не обнаружили), а способ, которым ее прокопали. Или, вернее, продавили, поскольку копкой тут и не пахло. Больше всего ров напоминал след, оставленный в земле титаническим колесом, проехавшим по окраине мертвого города. Вывернутые с корнями и переломанные как спички деревья свисали с крутых склонов и лежали на дне траншеи вперемешку со множеством тел мутантов. Последние пребывали в таком виде, что опознать, кому принадлежат те или иные останки, было крайне сложно. Очевидно, неведомый нам молох прошелся по ним не раз и не два, а ловушка эта возникла накануне исхода из Припяти волны монстров.
 – Час от часу не легче! – Я в сердцах сплюнул и с опаской приблизился к зыбкому краю, чтобы определить, возможно ли обойти треклятую канаву, как, согласно общеизвестной песенке, поступают в таких случаях все нормальные герои.
 Выяснилось, что героический путь отнюдь не близок и может растянуться для нас еще не на один километр. Начало и конец у траншеи, бесспорно, имелись, но находились они вне пределов нашей видимости. А вот до переброшенной поперек провала длинной и толстой железной трубы было совсем недалеко. Судя по приваренным к ней ступенькам-скобам, обрывкам крепежных растяжек и похожим на ракетное оперение косынкам-усилителям, когда-то эта труба коптила небо в маленькой котельной, а теперь удачно рухнула через ров, позволяя перебраться на другой берег и людям, и мутантам. За исключением, пожалуй, псевдогигантов – для них переправа могла оказаться слишком хлипкой.Все было бы прекрасно, кабы не одно «но». Заводская котельная располагалась не в этой части «Юпитера», территорию которого я и прочие ходоки в Припять успели неплохо изучить. Там, где сейчас за разрушенным забором лежало основание трубы, раньше находилась трансформаторная будка – а ныне груда кирпичей и металла, – но никак не котельная. Поэтому даже не бывавшему тут Кальтеру вмиг стало понятно: этот мостик возник над траншеей отнюдь не по милости Фортуны. А значит, пользоваться им мы могли лишь на свой страх и риск.
 – Рискнем, – сказал Кальтер после того, как брошенный мной в трубу болт доказал, что она – не аномалия и не мираж. – Но не здесь, а чуть подальше. Видишь вон то дерево?
 Он указал налево – туда, где с нашего склона сорвалась в ров старая, корявая и раздвоенная посередине береза, прямо-таки карикатурная противоположность тем стройным белостволым красавицам, какие воспеваются в народных песнях. Подрезанный «траншеекопателем» корень дерева сполз на дно откоса, но вершина осталась лежать на кромке противоположного берега. И раз уж мы категорически отказались пользоваться подозрительной переправой, значит, иной альтернативы быстро перебраться через траншею, кроме как с помощью этой березы, у нас не было. К тому же она, в отличие от трубы, выглядела совершенно на своем месте и не вызывала вопросов, откуда она там взялась.
 – По одному! – приказал майор, когда мы добежали до упавшей березы, находящейся всего в полусотне шагов от отвергнутого нами моста. – Я – первый. И пока не выберусь на тот берег, в канаву не суйся.
 После чего свесил ноги с обрыва, оттолкнулся и решительно съехал на спине по глинистому откосу. Затем, не мешкая, вскочил на поваленный древесный ствол и, несмотря на увечье, покарабкался по нему вверх с обезьяньей ловкостью. Можно было только догадываться, каким проворством обладал Кальтер, пока не заработал инвалидность, если даже сегодня он лазал по деревьям шустрее, чем я.
 – Однорукий ниндзя, мать твою! – буркнул я под нос, глядя на выбирающегося из траншеи компаньона. Но едва собрался двинуть по его стопам, как засек краем глаза какое-то движение неподалеку.
 Не став высматривать, что мельтешит промеж деревьев, я плюхнулся на живот и притаился за вывернутыми из земли корнями накренившейся березы, росшей некогда по соседству с той, что лежала на дне провала. И только потом осмелился приподнять голову и осмотреться.
 Ничего удивительного не произошло. Маячившие у нас в кильватере раскольники достигли леса, разве что случилось это чуть раньше, чем мы ожидали. Похоже, последние несколько минут Череп и его бойцы неслись по полю как угорелые, за счет чего и отыграли у нас время. Такие же взбалмошные, они ворвались в березняк, и если бы не разверзшаяся пред ними траншея, наверняка вражья свора, не снижая скорости, умчалась бы в Припять. Но наткнувшись на преграду, преследователи были вынуждены остановиться, чем заодно спутали карты и нам.
 Я обеспокоенно глянул на Кальтера, но тот уже достиг кромки обрыва, соскочил с дерева и затаился в его распластавшейся по берегу кроне. Или, может, нашел себе укрытие понадежнее – определить, где именно он схоронился, было невозможно. А вот он меня сейчас наверняка видел – почему-то я в этом нисколько не сомневался.
 Ну да бог с ним, с Кальтером. Главное, что когда разгоряченные пробежкой раскольники столпились на краю рва и взялись озираться по сторонам, они не раскрыли мое ненадежное убежище.

  Читать  дальше  ...   

---

Источник :  https://knizhnik.org/roman-glushkov/svinczovyj-zakat/1

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

Яндекс.Метрика 

---

Фотоистория в папках № 1

003 Шахматы

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

011 ПОХОДЫ

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

О книге

На празднике

Поэт  Зайцев

Планета Земля...

Из НОВОСТЕЙ 

Семашхо

***

***

Просмотров: 148 | Добавил: iwanserencky | Теги: Мракобес, Майор военной разведки, слово, приключения, Буревестник, проза, фентези, текст, Верданди Самойлова, Майор Константин Куприянов, литература, Роман Глушков, Зона, боевик, фантастика, Искатель, Кальтер, Свинцовый закат, СТАЛКЕР, из интернета, скульптор | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: